Глава 1036. Враждебность

Это был мир Бога Девяти Морей — одно из трёх великих даосских сообществ Девятой Горы и Моря. Оно просуществовало десятки тысяч лет, уходя своими корнями вглубь веков. Похоже, оно существовало столько же, сколько и Девять Гор и Морей. После продолжительных занятий культивацией те, кто покидал это место и отправлялся во внешний мир, переживали невероятный рост культивации. На всей Девятой Горе и Море существовала всего одна достаточно могущественная секта, которая не только позволяла своим практикам заниматься культивацией в самом Девятом Море, но и опустила всю секту на морское дно… и звалась она мир Бога Девяти Морей! Из-за такого необычного способа тренировки своих практиков это сообщество вполне заслуженно называлась миром бога. Особенно с учётом находящейся здесь силы Неба и Земли. Во всём Девятом Море именно это место было главным её сосредоточием. Вдобавок чем глубже погружался человек, тем плотнее становилась эта энергия.

Разум Мэн Хао дрогнул. Он посетил немало сект, но ни одна из них не произвела на него такого глубокого впечатления, как мир Бога Девяти Морей. Окинув взглядом раскинувшийся перед ним массив суши, похожий на настоящий континент, он увидел не только практиков, но и других причудливых существ. Несмотря на поразительное сходство с людьми, это явно были какие-то другие формы жизни. Жизненная сила каждого этого существа напоминал встреченных им морских тварей. Глаза Мэн Хао понимающе блеснули, это были уникальные демонические практики Девятого Моря. Они не являлись настоящими старшими демонами. Свой нынешний облик они получили в результате трансмутации в ходе их культивации.

Другим невероятным наблюдением Мэн Хао стало расположение мира Бога Девяти Морей. Он парил над дном моря, разделённый с ним массой непроглядной черноты. По мере спуска в эту черноту усиливалось не только давление, но и концентрация энергии Неба и Земли. Можно сказать… что давление Девятого Моря делало это место для практиков настоящей землёй обетованной.

— Мир Бога Девяти Морей… — пробормотал он.

Взирая на великолепия этого места, в его глазах появился странный блеск. Он ощущал давление Девятого Моря и его эффект на культивацию. В его случае её ограничило до семидесяти процентов от изначальной силы. Его взгляд остановился на сверкающих золотом вратах на входе в мир Бога Девяти Морей. Над главными воротами была выбита надпись «Мир Бога Девяти Морей», остальные золотые врата больше напоминали каменные стелы, нежели обычные ворота! К тому же поверхность этих золотых врат-стел были испещрены именами, сияющими достаточно ярко, чтобы их могли видеть все практики в округе. Имена располагались в виде списка, по десять тысяч имён на каждой стеле. На одной из них Мэн Хао разглядел имя Фань Дун’эр на девяносто четвёртой строчке. Рядом с золотыми иероглифами её имени была выведена короткая фраза: «24000 метров в глубину, 54 часа!» Немало других имён имели похожу приписку про 24000 метров, однако время разнилось. На других каменных стелах находились другие списки, словно они фиксировали результаты с различных испытаний.

Сердце Мэн Хао забилось быстрее. Золотые врата, похожие на каменные стелы, напомнили ему о лекарственном павильоне и павильоне пилюль клана Фан, а также о каменной стеле в землях предков. Всё это были имена учеников мира Бога Девяти Морей. Попадание в эти списки явно было предметом большой гордости для этих учеников.

Со странным блеском в глазах Мэн Хао следовал за мрачным и неразговорчивым мужчиной. Изредка им на пути попадались ученики мира Бога Девяти Морей. Они улыбались и кивали его провожатому, но при виде Мэн Хао некоторые демонические практики изумлённо приоткрывали рот. Но потом изумление быстро сменялось кровожадной аурой, а их глаза резко краснели.

На это Мэн Хао ещё сильнее нахмурился, следуя за мрачным человеком в мир Бога Девяти Морей. Только они ступили на гигантский континент, как все демонические практики всего мира Бога Девяти Морей вне зависимости от того, чем они сейчас занимались, уставились на Мэн Хао. В их глазах можно было увидеть жажду убийства, нестерпимую ярость и отвращение. Ощущения от нахождения под пристальными взглядами десятков тысяч демонических практиков было сложно описать словами. Мэн Хао поменялся в лице, но, осознав, что среди них есть и демонические практики с культивацией царства Древности, у него округлились глаза. От этих холодных и злобных взглядов его сердце учащённо забилось. Но этим дело не ограничилось. Внезапно многие обитатели послали свои потоки божественного сознания, отчего сердце Мэн Хао кольнуло от страха. Судя по всему, десятки тысяч демонических практиков с большим трудом держали себя в руках. Ярким контрастом на их фоне были практики-люди, они смотрели на него с любопытством.

Многие сразу же его узнали.

— Это же Мэн Хао!

— Я слышал, его сделали своим учеником все три великих даосских сообщества…

— Вся Девятая Гора и Море стала свидетелями его славных подвигов в битве за планету Восточный Триумф. Он парагон царства Бессмертия!

Простые практики отреагировали на его появление по-разному: одни были удивлены, другие холодно на него смотрели, а некоторые так вообще ехидно ухмылялись. Однако, вне зависимости от их отношения к Мэн Хао, их всех удивило странное поведение демонических практиков.

В сердце Мэн Хао продолжало расти чувство беспокойства. Ожидая нападения в любой момент, он следовал за мрачным мужчиной через мир Бога Девяти Морей. По мере их продвижения вглубь сообщества свирепость и жажда убийства демонических практиков продолжала расти.

В один момент в толпе демонических практиков кто-то холодно фыркнул, а потом оттуда к Мэн Хао полетел яркий луч света. В нём находился очень привлекательный мужчина в белом халате. На его лбу блестела рыбья чешуйка, а из головы торчало два красных рога. Излучая могущественную и кровожадную ауру, он с огромной скоростью помчался вперёд. Неподалёку от Мэн Хао он выставил руку и сотворил из ряби в воздухе девять летающих мечей. В следующий миг каждый меч принял форму алой рыбы. Они свирепо взревели и бросились вперёд. Что до самого мужчины, он обладал кровожадной аурой и могучей культивацией. От него исходила сила бессмертных меридианов, правда их было не 100, но точно больше 90.

С началом его атаки остальные демонические практики мира Бога Девяти Морей загорелись ещё большей жаждой убийства. Провожатый Мэн Хао после нескольких секунд колебаний не попытался ни урезонить нападавшего, ни остановить его. Он вёл себя так, словно его совершенно не заботило происходящее и ему было плевать, выживет Мэн Хао или нет.

Мэн Хао нахмурился и отступил на пару шагов, после чего взмахом руки заслонил себя от алых рыб-мечей горными цепями.

— Собрат даос, что это значит? — спросил он, ещё немного отступив.

Ему действительно не хотелось начинать своё знакомство с миром Бога Девяти Морей конфликтом с местными практиками. Его противник никак не ответил. Он холодно улыбнулся, будто считал, что унизит себя, ответив Мэн Хао. Выполнив магический пасс, из ряби в воздухе он создал перед собой огромную красную руку, после чего та полетела к Мэн Хао. Культивация мужчины вспыхнула силой. Несмотря на давление Девятого Моря она всё равно была довольно впечатляющей. Его жажда убийства оказалась не менее сильной.

— Собрат даос, — ещё раз попробовал помрачневший Мэн Хао, слегка попятившись, — объясни причину твоего нападения. Если хочешь убить меня, будь добр, назови хотя бы причину.

Мужчина не собирался останавливаться. Он бросился вперёд и взмахнул рукой, отчего чешуйка на его лбу ярко заискрилась. Его мгновенно окружило больше тысячи рыбных чешуек. С холодным блеском все они со свистом устремились к Мэн Хао, закружившись на ходу в ураган.

— Умерщвление Чешуёй! — холодно скомандовал мужчина, его жажда убийства продолжала усиливаться. Похоже, он собирался разрубить Мэн Хао на десятки тысяч кусочков.

Мэн Хао был так разозлён, что на его лице невольно проступил улыбка. По прибытии в Девятое Море к нему с порога проявили враждебность, причём совершенно не объясняя причин. А отношение демонических практиков в мире Бога Девяти Морей было и того хуже. Мэн Хао никогда не особо не считался законами и принципами, даже если их постановили Небеса. Его Дао свободы не могло принять ни оковы внешнего мира, ни обиды. Хоть он и несколько раз пытался разрешить ситуацию миром, его противник не только не ослабил натиска, но и стал атаковать ещё яростней.

«Дай им палец, и они всю руку потребуют!» — мрачно подумал Мэн Хао.

Перестав отступать, он сделал шаг вперёд и позволил рыбьим чешуйкам поразить себя. Послышался лязг и звон. Ученики мира Бога Девяти Морей поражённо уставились на Мэн Хао, которого даже не поцарапали бритвенно-острые чешуйки. Более того, многие из них разбились при контакте с его телом. Глаза Мэн Хао холодно сверкнули, и он сделал ещё три шага вперёд. С порывами ураганного ветра до него долетело девять мечей-рыб, но Мэн Хао без особой суеты ударил в них раскрытой ладонью. Девять мечей тут же завибрировали.

— Прочь! — спокойно приказал он.

Одно слово трансформировалось в девять громовых раскатов, которые разметали девять рыб-мечей во все стороны, после чего их разорвало на куски. После вспышки пугающей энергии Мэн Хао его противник слегка побледнел. Несмотря на пузырящуюся на губах кровь и то, что последняя волна энергии отбросила его назад, он стиснул зубы и выполнил новый магический пасс. Мэн Хао с холодной ухмылкой вызвал голову кровавого демона. Даже с подавлением части его культивации он всё ещё оставался невероятно могущественным экспертом царства Бессмертия. После следующего взмаха рукава голова кровавого демона жутко взревела. От её рёва многие наблюдавшие за схваткой практики невольно поёжились. Им на секунду показалось, будто их кровь хотела вырваться из их тел. Свирепая голова кровавого демона рванула к мужчине, на что тот в страхе бросился бежать. Его не покидало ощущение, будто малейшее промедление с его стороны закончится его смертью. К сожалению, его скорость не шла ни в какое сравнение со скоростью головы кровавого демона. Когда та оказалась совсем близко, мужчина со смесью отчаяния и ярости закричал:

— Почему вы стоите?! Нападайте!

Примерно дюжина демонических практиков неподалёку тут же сорвалась с места и атаковала голову кровавого демона. Были и те, кто с яростным рёвом бросился на самого Мэн Хао. Теперь вместо одного противника у него их стало около сотни. Жажда убийства полыхала, словно яркое пламя костра. Могло показаться, будто мир Бога Девяти Морей захлестнула новая волна беспорядков. Все обычные практики странно посмотрели на своих демонических собратьев, а некоторые даже попытались остановить сражение.

Мэн Хао же внезапно сверкнул улыбкой, которая не предвещала ничего хорошего. Его больше не интересовали причины их агрессии, всё-таки этот человек попытался убить его… а значит, всё было до боли просто — этот мужчина должен умереть! Мэн Хао выпал отличный шанс… заявить о себе в мире Бога Девяти Морей!

Его глаза холодно сверкнули, как вдруг в его руке с треском возник Треножник Молний. В электрической вспышке он поменялся местами с демоническим практиков, стоящим рядом с его целью. Тот успел только ошеломлённо разинуть рот, как Мэн Хао потянулся к его лбу своим пальцем. В этом пальце была заключена смертоносная аура. Если он коснётся мужчины, то его гарантировано уничтожит и телом, и душой.

В этот момент откуда-то издали раздался раздражённый голос:

— Каков нахал!

Мэн Хао даже бровью не повёл, словно не услышал голос. Его палец наконец достиг лба оцепеневшего мужчины. Того затрясло, а потом с мерзким звуком его меридианы порвались, а тело разорвало на мелкие куски. Лёгким взмахом руки Мэн Хао стряхнул кровь и повернулся в сторону, откуда прозвучал голос.

— Ты назвал нахалом меня или его? — холодно спросил он.