Глава 176. Поверить, твою ж бабулю!

Изначально Мэн Хао планировал поговорить мирно, но затем предпочел выбрать презрительный и недоверчивый тон разговора. «Если ты сможешь превратиться в блестящую сумку, которая определенно содержит ценное сокровище, то я поверю тебе», сказал он. Он старался изо всех сил говорить как можно более враждебно.

В ярости холодец тут же превратился в блестящую золотистую сумку. Она была полупрозрачной, а внутри виднелся квадратный котел, а также четыре, кружащихся демонических меча. Четыре меча вращались вокруг котла, и с первого взгляда было понятно, что это ценное сокровище.

Более реалистичным делало картину то, что котел и четыре меча будто бы пытались вырваться из сумки, словно они хотели сбежать.

«Ну, что думаешь…?» Голос холодца донесся из сумки.

Про себя он был удивлен, но снаружи он сделал вид презрения. «Нет блеска!»

Прозвучал шуршаний звук, и когда слова вышли из его уст, сумка начала излучать ослепительный блеск, который светил до неба. Золотистый свет заблестел, и тут же привлек внимание восьми Культиваторов. Незамедлительно они полетели в сторону Мэн Хао.

«Ты веришь мне т…?» послышался голос холодца из сумки. Прежде чем он договорил, Мэн Хао схватил сумку и выбросил ее на приближающихся Культиваторов.

«Поверить, твою ж бабулю!!» Мэн Хао учили, что ругаться нельзя, но в данном случае он не сдержался. Он выбросил холодец как можно скорей.

Он кинул светящуюся золотистую сумку подальше от себя всей силой своей Культивации. Когда она приблизилась к Культиваторам, они уставились с открытыми ртами. У всех было разное выражение на лицах. У некоторых было подозрительное лицо, у некоторых настороженное, а некоторые даже смотрели с радостным удивлением. Однако каждый потянулся руками, чтобы схватить сумку.

«Ты обманул меня! Это меня раздражает!» прозвучал голос холодца. Когда один из Культиваторов вот-вот должен был схватить его, он исчез. Затем снова появился вдали, прямо на голове Мэн Хао. Он снова превратился в зеленую шляпу.

Словно этого было недостаточно, с шумом появились одна шляпа за другой на его голове, и возвышались вверх по воздуху…

Вскоре пачка шляп была выше, чем все тело Мэн Хао. Восемь Культиваторов смотрели с абсолютно ошарашенным выражением. Они никогда не видели такого в своей жизни.

Лицо Мэн Хао стало еще более невзрачным. Ему казалось, что он вот-вот сойдет с ума. Если холодец будет в таком виде, он будет в центре внимания, куда бы ни пошел…

«Собрат Даос с зелеными шляпами», сказал холодно один из Культиваторов, мужчина средних лет, нахмурившись. «Это территория Секты Кровавого Демона. Чужаков здесь не приветствуют. А еще меньше здесь приветствуют людей, которые обдуривают нас. Возьми свою зеленую шляпу и убирайся отсюда!»

Мэн Хао собирался уходить, когда услышал эти слова. Он вдруг остановился, поворачиваясь лицом к восьми Культиваторам. Его глаза неистово блестели. В данный момент он был в ужасном настроении, и эти слова ему никак не понравились.

«Ты еще смеешь идти обратно?» сказал Культиватор средних лет, холодно посмеявшись. «В таком случае, почему бы тебе не оставить свои глаза мне после ухода. С этими зелеными шляпами, ты все равно будешь посмешищем». После этого он и его товарищи кинулись на Мэн Хао.

«Отвали!» сказал Мэн Хао, резко подняв руку и взмахнув рукавом на них. Сила его Культивации вспыхнула. Сильный ветер завыл, и ударил по ним.

Воздух наполнил грохот, и кровь хлынула из ртов восьми патрулирующих учеников Секты Кровавого Демона. Их тела задрожали. На лице мужчины, который насмехался над Мэн Хао, было выражение неверия, и его зрачки сузились. Как он заметил, Мэн Хао был на среднем этапе стадии Возведения Основы, но его атака только что обладала мощью, как у позднего этапа стадии Возведения Основы. Кровь сочилась из его рта, когда он попятился назад, отступая. Когда он увидел холодное выражение в глазах Мэн Хао, его сердце затрепетало.

Осознав, что он погорячился, Культиватор средних лет сказал, «Собрат Даос, это…» Однако, когда он заговорил, глаза Мэн  Хао заблестели с еще большим холодом.

Лицо мужчины помрачнело. Он и его товарищи превратились в лучи призматического света, которые улетели вдаль. Когда они оказались подальше от Мэн Хао, они, наконец, остановились и переглянулись.

«Тот парень слишком агрессивный. Откуда он пришел? Старший Брат, давай доложим о нем Мастеру. Мастер точно отправит людей, кто смоет справиться с ним!»

«Верно. Старший Брат, это территория Секты Кровавого Демона. Разве можем мы позволить тому парню устраивать тут беспредел?»

«Заткнитесь, черт побери!» прорычал мужчина средних лет, его лицо было мрачным и на нем было непонятное выражение. «Он молод, но одним лишь движением руки, смотрите, что он сделал с нами. Вы и вправду думаете, что он просто обычный человек? Он определенно не Культиватор Секты Одинокого Меча. С назревшей войной между нашей Сектой и Сектой Одинокого Меча мы не можем позволить себе провоцировать гнев других Сект! Он определенно просто проходил мимо и не хочет наживать врагов, поэтому он пощадил нас все вы, заткните свои рты. Забудьте о том, что здесь произошло. У Культиваторов как мы всегда будут возникать разногласия. Не нужно докладывать о никчемном происшествии как это Секте». Приняв свое решение, он продолжил идти вдаль, а его собраться Культиваторы последовали за ним.

Когда они ушли на некоторое расстояние подальше, веточки в земле под ними, которые они не замечали все это время, закопались вглубь и исчезли.

Мэн Хао топнул ногой по земле. Почва зашевелилась, когда темно-красные веточки вылезли, покачиваясь вперед-назад перед ним. Спустя несколько секунд, они превратились в небольшой темно-красный фрукт, который он положил в свою сумку. Затем он направил свое внимание на шляпу на своей голове.

«Ты не можешь этого делать! Это неправильно. Если ты отпускаешь их, ты должен доверять им полностью. Это безнравственно. Ой. Я только что вспомнил кое-что. Ты только что выругался на меня!!

«Ругаться неправильно. Это безнравственно. Моя бабуля никогда тебя не обижала. Почему ты ее приплел? Это очень странно. Что за отношения у тебя с ней? Если только…» Внезапно педантичный голос холодца обрел странный тон. «Если только вы двое…»

Мэн Хао игнорировал его. Он ударил по своей сумке, и вытащил набор одежды. Он оторвал полоски ткани, и заткнул ими свои уши. Тут же голос холодца стал тише. Но затем холодец холодно прокашлялся. Он начал говорить, и на этот раз его голос звучал прямо в голове Мэн Хао.

Лицо Мэн Хао стало измученным. Он уставился в пустоту на некоторое время, а затем вздохнул и вытащил полоски ткани.

«Теперь я знаю, почему люди называют тебя Величайшая Неприятность», сказал он. В этот момент холодец начал восторженно трепетать.

«Почему? Почему?! Это имя  мне дал очень, очень, очень много лет назад один старый друг. Я спрашивал его много раз, но он никогда не говорил, что это значит». Все внимание холодца теперь было сосредоточено на Мэн Хао.

Мэн Хао ничего не сказал. Напротив, он задумался, почему человек, который назвал холодца, не объяснял ему значения имени. Затем он вспомнил о болтливости холодца, и вздрогнул. Он понял. Дав ответ касательно имени, холодец получит новую тему для разговора, который продлится несколько месяцев.

От этой мысли кожа на его черепе зудела. Тот, кто не сталкивался с холодцом, не поймет мучений, которые тот приносил. Он решил сменить тему.

«С таким видом мы не сможем пойти дальше», сказал Мэн Хао. «Можешь ли ты, каким-нибудь образом сменить форму с кучи шляп?» Он осторожно подбирал слова, боясь раздражить его. Он мог лишь представить, как он будет выглядеть, если решит стать горой зеленых шляп, которая располагалась на макушке его головы. Что тогда произойдет?

Его тон не был грубым, но про себя, в глубине души он ощущал беспомощность. Он вспомнил о Кровавом Мастиффе, и вдруг сильно по нему заскучал. К сожалению, он теперь спал.

Вообще, слова Мэн Хао казалось взбудоражили холодца. «А? Если я не буду шляпой, то какую форму мне принять?»  Мэн Хао привык к этому, поэтому сначала ничего не сказал. Он сел, скрестив ноги, среди горного леса, и вытащил нефритовую страницу по переплавке времени. Он направил на нее свое Духовное Сознание, и начал изучать содержание.

Прошло некоторое время, и затем глаза Мэн Хао заблестели. Он начал бормотать про себя. «Для времени Весны и Осени требуется дерево Весны и лес Осени. Огонь середины Зимы, дух Лета. Переплавить четыре сезона, сплавить с Культивацией. Снова переплавить четыре сезона, чтобы сделать небольшой меч.

«Меч должен быть сформирован аккуратно. С просвещением Времени, каналы сотен лет смогут наполнить меч. Спустя сотню лет, пройдет тысяча лет, и он обретет форму. Через десять тысяч лет, он сумеет сотрясать небеса и землю, первый Меч Времени». Мэн Хао нахмурился, смотря на нефритовую страницу. Меч содержал немаленькую силу, но для его создания нужно слишком много времени.

«Хан Бэй была сильно зациклена на этом мече, поэтому он не должен занимать так много времени, не так ли…? Должно быть, есть другие способы, которыми можно ускорить появление меча». Задумавшись, Мэн  Хао думал о третей нефритовой странице, которую проглотил холодец, а также о первой нефритовой странице, которую поглотил круглый котел.

«Ответ должно быть, на третей странице. Жаль, что этот чертовый холодец съел ее». Мэн Хао поднял голову и посмотрел на холодца. Прошел примерно час, с тех пор как он начал изучать информацию по переплавке Времени. Разумеется, холодец продолжал говорить все это время.

«Во что мне измениться? Во что мне измениться? Во что мне измениться?» он опустился с головы Мэн Хао и теперь скакал вперед-назад перед ним. Он выглядел очень воодушевленным.

«Можешь ли ты измениться на ту нефритовую страницу, которую ты проглотил?» спросил вдруг Мэн Хао.

«А? Ладно…» Согласился он, а затем тут же передумал. «А? Погоди. Что ты хочешь вытворить? Ни за что! Она моя. Ты не заполучишь ее».