Глава 181. Встреча с Себе Подобным, Генерал Встречается с Гением

Появился Чэнь Фан, сказав свои слова. Он приземлился возле Мэн Хао, холодно смотря на мужчину по имени Ли.

Лицо Ли вдруг стало невзрачным. Он уставился на Чэнь Фана, и его взгляд будто бы замечал лишь черный летающий кинжал.

«Ты и вправду думаешь, что сможешь защищать его вечно?» сказал он, холодно фыркнув. Его лицо было полно презрения, когда он посмотрел на Мэн Хао. «Он ни кем не станет, если всегда будет прятаться за другими. Кажется средний этап Возведения Основания конечный пункт для него!»

«Пока я здесь, я не позволю тебе коснуться ни единой волосинки моего Младшего Братика!» сказал Чэнь Фан, его голос звучал холодно, но уверенно.

Ли посмотрел с ненавистью на Мэн Хао, его презрение становилось сильнее. «Если бы не твой Старший Брат, я убил бы тебя одним взмахом руки. Посмотрим, как долго ты сможешь прятаться!» Он развернулся, взмахнув рукавом, и исчезая вдали.

Мэн Хао вздохнул, смотря, как уходил мужчина. Он, разумеется, понял о чем думал мужчина, но не мог ничего с этим поделать. Уничтожить его - слишком просто, но теперь уже дважды Чэнь Фан заступился за него перед ним, отчего стало невозможно продолжить сражение.

Чэнь Фан посмотрел на Мэн Хао, который ухмыльнулся ему.

Чэнь Фан, разумеется, не правильно понял выражение Мэн Хао. «Не беспокойся, Младший Братик», сказал он, ободряюще. «Тот парень Ли ничего из себя не представляет. Поскольку я здесь, он не посмеет задирать тебя». На лице у него было обеспокоенное выражение, и он не давал Мэн Хао сказать хоть слово. «К сожалению, учитель ушел медитировать в уединение в прошлом месяце, и кажется, он не появится ближайшие несколько месяцев. Но я оставил ему сообщение. Он получит его, как только вернется.

«Когда мы с тобой вернемся из Клана Сон, ты сможешь официально вступить в Секту Одинокого Меча. И тогда этот Ли не будет лезть до тебя. Но пока тебе нужно быть немного внимательней. В любом случае, я буду рядом, так что, ничего страшного».

От заботы Чэнь Фана Мэн Хао почувствовал тепло в своем сердце. «Большое спасибо, Старший Брат», сказал он, сложив руки и покланявшись.

«За что тут благодарить? Не будь таким вежливым! Ну же, давай. Зажжем свечи и проболтаем всю ночь». Он засмеялся от души, ведя Мэн Хао в дом. Оказавшись внутри, он хлопнул по своей сумке, и вытащил два чана алкоголя.

«Твой Старший Брат мало, что может предложить. Но когда я ходил к Учителю, я взял оттуда эти два чана Вина Меча. Это очень хороший продукт. Мне он очень понравился за эти годы». Он дал одну бутылку Мэн Хао, затем открыл свою, и глотнул.

Мэн Хао взял бутылку, и тоже выпил. Его лицо тут же стало немного красным, и все его тело вдруг почувствовало жар и сухость. Пот выступил по всему телу. Он сделал глубокий вдох, а затем медленный выдох.

Ему казалось, будто все его тело только что вымыли. Вспотев, он продолжил делать глубокие вдохи и выдохи. Его глаза будто бы заблестели еще ярче. Он посмотрел на Чэнь Фана.

«Что это за алкоголь?»

«Учитель сам его готовит. Хе хе. Ну же, пей. Этот алкоголь очень хорош для Культиваторов, особенно для тех, кто на стадии Возведения Основания. Его можно сравнить с целебными пилюлями!» Он улыбнулся, и сделал еще один глоток. «Я постоянно пью его. Ой, кстати, Младший Братик, вижу твоя Культивация на среднем этапе Возведения Основания. Запомни, что мы, Культиваторы, воздвигаем горы; так что, тебе нужно воздвигнуть крепкое основание». Его слова были серьезными, отчего Мэн Хао убрал в сторону свой чан алкоголя и, задумавшись, слушал. Иногда он кивал в согласии. «Не нужно жадно мчаться через стадии, и игнорировать основу.

«Вот я, к примеру. Я мог сформировать свою четвертую Дао Колонну, и вступить на средний этап Возведения Основания еще в прошлом году. Но Учитель не разрешил мне. Он всегда говорит, что создание Дао Колонн похоже на превращение деревьев в лодки. Потом отменить нельзя будет. Самое лучшее, что можно сделать, это идти по течению, и вырабатывать осмотрительность. Создать четвертую Дао Колонну не так важно, как переплавить третью колонну. Когда она целая и завершенная, тогда можно должным образом создать четвертую Дао Колонну.

«Вот еще что», сказал Чэнь Фан, с особой серьезностью. «Во время пути нашей Культивации мы рано или поздно столкнемся с конфликтами с другими Культиваторами. Но не все проблемы можно решить убийством! Нужно понимать, что вне зависимости, идет речь о магических техниках, или магических предметах, это все способы защитить Дао! Это защита, а не само Дао!

«Что такое Дао? Моя Культивация не достаточно высокая, так что, наверное, мне не стоит говорить об этом. Но Учитель сказал, что хотя он и сам не сильно понимает, но есть кое-что, чего никогда не стоит забывать; убийство и магические техники - это все только для защиты!

«Не дай своему Дао быть захваченным убийством. Тебе нудно слушать свое сердце, и следовать своим принципам». Чэнь Фан посмотрел на Мэн Хао. «Знаешь, у тебя, кажется, очень сильная смертоносная аура».

Когда его слова были произнесены, в бездонной сумке Мэн Хао послышался голос.

«Верно! Верно! Я сказал, что смертоносная аура у этого мальчика очень сильная. Ты прав. Ты говоришь правильно. Твои слова очень точны!» От внезапно  прозвучавшего голоса, Чэнь Фан был ошарашен.

Лицо Мэн Хао помрачнело. Прежде чем он успел что-либо сказать, из бездонной сумки появилось  сияние цветного света, которое потом превратилось в попугая. Он захлопал крыльями, летая по комнате.

Холодец-попугай до этого был в кровавой маске, давая наставления Патриарху Ли Клана. Теперь он пролетел несколько кругов по комнате, и сел на плечо Мэн Хао.

«Что это…?» сказал Чэнь Фана, все еще пребывая в шоке.

«Я подобрал это существо, и оказалось, что его нельзя выкинуть…» ответил Мэн Хао. Прежде чем он успел договорить, холодец-попугай перебил его.

«Сынок, ты более, чем прав», сказал он, смотря восторженно на Чэнь Фана. «Смертоносная аура у Мэн Хао слишком сильная. Это неправильно! Безнравственно! Ну же, давай обсудим несколько вещей. Думаю, ты мне понравишься»

Мэн Хао сделал глубокий вдох и посмотрел сочувственно на Чэнь Фана. Он мог лишь представить, с какими муками Чэнь Фану предстоит столкнуться.

«Значит, вы Духовное создание моего Младшего Братика», сказал Чэнь Фан, смотря с любопытством на попугая на плече Мэн Хао. «Рад знакомству, сэр. С удовольствием обсужу с вами что угодно».

Увидев блеск в глазах Чэнь Фана, Мэн Хао вздохнул про себя. Он ничего не мог сделать, чтобы спасти его… Но Мэн Хао не мог просто на это смотреть, ничего не предприняв.

«Старший Брат, эта птица…»

«Младший Брат, ты ошибся», сказал Чэнь Фан серьезным тоном. «Это не птица, это попугай. И он может говорить! Судя по его глазам, можно понять, что он умный. Он Духовный! Тебе нужно хорошо о нем заботиться»

Холодец, кажется, был готов расплакаться от слов Чэнь Фана. Он словно, наконец, встретил родственную душу.

«Ты очень прав. Ты дело говоришь. Почему я не встретил тебя первым? Ээх. Не стоит об этом говорить. Ну, почему бы нам не обсудить смысл жизни?»

«Смысл жизни? Ладно!» сказал восторженно Чэнь Фан. «Я всегда хотел обсудить смысл жизни. Но мой Учитель всегда находится в уединенной медитации. Вообще, мои Младшие и Старшие Браться тоже. Изначально я планировал поболтать этой ночью со своим Младшим Братом, но если ты хочешь присоединиться, пожалуйста».

«Но для обсуждения смысла жизни нужно проложить путь. Например… почему бы нам не поговорить о погоде сегодняшнего утра? Лишь настоящий образованный человек может обсуждать погоду…»

«А? Погоду? Ну… ладно. Думаю, погода этим утром была отличной. Но знаешь, я думаю, будет полезней поговорить об смертоносной ауре моего Младшего Братика».

«Аа? Я полностью согласен с  тобой. Ты очень прав. Ты очень вразумителен. Я всегда говорю, что если погода плохая, то это может негативно отразиться на настроении. То есть, то есть, ты не согласен…?»

«Ну, я впервые слышу такое», сказал Чэнь Фан. «Но, вообще, это логично. Я помню, как однажды, несколько лет назад, было сильно облачно на улице, и мне плохо давалась Культивация. Я был беспокоен весь день. Да, думаю, то, что ты сказал, очень логично».

«Логично? Думаешь, я логичен?! О небеса! В этой жизни, и в жизни до этого, и в жизни до этого, я никогда не встречал кого-то, кто сказал бы такое. Думаешь, я логичен…» Холодец-попугай трясся от радости. Он отлетел от плеча Мэн Хао и встал перед Чэнь Фаном.

Их разговор превратился в гул, который заполнил уши Мэн Хао, и он изумленно наблюдал. Глаза Чэнь Фана и попугая начали ярко блестеть. Они оба встретили родственную душу, и пока они разговаривали, стало постепенно очевидным, что началось состязание характеров.

Мэн Хао вдруг вздрогнул, и отошел назад.

Он отодвинулся как можно дальше, в дальний угол комнаты, и сел там медитировать, скрестив ноги. Он боялся, что если продолжить слушать, то он станет слишком раздраженным. Шума самой птицы более чем достаточно, а теперь…

Когда Мэн Хао посмотрел на Чэнь Фана и холодца-попугая, в его голове была лишь одна мысль: «Встреча с себе подобным, Генерал встречает Гения…»

Время шло, и Мэн Хао изо всех сил старался игнорировать звуки их беседы. Прошло два часа, и он наконец открыл глаза. Он предположил, что беседа будет близиться к конце, но когда он взглянул на них, он заметил, что они были увлечены бурным осуждением.

«Правильно? Скажи, я прав или нет…?»

«Абсолютно прав. Вообще, я вспомнил, что как-то в прошлом году, когда я…»

«Разумеется! Это то, о чем я сказал ранее! Ах да, разве мы не собирались обсудить смысл жизни? Как насчет этого: когда мы закончим разговор о погоде сегодняшнего утра, мы сможем поговорить об обеденном солнце…»

«Отличная идея. Прибережем смысл жизнь на конец разговора. Лучше дождаться сумерек. Лучшее время для разговора о жизни это во время заката…»

Звуки струились в уши Мэн Хао. Он невыразительно уставился на радостное лицо Мэн Хао, и такое же полное энтузиазма лицо попугая. Человек и птица, их глаза блестели от предвкушения… От этого Мэн Хао вздрогнул, и закрыл глаза, чтобы снова медитировать, боясь быть вовлеченным в разговор.

Время шло медленно …