Глава 177. Использовать Его Силу

Глаза Мэн Хао сощурились, когда он услышал эти слова.

«Может ли быть такое, что вещи, которые он проглатывает, не перевариваются, а просто собираются?»

«Пытаешь обдурить меня? Прекрати мечтать. Хмм». Тон холодца стал проницательным. «Сынок, ты зашел слишком далеко на пути зла. Покайся и будешь спасен».

«Изменись в то, что оставило самое глубокое впечатление у тебя». Сказал беззаботно Мэн Хао. Он все еще думал о том, что только что сказал холодец, и что он имел в виду. Ему нужно было придумать способ, чтобы заставить холодца выплюнуть нефритовую страницу.

«Самое глубокое впечатление? Не нужно даже думать об этом. То, что оставило во мне самое глубокое впечатление за всю мою жизнь – вот это!!» Холодец, будто заскрипел зубами. Прозвучал хлопающийся звук, и он вдруг превратился в…

Яркого попугая! Он был размером примерно вполовину его руки, и блестел, словно был покрыт дождевой водой. Он был почему-то истощен, у него был изогнутый клюв и треугольные глаза. Манера вести себя у него была извращенная, и он будто был наполнен безнравственностью.

Он стоял перед Мэн Хао, смотря на него своими извращенными треугольными глазами. Он опустил голову и несколько раз клюнул в его тело.

Мэн Хао изумленно уставился на попугая. За всю свою жизнь он никогда не видел птицу с таким извращенным видом. Его треугольные глаза и яркие перья, которые покрывали его тело, были особенно странными

Попугай сухо прокашлялся, смотря на Мэн Хао искоса.

«Это то, что оставило самое глубокое впечатление во мне: эта чертова птица. В своей прошлой жизни я не смог заставить ее сдаться и измениться. В этой жизни я точно изменю ее! Это безнравственное, извращенное создание, которому нравятся вещи с мехом и перьями!!» холодец звучал, словно он скрежетал зубами. От его вида и слов его вид сейчас выглядел еще более жизненным.

Увидев птицу и услышав слова, Мэн Хао сделал глубокий вдох. Он вспомнил о том дне, когда чуть не надел кровавую маску, и услышал крик птицы, доносившийся из зеркала.

Он вспомнил, как буйно медное зеркало атакует создания с мехом. В его голове кружились множество образов. Он плохо понимал. Что это за птица, о которой постоянно говорит холодец…?

Мэн Хао поразмышлял миг, затем вытащил медное зеркало из своей бездонной сумки. «Ты об этом говоришь?» спросил он. Когда оно появилось, холодец-попугай пронзительно закричал. Размахивая крыльями, он помчался вперед и схватил медное зеркало своими лапами, и начал неистово клевать его.

«Черт! Да, это оно. Я чувствую его ауру внутри. Я заклюю тебя до смерти, ты чертова убийственная птица! Заклюю тебя! Заклюю..!» Холодец-попугай словно сошел с ума. Его перья встали дыбом, когда он клевал и клевал зеркало.

Мэн Хао смотрел в изумлении. Он вспомнил о том моменте, когда он заполучил зеркало, и затем, когда он раскрыл его способности. С самого начала ему всегда была интересна его фантастическая сущность, но никаких догадок у него не было.

Мэн Хао казалось, что он очень быстро потеряет рассудок от холодца-попугая. Он безумно визжал, и излучал ненависть. Мэн Хао самому захотелось поклевать его. У него вдруг появилось сильное желание увидеть попугая, который обитал в медном зеркале.

«Попугай должно быть, невероятно необычаен, раз он так злит холодца. Может, когда он выйдет, он сможет разделаться за меня с холодцом». Глаза Мэн Хао заблестели, когда его вдруг осенило. «Разве холодец не говорил ранее, что когда я достигну стадии Создания Ядра, попугай сможет выйти? Возможно… он как мастифф, является видом Духа Регалии!»

«Почему ты не борешься в ответ? Хмм?» Холодец-попугай бушевал, клюя зеркало. «Я не позволю тебе на этот раз уйти, я изменю тебя! Хахаха! Ты не можешь выйти. Ты не можешь выйти! Я могу досаждать тебя столько, сколько захочу, а ты не сможешь выйти». Холодец задрожал от радости. Однако в этот момент зеркало вдруг замерцало, и холодец закричал. Он убрал свои лапы и улетел. Медное зеркало полетело за ним, непрерывно посылая невидимые лучи атаки.

Мэн Хао продолжал смотреть, довольный, ничего не делая, чтобы остановить медное зеркало. Однако вскоре стало очевидно, что холодец ни капельки не был ранен. Он взмахнул рукавом, возвращая медное зеркало в свою бездонную сумку.

Холодец-попугай захлопал крыльями и прилетел, усевшись на плечо Мэн Хао. Он начал болтать у его уха, как обычно.

По крайней мере, этот вид выглядел лучше, чем куча шляп. Желание Мэн Хао достичь стадии Создания Ядра теперь было еще сильнее. Он сделал глубокий вдох. Игнорируя болтовню холодца, по взлетел в воздух и устремился в горизонт.

«Яд внутри меня является большой проблемой», подумал он. «Мне и вправду нужно найти способ проникнуть в Секту Пурпурной Судьбы, и посмотреть, смогу ли я там найти способ стать учеником Грандмастера Духа Пилюль. Затем я смогу избавиться от яда раз и навсегда». Его глаза заблестели, когда он продолжал лететь вперед. Он думал об этом, когда был в последний раз в городе, управляемом Сектой Пурпурной Судьбы. Деревья Весны и Осени могут лишь смягчить симптомы яда, и дать мне немного дополнительного времени.

«Единственный способ избавиться от яда, это проникнуть в Секту Пурпурной Судьбы.

«Кроме того, если я хочу сформировать Совершенное Золотое Ядро, мне сначала надо получить Пурпурное Ядро. Чтобы сформировать Пурпурное Ядро, нужна специальная техника. Эта техника ничто иное, как Пурпурное Ци из Востока Секты Пурпурной Судьбы!» Мэн Хао нахмурился. Это была хорошая идея, но он не мог придумать способа проникнуть в Секту Пурпурной Судьбы. Он разозлил слишком многих там. Там были У Динцю и Чу Юйянь, а также ученики, которых он повстречал в Государстве Чжао, которые наверняка были  членами Внутренней Секты сейчас.

«Мне нужно сменить свою личность. Мне нужно найти способ стать кем-то другим». Он вздохнул. Определенно, это был полет фантазии, о котором нужно просто позабыть. Внезапно его выражение лица изменилось.  Он посмотрел на бездонную сумку, и его глаза заблестели.

«Маска… Если на мне будет маска, меняющая внешний вид, я смогу сделать это. Что касается маски… у меня есть такая! Но кто знает, есть ли у маски такая способность? Более того, моей Культивации нужно быть на стадии Создания Ядра, чтобы использовать ее. К тому же, что если маска не работает таким способом…» Он медленно повернул голову и посмотрел на болтающего попугая на плече. Его глаза заблестели.

«Почему ты так на меня смотришь?» сказал холодец с удивлением , уставившись на него.

Мэн Хао проигнорировал его. Он полетел вниз, к земле, и сел, скрестив ноги. Он хлопнул по своей бездонной сумке, и вытащил кровавую маску.

Как только холодец увидел маску, его глаза широко открылись, и он неистово захлопал крыльями, летая вокруг Мэн Хао кругами, и пронзительно крича.

«Что это? Что это? О небеса! Что это за зловещая вещь? Сынок, ты зашел слишком далеко на пути безнравственности. Не бойся, я могу вытащить тебя оттуда. Я изменю тебя. Ааа? Что там внутри? Почему я вижу старика? Вааах! Этот старик выглядит таким несчастным. Сынок, ты не можешь этого делать. Это неправильно. Это безнравственно. Аа? Этот старик завладевает! Старик, это безнравственно. Это неправильно…»

Мэн Хао направил Духовное Сознание на маску и тут же смог увидеть кроваво-красную форму мастиффа. Он лежал там и спал, его аура величественная и  безграничная, и становилась еще сильнее. Мэн Хао посмотрел на него, и его лицо смягчилось.

«Поскорей пробудись…» сказал он Духовным Сознанием. Тело мастиффа дернулось, и тепло начало исходить от него, своего рода ответ. Улыбка Мэн Хао стала теплее, и он вспомнил обо всем что произошло во время турнира Наследия Кровавого Бессмертного.

«Я жду твоего пробуждения», сказал Мэн Хао мягко. Его глаза заблестели, когда они опустились на флаг о трех хвостах. Он хорошо знал, что его Культивация не была достаточно сильной, чтобы использовать флаг. Он мог лишь направить Духовное Сознание на него, чтобы отметить его для себя.

«Создание Ядра… Если я смогу стать практиком стадии Создания Ядра, то я смогу использовать этот флаг…»

Напоследок Мэн Хао коснулся Патриарха Клана Ли своим Духовным Сознанием. Он сидел в углу, его тело было иллюзорным и полупрозрачным, а лицо бледным и болезненным. Казалось, что он в любой момент может испариться.

Когда Мэн Хао посмотрел на него, он поднял свою голову и посмотрел в ответ. Его взгляд был таким же яростным, и очень зловещим.

«Вот вопрос, о котором я не могу перестать думать», сказал спокойно Мэн Хао. «Почему ты помог Ли Даои? Впервые я увидел тебя на шестой формации, и ты был статуей. Во второй раз ты стал Кровавым Божетсвом Ли Даои. Почему?»

Патриарх Ли Клана холодно посмеялся, отказываясь отвечать.

«Оказывается, ты обладал Кровавым Божеством. Это любопытно. Прежде чем овладеть Кровавым Божеством… кем ты был!?» Его голос был спокойным, как обычно. Однако когда Патриарх Ли Клана услышал его слова, его сердце затрепетало. Его личность была самым большим секретом, и никто никогда не догадывался о ней. Даже Мэн Хао мог лишь предположить его связь с Ли Даои. Какие-либо детали было трудно получить.

Патриарх Ли Клана презрительно засмеялся. «Ты хочешь знать? Умоляй меня год, тогда может, я подумаю об этом». Его ничто не волновало, даже смерть. Пережив одиночество в зоне Наследия Кровавого Бессмертного четыре тысячи лет,  у него была невероятная сила воли. Даже те методы угрозы Мэн Хао не действовали на него.

Лицо Мэн Хао было таким же, как обычно. Он взглянул в последний раз на слабое состояние Патриарха Ли Клана, а затем сощурил глаза и убрал сове Духовное Сознание. Он посмотрел на поверхность кровавой маски, а затем посмотрел на холодца.

«Тебе нравится менять людей, верно?» спросил Мэн Хао.

«Нет», холодец ответил мрачно. «Мне не нравится менять людей. Мне нравится убеждать их. Понимаешь? Убеждать».

Мэн Хао вздохнул. «Старик в маске прожил невероятно безнравственную жизнь. Он проворачивал самые злые поступки и совершенно захвачен безнравственностью. Ему нравится издеваться над слабыми, и он очень подлый во всех смыслах слова. Я схватил его и помести его там, сжалившись, потому что я хотел проучить его. Однако его магия слишком сильная. Я не могу повлиять на него… « Прежде чем он успел договорить, глаза холодца-попугая стали шире, и он заволновался.

«Как ты смеешь?! Это вид человека, которого должен изменить лишь я! Больше всего я ненавижу злодеев! Я должен изменить его!» Он внезапно стал выглядеть очень взбудораженным, от перспективы изменить плохого парня как этот. Не  дожидаясь ответа от Мэн Хао, его тело замерцало и он вошел в кровавую маску.