Глава 576. Сторонняя история

(Напарник, что там?)

— Похоже, они приехали, дядя.

(Наконец-то…)

Мой напарник, обладающий лучшим сенсорными способностями, чем я, наблюдал из окна гостиницы за происходящим снаружи.

Стояла ночь, занавес тьмы уже опустился, и на небе сверкали звёзды.

Однако это не помешало напарнику распознать искомую цель. Сквозь ночную тьму он чувствовал ауры множества людей.

Среди авантюристов ранга «E» очень немногие могут похвастаться такими способностями. В особенности способность чувствовать ауры или опасность — его прогресс после долгих лет сражений в одиночку искренне поражает.

С другой стороны, с тех пор, как я обрёл такое обличие, мои сенсорные способности резко стали хуже. Быть может, притупились животные инстинкты, которые необходимы всем живым существам для выживания. С другой стороны, теперь я начал чувствовать то, чего не мог раньше.

Сфокусировав своё сознание, я попытался сам отыскать ауры тех людей. Быть может, я и не способен это делать так точно, как мой напарник, но как следует сконцентрировавшись, я могу почувствовать чьё-то присутствие по ауре.

Теперь всё ясно, за пределами города находится большая толпа народа .

Значит, они наконец приехали сюда.

Боже, 10 лет… Такой долгий срок, но пролетел в мгновение ока. Увы, время вспять не повернуть. Мне необходимо сохранять свою решимость.

(Похоже, Ромио тоже с ними)

— Да, похоже на то. Кажется, он плачет, не понимая, что происходит. Как же меня это бесит.

При упоминании Ромио, мой партнёр не мог скрыть своего раздражения.

(Не говори так. Это лишь потому, что он совсем ещё мал. Мир этого ребёнка ограничивается только тем, что он видит своими глазами)

— Наверное, ты прав…

(Похоже, рядом с Ромио находится ещё и эта грёбанная высшая эльфийка)

Да, всё, как и в прошлый раз. В случае чего мы можем вынести на свет тот факт, что он из рода Магнолия.

Пустив слухи о Ромио и его спутнике, мы направили высшую эльфику по ложному следу. Впрочем, такая предыстория звучит гораздо лучше, чем «Был подопытным кроликом Зерайса».

Но правильно ли мы поступили? К тому же, эта высшая эльфийка в итоге ещё и положила глаз на печать Ромио.

Если события будут развиваться в том же темпе, то правда об этих двоих вскроется… Впрочем, нет, мы позаботились о том, чтобы этого не случилось. Всё будет в порядке, я уверен.

— Как и полагается высшей эльфийке, мощь её ауры поражает воображение.

(Как бы я не хотел убить её, но мне это совершенно не под силу)

— Да, она слишком сильна. К моим годам я уже отлично знаю, насколько чудовищны высшие эльфы.

(…)

В прошлом она уже убила одного моего напарника. В этот раз это может повториться.

Я обязан этого не допустить.

Однако, при разговоре о высшей эльфийке, на лице моего напарника не возникало ни признаков отвращения, ни ненависти. Напротив — он будто бы делал ей комплимент.

(Ты что, её простил?)

— В тот момент это был единственный надёжный способ.

(Да, разумеется это так, но…)

— В этот раз надо не дать этому случиться.

(Да. Сейчас хоть обойдётся без вмешательства Зерайса. После замены печать стала очень ненадёжной, но до сих пор как-то держится)

Я сказал, Сделай что-нибудь.」

(Да, да)

Каким бы хрупким не выглядел этот ребёнок, разговаривать он умеет, похоже, не хуже взрослого.

— Там ещё присутствует авантюристка по имени Фран.

(Ох, она? Кажется, ты с ней знаком)

— Да…

(Не делай такое лицо. В этот раз всё будет совсем по-другому. Кажется, она уже знакома с Ромио и его спутником)

— Да знаю я, но…

Лицо напарника исказилось ненавистью — настолько, что его желание убить было невозможно скрыть.

Хотя у меня было гораздо больше причин ненавидеть Уиннален, злоба напарника была направлена не на неё. Казалось, больше всего на свете он хотел видеть эту девочку из Рода Чёрной Кошки мёртвой.

Глядя на него, я без лишних слов сам проникнулся его настроением. Ненависть этой чёрной кошки ко мне вполне естественна, ведь от моей руки погиб дорогой ей человек.

Такие устремления я вполне одобряю. Столкновение двух ненавистей, и следующая из него порочная цепь, вихрь убийств, и ещё больший раздор — вот что заставляет меня двигаться вперёд.

В конечном итоге не важно, являлся убитый твоим врагом или нет. Это стоит принять, как данность. Однако, даже если я попрошу напарника умерить свою ненависть, едва ли он её простит.

Таким образом, порочная цепь продолжается дальше. И продолжится даже после того, как я окончательно сгину.

И всё, что я делаю…

— Дядя?

(…)

— Дядя, слышишь меня?

(Ой, извиняй. Слегка задумался)

— О печати?

(Немного о другом, хотя сейчас стоило бы сосредоточиться на печати)

— Главное, что мы должны принять во внимание — это Зерайса…

(Я сам понятия не имею, где он сейчас находится. Кто знает, вдруг он не так далеко отсюда)

— Раньше он определённо бывал тут, так что вероятность довольно высока.

Зерайс, алхимик.

Человек, который никогда не отказывает своим желаниям. Ему всё равно, сколько людей придётся принести в жертву ради их удовлетворения. Напротив — чем больше жертв, тем больше его мрачная слава, и он этому только рад.

— В прошлый раз мы сослужили хорошую службу Зерайсу. Однако теперь он может вполне стать нашим врагом.

(Верно, с этим ублюдком надо быть настороже. Держи в уме, что для любой ситуации у него наверняка есть козырь в рукаве)

— Аха.

(Прежде всего я не знаю, способен ли я сейчас драться с ним на равных. Наверняка, воспользовавшись возможностью, он научился чему-то новому)

— Да, верно.

Хотя на мой взгляд, такое тело оказался мне в самый раз, но, без сомнений, этого удалось добиться только благодаря тому магическому камню, что вставил в него Зерайс, и мечу.

А ведь Зерайс всё так же осторожен. Учитывая все обстоятельства, я не удивлюсь, если он выучил проклятие, чтобы взять меня под контроль.

— Однако способен ли Зерайс использовать его сейчас?

(Кто знает? Однако лучше заранее предполагать, что способен, чтобы в случае чего можно было предпринять меры)

Уиннален. Ромио. Зельсрид. Фран. Среди ключевых фигур, собравшихся на сцене краха, одно лишь местоположение Зерайса остаётся неизвестным.

Тем не менее, мы попытаемся предотвратить крах. Я потратил 10 лет только ради этого.

— Уверен, флотилия что-то подозревает. Давай ещё раз убедимся, что нам ничего не помешает.

(Да, верно говоришь)

В следующий раз я спасу своего напарника.