Глава 625. Просьба Лейн

— Я спрашиваю ещё раз: Есть ли способ, при котором Ромио и Зерайс не умрут?

— Нет. — Незамедлительно ответила Уинналейн, не сбавляя своей гнетущей ауры.

Казалось бы, тут больше и ухватиться не за что, однако кое-что я в этом ответе распознал… Я понял, что этими словами она пытается скрыть правду.

(Фран… Она лжёт)

*(Что? Уинналейн сейчас солгала?)*

(Да, верно)

Значит всё-таки есть способ, при котором не придётся жертвовать Ромио или Зельсридом.

— …Это ложь.

— Нет, это не ложь.

(Да, всё-таки она лжёт)

Её слова о том, что это не ложь тоже были ложью.

— Расскажите мне, как избежать их смерти!

— …Это невозможно.

— Неправда.

— …тс.

Видя, с какой уверенностью Фран утверждает это, Уинналейн, кажется, поняла, что её лож полностью раскрыли. Эльфийка сурово прищурилась.

Одновременно с этим возросла и мощь её подавляющей ауры. Теперь её уж точно можно было называть «кровожадной».

— Я уже сказала, что такого способа нет. Ты что, всё ещё не собираешься смириться с этим?

— Угу.

— … Ха, вот как.

Она очевидна была раздражена. Тем не менее, ей пока ещё хватало благоразумия, чтобы не попытаться избавиться от Фран на месте.

Впрочем, быть может, она не может атаковать в процессе ритуала?

Учитывая это практически материальное желание убивать, исходящее от неё, было удивительным то, что она всё ещё сдерживалась. Зловеще.

Неужели это правда Уинналейн?А, быть может, такова была её реальная натура с самого начала?

Уинналейн вновь заговорила в презрительном тоне:

— Хорошо, в таком случае, как насчёт того, чтобы погиб другой человек?

— В смысле?

— Давай предположим, что есть способ разрешить проблему, не требуя смертей Ромио или Зельсрида, но в итоге всё равно придётся принести в жертву кое-кого другого. Что ты теперь ответишь?

— Кого же?

— Я имею в виду гипотетически.

— Тогда…

— Не волнуйтесь об этой жертве.

В момент, когда Фран уже была готова ответить, чей-то голос прервал её на полуслове. Это был знакомый девичий голос.

— …А?

Взглянув за спину Фран, Уинналейн широко распахнула глаза от удивления. Её лицо приняло целую серию различных выражений — шокированное, холодное, раздражённое, и, наконец, остановилось на озадаченном.

— …Лейн… Это ты…?

— Произнесла Уинналейн сбивчивым шёпотом. И действительно, обладательницей этого внезапно вторгнувшегося в нашу беседу голоса была прекрасная девочка-элементаль с разноцветными глазами, Лейн.

— Секунду, почему вы так выглядите?

— Хотя став элементалем, я освободилась от таких бренных понятий, как «облик», но в каком-то смысле можно сказать, что это и есть моя настоящая форма.

Как и сказала Фран, парящая над землёй, как всегда, Лейн выглядела совсем не так, как мы её запомнили. Не останься цвет глаз тем же, мы бы даже, наверное, сразу бы её и не признали.

По её теперешнему облику в ней можно было легко признать сестру-близнеца Уинналейн, обладая исконно эльфийским изящным телосложением. Уши у неё тоже были длинными.

— Я рада, что ты выжила, Фран.

Хотя такая фраза могла звучать двусмысленно, но я не чувствовал в ней ни сарказма, ни злобы. Она искренне радовалась, что Фран осталась невредимой.

— Давно не виделись, Уинна.

— Это точно! Кажется, несколько сотен лет прошло…

— Что ж, Великий зверь теперь вырвался на волю. Уже не имеет значения то что я, и находящаяся в тебе Лейн сольются воедино.

Кстати говоря, Уинналейн упоминала, что если она приблизится к озеру, то сдерживающая Великого демонического зверя печать придёт в негодность.

Поэтому Лейн и не могла встретиться с Уинналейн. Однако раз его возрождение не удалось предотвратить, уже не имело смысла держаться друг от друга поодаль.

Однако выражения их лиц контрастировали друг с другом. Уиннален, казалось, была готова расплакаться. Однако на её лице читалась неподдельная радость

Лейн же держалась совершенно безэмоционально. Более того, от неё не исходило даже никакой радости. Я бы даже сказал — она казалась разочарованной.

Однако в чём причина? Да и я не до конца понимал смысла недавно сказанных ей слов.

— Послушайте, а что вы имели в виду под «Не волнуйтесь о жертве»?

— Хм-хм. Я сама стану жертвой, Фран.

— Э?

Пролетя мимо недоумевающей Фран, Лейн приблизилась к Уинналейн.

— Уинналейн… Ты собиралась заново запечатать Великого зверя, верно?

— Верно. В моём распоряжении даже есть «Таинство Тёмного Бога». Я правильно поступаю?

— …Пожалуй. Наверное, повторное запечатывание удастся.

— «Наверное»?

— Ну, ты ведь сама это понимаешь?Я не хочу, чтобы всё произошло так.

Услышав слова Лейн, Уиннален обратила свой несчастный взор на неё:

— …Лейн, что ты задумала?Что ты собираешься делать теперь, когда зверь пробудился?

— Я хочу сгинуть с лица этого мира. Именно поэтому я вмешалась в твой ритуал.

— Почему ты хочешь сгинуть?

Изначально я думал, что Лейн решила пробудить зверя, так как устала находиться в заточении. В конце концов, будучи неразрывно связанной с Великим зверем, она сама сняла печать.

Однако её мотивы, судя по всему, были совсем иными.

— Хватит, я хочу, чтобы ты меня освободила.

Не самой освободиться, а дать Уинналейн освободить её? Что же это значит?

— Уинналейн… Только ты можешь даровать мне покой.

— …

От этих слов Уинналейн на время потеряла дар речи. Однако по струйкам крови, потёкшим из её крепко сжатых кулаков, было очевидно, что внутри неё бушуют сильнейшие эмоции.

— Уинналейн…

— Нет!Почему я должна убивать тебя?!

— Потому что я об этом прошу.

— Нет! Ни за что! Я ни за что не допущу, чтобы ты исчезла! — Выкрикнула Уинналейн, будто капризная девочка.