Глава 186.1. Окружение и истребление

Сказать по правде, с момента, как замаскированный под дилера человек привел сюда Шао Сюаня и до того, как все четверо были убиты, прошло не так уж много времени.

Шао Сюань связал четыре трупа соломенными веревками. В данный момент вокруг никого не было, но, возможно, кто-то мог слышать шум битвы. У этих четверых должны были быть и другие спутники, поэтому Шао Сюань не собирался оставаться тут надолго.

Пока он связывал тела, Чаче рядом с ним не оставалось ничего другого, кроме как, вертеть головой по сторонам и то и дело бросать взгляды на кустарники. Затем он оглянулся и увидел неподалеку травмированную и странно извивающуюся на земле пчелу.

Это была особая прирученная разбойниками пчела, охотящаяся за сокровищами. Когда ее хозяин был убит Шао Сюанем, пчела также пострадала от ударной волны и упала на землю, временно лишенная возможности взлететь. Вне зависимости от того, насколько сильно она махала крыльями, ей удавалось лишь вертеться кругом по земле, издавая жужжание.

Чача несколько секунд рассматривал пчелу, а затем клюнул, мгновенно ее глотая.

— Пошли, Чача. Для начала давай найдем место, где можно избавиться от тел, — сказал Шао Сюань, запрыгивая ему на спину.

Чача взмахнул крыльями и взлетел, его большие когти схватили четверку связанных тел. И хотя поклажа была довольно тяжелой, для Чачи это не представляло проблемы, ведь перелет намечался недолгий.

Прежде чем покинуть это место, Шао Сюань обернулся и пристально вгляделся в заросли кустарника.

Он знал, что там позади кто-то есть. Молодой человек, которого он видел в пещере, тоже был там. Именно поэтому он использовал эти жестокие и безжалостные приемы, чтобы быстро расправиться с четверкой врагов.

Именно так дядя Май и другие охотились на свирепых зверей. Например, дядя Май однажды ударил кулаком четырехзубого кабана прямиком в лоб.

Зачастую племя Пылающих Рогов прибегало к такому приему, чтобы сберечь численность и власть. Поэтому чтобы напугать других, Шао Сюаню, несомненно, нужно было использовать манеру, наиболее похожую на поведение племени Пылающих Горнов. Кроме того, для достижения максимального эффекта он даже не пользовался каменным ножом, только кулаком. Разве это не могло не произвести впечатления на находившихся там людей?

После того как Шао Сюань и Чача ушли, Ку Се и другие вышли из-за кустов и подошли к месту битвы, чтобы рассмотреть все поближе.

— Чрезвычайно могущественная сила.

Произошедшее можно считать дикарством и высокомерием, но это поведение все равно не похоже на поведение племен, с которыми Ку Се был знаком.

Некоторые из этих племен также поражали своих противников исключительно силой, но им не удавалось сделать это вот так. Кроме того, этот человек был слишком молод.

Шао Сюань и Чача прибыли с четырьмя телами в лес, не принадлежащий ни племени Ман, ни племени Восьми Конечностей, и бросили свой груз там. В окрестностях виднелось множество следов диких зверей, и пройдет совсем немного времени, прежде чем тела полностью «исчезнут».

Вещи разбойников, среди которых были нефриты и высококачественные шкуры животных, достались Шао Сюаню. Очистив кровавые следы с тела и, сложив добычу в кожаную сумку, Шао Сюань поработал над собой, чтобы рассеять жажду крови и смягчить негативные эмоции, по обыкновению, как он очищал меч после возвращения с охоты в племя.

Через некоторое время, когда Шао Сюань снова открыл глаза, он выглядел так же, как и раньше, словно горячий неопытный юноша. Никто не смог бы сказать, что он недавно убил четверых человек.

Похлопав Чачу по голове, Шао Сюань сказал:

— Пошли. Давай вернемся.

Ю и несколько человек из племени Пу ходили по рынку и обменивались вещами, которые прихватили для этой цели. Когда они уже почти закончили прогулку, то увидели, что к ним подходит Шао Сюань.

Осмотрев его сверху донизу, и не обнаружив следов побоев, они облегченно вздохнули.

— Как все прошло?

Шао Сюань достал нефрит размером с яйцо и подбросил его в воздух:

— Готово.

— Эй, дай мне посмотреть. Насколько нефрит племени Ман лучше, чем водяной лунный камень племени Драмминг? — спросил Ю.

Шао Сюань прошел мимо нефрита, что был лишь одним из тех, которые он снял с тел убитых разбойников. Внутри нефрита было очень мало энергии, но он выглядел довольно успокаивающим.

По истечении определенного времени Шао Сюань последовал за остальными обратно в пещеру, а другая группа людей по очереди вышла на улицу. Эти люди не были знакомы с Шао Сюанем, поэтому Ку Се не получил о нем никакой полезной информации, когда попытался что-либо разведать.

Через два дня люди из отряда путешественников начали готовиться к отъезду. Наступил последний день, когда они могли свободно появляться на этом рынке, поэтому им пришлось поторопиться с обменом. После того как они покинут этот рынок, они, вероятнее всего, не придут сюда аж до следующего года.

Шао Сюань пришел в винную лавку старика и выменял немного бамбукового вина. Он попробовал напиток на вкус. Градус крепости в нем был невысок, но букет оказался тонким и освежающим, а кроме того, вино обладало целебными свойствами. Поскольку оно было налито в емкость из бамбукового ствола, то еще и распространяло аромат бамбука. Тем не менее вино не могло сравниться с соком некоторых растений на зеленой земле по другую сторону реки.

Попивая напиток, юноша обменивался со стариком идеями. В прошлой жизни Шао Сюань самостоятельно делал вино из росшего во дворе винограда, поэтому он поделился с собеседником своим опытом.

Старик принадлежал к племени Ман, поэтому также носил нефрит. Но размер и структура камня были не такими изысканными и большими, как у нефрита Ку Се, и это говорило о том, что старик в иерархии племени Ман находится невысоко. Однако на рынке эти гнусные люди не осмеливались его преследовать.

Владелец лавки поначалу держался надменно, но обсуждая с Шао Сюанем виноделие, стал очень дружелюбным. Этот человек посвятил всю свою жизнь изготовлению вина. Он увлеченно рассказывал о своем любимом деле, поэтому не проявлял былого высокомерия, и попросив Шао Сюаня сидеть, где сидел, он достал еще несколько зерновых вин гостю на пробу.

Общаясь со стариком, Шао Сюань также выяснил особенности применения гончарных инструментов при изготовлении вина. Если бы фактура почвы племени Пылающих Горнов подходила для гончарного дела, им не пришлось бы до сих пор пользоваться утварью из камня.

Пока они разговаривали, перед прилавком хижины возник еще один человек.

— Эй, ты!

Настроение старика омрачилось из-за того, что его прервали тогда, как он с удовольствием разговаривал с юношей. Винодел собрался было выругаться на нового гостя, но поднял взгляд и увидел нефрит стоящего перед ним человека. Он проглотил едва не вырвавшуюся брань и тот час же растянул губы в улыбке.

Но человек перед прилавком проигнорировал старика и сказал Шао Сюаню:

— Эй ты, иди сюда. Я хочу перекинуться с тобой парой слов.

Юноша не обратил на него никакого внимания и продолжил пить вино, оставшееся в бамбуковой трубе.

Увидев реакцию Шао Сюаня, Ку Се вначале вознамерился проклясть его кое-какими словами. Но поразмыслив, он все же подошел и посмотрел в сторону. Заметив старика, он взмахнул рукой.

Хозяин лавки, все еще широко улыбаясь, отступил, стараясь держаться от них подальше.

После того как он скрылся, Ку Се понизил голос и проговорил, обращаясь к Шао Сюаню:

— Вы хотели бы прикончить товарищей тех разбойников, которые пытались вас ограбить?

Некоторое время поразмыслив, Шао Сюань поднялся с земли:

— Куда идти?

Грабители не слишком интересовали юношу. Гораздо интереснее было посмотреть, как племя Ман будет иметь с ними дело. Насколько сильны люди из этого племени? Передав Ю и остальным свой разговор, Шао Сюань направился вместе с Ку Се к горе, находящейся довольно далеко от рынка.