Глава 574. Встреча за пределами академии

Наступила первая ночь после отъезда.

Вырубив просторную площадку посреди лесной чащи, отряд Академии Магии устроил привал.

Повозки расставили в круговые формации, и натянули палатки между ними. Лагерь охраняли регулярно сменяющиеся караульные, патрулирующие снаружи своих повозок.

Тем временем, мы находились в дальнем уголке этого лагеря.

Дело в том, что сама Уиннален подозвала Фран в свою палатку. Думая о том, как могут забеспокоится ученики, увидев, что двое самых сильных персон из числа охраны покинули свой пост, мы решили на всякий случай отставить Уруши на патруле.

— Я чувствую элементалей.

(О? Где?)

— Кажется, где-то неподалёку… Тут, и ещё здесь.

(…Ну, сам я не знаю. Это все?)

— Есть ещё несколько. Возможно.

(Они сильные?)

— Понятия не имею.

Даже несмотря на то, что Фран стала ощущать присутствие духовных сущностей гораздо лучше, она всё ещё не могла отличить одного от другого.

Возможно, элементаль из гостиницы векового древа был сильнее, чем могло показаться. В конце концов, бабушка-эльфийка звала его «господином», и известно, что он существует уже как минимум тысячу лет.

Однако для Фран он был неотличим даже от низших элементалей, живущих в академии. Из низших ли они, или из высших? Какого именно они элемента и какими способностями обладают? На этот счёт ей было совершенно ничего неизвестно.

Хотя так как я сам совершенно не был способен чувствовать присутствие элементалей, и был вынужден полагаться на не самые информативные описания от Фран, мне казалось, будто я улавливал тихие-тихие звуки, издаваемые ими. К тому же, сосредоточившись на них, я понял, что больше всего эти звуки напоминают нечто вроде звона в ушах.

Определив направление и расстояние до этих звуков, я мог приблизительно судить о местонахождении элементалей.

(Это элементали Уиннален?)

— Кто знает? Однако они совершенно неподвижны.

Судя по всему, она использует элементалей в качестве охраны или сигнализации. Более того, судя по всему, их было достаточно много, так что едва ли мы были так уж необходимы для обеспечения безопасности.

Вообще, такие походы случаются каждый год, так что, хотя вместе с Фран караван определённо лучше защищён, без неё вполне могли бы обойтись.

Однако, когда мы зашли в палатку Уиннален, мы обнаружили там не только одну эльфийскую волшебницу…

— Зельсрид?

— …

На стуле за Уиннален сидел не кто иной, как Зельсрид. В дополнение ко всему, рядом с ним ещё и сидел Ромио, смотревший на Фран всё тем же озлобленным взглядом.

Хотя я ещё раньше ощутил их присутствие, однако только сейчас, увидев их воочию, убедился, что чувства меня не обманывают. Фран крепко сжала зубы, изо всех сил подавляя гнев. Впрочем, её жажда убийства была слишком сильна, чтобы остаться полностью незамеченной.

— Несмотря на то, сколько сил я потратила на запечатывание его сил, как я могла оставить его в академии, пока меня нет? У меня не было особого выбора, кроме как обездвижить его и взять с собой.

Как и сказала Уиннален, руки Зельсрида были заключены в золотые кандалы, практически не позволяющие ему двигать руками. Ко всему этому, на него были наложены магические печати, значительно обуздывающие силу Зельсрида.

Находясь в таком состоянии, да ещё и под надзором Уиннален, сопротивляться ему особо было бесполезно.

— …

— …

Взгляды Фран и Ромио встретились.

Конечно, Фран не отвечала ему таким же злым взглядом, но такую нескрываемую враждебность во взгляде мальчика она не могла проигнорировать.

В противоположность ей, Зельсрид практически не выказывал эмоций. При встрече он будто бы испугался на мгновение, но тут же вернул себе невозмутимость.

Наверное, он знал, что даже одно слово могло разъярить Фран, так что предпочёл вести себя максимально отстранённо. Однако Фран было не по душе такое отношение. Впрочем, то, что она Зельсрида на дух не переносит — это уже не секрет.

Она глядела на Зельсрида взглядом, полным ярости и раздражения от невозможности свершить месть здесь и сейчас. Разумеется, Фран больше не балансировала на грани неконтролируемой вспышки ярости, как раньше, но полностью подавить эмоции, находясь прямо перед своим злейшим врагом она не могла.

Однако тем, кто нарушил эту напряжённую атмосферу, был не кто иной, как Ромио. Он крепко вцепился в ногу Зельсрида, не сводя глаз с Фран.

— Не обижай дядю!

— …Я не обижаю.

— Врёшь! Я всё знаю!

— …Хм.

Фран не стала лишний раз спорить с Ромио. Она отлично знала, что он не тронут злом.

Более того, та кровожадная и яростная аура, что исходила от Фран, не могла не пугать ребёнка. И судя по всему, увидев, что Ромио готов пойти против Фран, лишь бы заступиться за Зельсрида, Фран была слегка восхищена.

Впрочем, его действия она не одобряла.

В конце концов так и не решив, как реагировать на этих двоих, Фран с трудом оторвала взгляд от Ромио, и спросила Уиннален о причине вызова.

— Могу быть чем-нибудь полезна?

— Да. Я бы хотела поговорить с тобой об дальнейшем эскортировании.

Я сначала подумал, что Уиннален вызвала нас как раз для того, чтобы свести лицом к лицу с Зельсридом и Ромио, но причина оказалась иной.

Показывая приблизительную карту страны, Уиннален принялась объяснять, какая местность ждёт караван впереди. Похоже, после лесной зоны будет равнина, где живут крупные демонические звери. Планируется, что ученики будут охотиться за ними.

Уиннален необходимо было договориться с Фран о порядке действий во время охоты.

— Главная дичь тут — медлепахи (Прим. Переводчика — Да, я так перевёл Slow Tortoise. Это лучше, чем «Медленные черепахи», хотя и странновато звучит). Пусть это и могучие звери с крепким панцирем, но двигаются они так медленно, что даже наши ученики могут на них охотится.

Медлепахи — это травоядные демонические звери, которые при появлении сильных противников склонны прятаться в панцирь. Так как дальнобойные атаки у них отсутствуют, охотиться на них сравнительно просто — главное, атаковать достаточно настойчиво.

Они относятся к уровню угрозы E, так что при должной подготовке ученики могут с ними справится. Судя по всему, в их распоряжении будут и ловушки для зверей, и магические устройства для защиты.

— Какова моя роль в охоте?

— Тебе не позволено атаковать медлепах. Однако может быть такое, что на запах их крови сбегутся другие монстры. В особенности велика вероятность, что это будут гоблины — они тут появляются каждый год.

В общем, роль Фран заключается в том, чтобы отбивать нападения зверей-падальщиков.

— Хорошо.

— И ещё, я пущу в дело этого мужчину.

— …Что?

— Раз он обладает недюжинной силой, то почему бы мне не воспользоваться ей для обеспечения безопасности учеников?

— …Хорошо.

Фран, пусть и явно несогласная с этим решением, молча кивнула.

(Ты уверена?)

*(…Я не знаю)*

Судя по её ответу, Фран сама ещё не решила, как она настроена на этот счёт.

Наверное, раз это для блага учеников, то она не могла сказать «нет». Кроме того, она наверняка порешила на мысли, что, выступая в качестве живого щита или принудительной рабочей силы, Зельсрид хотя бы частично ответит за свои преступления. В груди Фран вихрем кружились самые разные противоречивые чувства, и она никак не могла привести их в порядок.