Глава 849. Воссоединение с Белмерией

Внезапно появившись, Фредерик мгновенно захватил контроль над полем боя. Очень скоро его взгляд обратился в сторону Фран, что все еще скрывала свое присутствие. Однако это не значило, что он полностью раскрыл ее маскировку — похоже, он лишь почувствовал что-то в переулке. С задумчивым видом, он вновь принял боевую стойку.

— Думаю, нам стоит выйти из тени.

— Хорошо.

Все еще поддерживая скрытность, Фран шагнула из переулка. Разумеется, стоило ей появиться перед Фредериком, как он сразу узнал ее.

Единственная причина, по которой мы сохранили скрытность — это из-за загадочного стрелка. Даже мы не было в состоянии уловить его ауру.

К такому оппоненту нам не хотелось поворачиваться спиной.

— Давненько не виделись.

— Ну и ну, повстречаться в таком месте…

Фредерик был удивлен не меньше. Обе стороны застыли в замешательстве.

Мы знали, что Белмерия вместе с ним желают прекратить раздор в городе, но по какой именно причине? С другой стороны, и он не знал, что Фран здесь делает.

Не в состоянии быть уверенными до конца, стоит ли доверять противоположной стороне, короткое время Фредерик и Фран не осмеливались сказать ни слова.

Но тут приблизилась еще одна аура. Она нам была так же знакома.

Примерно через минуту появилась девушка длинными синими волосами, завязанными в хвост. Это была единственная дочь графа Бейлиза, полудраконидка подвида водного дракона, Белмерия. Облаченная во все то же черное одеяние, она вышла из переулка в нашу сторону.

— Прости, Фредерик, стрелок сбежа… Фран?

— Угу. Привет, Белмерия, давно не виделись.

— Давно не виделись, это верно. Знаешь, я совершенно не засекла твою ауру… Твои навыки вновь выросли, я вижу.

— Я тренировалась. Но ты тоже стала сильнее, Белмерия.

— Хм-хм. И я без дела не сидела! К тому же…

— Стой. Быть может, тебе есть много о чём рассказать, но лучше делать это не здесь. Сменим дислокацию.

— Это верно.

От Фредерика и Белмерии не чувствовалось враждебных намерений, так что мы не стали возражать. Но что тогда делать с последствиями бандитской свалки? Если оставить бандитов просто лежать здесь, то первый, кто очнется, может позвать подкрепления, и прикончить всех с противоположной стороны.

Если такое все равно произойдет, то все наши усилия просто не имели смысла.

— Что станет с ними?

— Мы оповестили отряд общественной безопасности палаты целителей, они придут и всех заберут. Они этому только рады, ведь они могут содрать с бандитов деньжат за оказание первой помощи.

Значит, принудительно лечат, и еще деньги за это требуют? Впрочем, целители гильдии авантюристов тоже этим не гнушаются, так что это можно спустить им с рук.

— Тогда вернемся в тайное убежище.

— Мы тебя проводим, Фран.

— Мммм?

— Что случилось?

— Да так, как-то странно.

Фран остановилась и огляделась по сторонам.

— Неужели то же самое чувство, что и тогда?

— Угу…

Судя по всему, Фран охватило то же самое тревожное чувство, что и вчера.

«Мы должны внимательно исследовать весь периметр!» — подумал уже, было, я, но в данный момент это было неосуществимо.

Фредерик уже позвал сюда стражников Палаты целителей.

Меня все еще беспокоило, что же за таинственное присутствие тревожит чутье Фран, но в данный момент самым мудрым решением было бы уйти. Последовав за Фредериком, мы покинули это место.

Местом назначения оказалась гостиничная комната в жилом квартале. Видимо, это было лучшее место, чтобы скрыться, так как здесь бандиты не осмеливались поднимать бучу.

Разумеется, по пути до тайной комнаты мы не скидывали маскировку, оставив активными заклинания и навыки, скрывающие облик и ауру. До тех пор, пока таинственный наблюдатель не мастер-следопыт, выследить он нас не должен.

— Итак, как бы вам не хотелось сейчас поговорить, но перед этим у меня вопрос к Белмерии. Что произошло?

— Простите, стрелок сбежал. Однако на месте, где, скорее всего, находилась снайперская точка, я нашла это.

Белмерия положила на стол стрелу, что доселе сжимала в руке. Фредерик взял ее в руки и внимательно исследовал.

— Весьма характерного вида, надо сказать.

— Да. Полая внутри.

Как и сказала Белмерия, стрела была полой, словно трубка.

Я тоже достал стрелу, что сбил в воздухе. Сделав вид, что это Фран залезла в пространственное хранилище, мы передали ее Фредерику.

— У этой тоже дыра внутри, — сказала Фран, заглядывая внутрь стрелы.

Вряд ли эта полость была нужна для того, чтобы туда что-то вставлять. Сначала я подумал, что это особый способ внедрения яда в стрелу, но ни одна из них не была отравлена.

Однако у Фредерика, в отличии от меня, было соображение на этот счет.

— Эта стрела, точь-в-точь как у Лающей…

— Вот как. Если вспомнить, то они болтали что-то о том, что стрелы какие-то странные.

— Лающей?

Это чье-то прозвище?

— Да, прозвище одной персоны из командирских кругов Ассоциации короля драконов.

— Среди командования Ассоциации короля драконов есть три сильных бойца, которых называют «Три когтя»: Лающая Миранрель, Еретик Геф, и Штормовая чешуя Гаазол. По слухам, каждый из них в рамках своей специальности соответствует авантюристу ранга A. Будь осторожна, при встрече с одним из них в бою.

— Гаазол? Ветряной драконид?

— Знаешь его?

— Угу. Он на меня напал, и я его победила.

В то время как Фран сказала это, им бровью не поведя, Белмерия от таких новостей на краткое время потеряла дар речи. Оно, впрочем, и ясно — своим заявлением Фран практически обнулила ее совет об осторожности при столкновении с «Тремя когтями».

— Кто именно такая эта «Лающая»?

— Погоди, что ты имела в виду под «победила Гаазола»?! Ты его убила?!

— М? Нет, не убила. Он тоже мне поддавался, так что я его просто нейтрализовала в бою.

— Вот это да… Я уж думала, что немного нагнала тебя, но, похоже, мне все еще до тебя далеко…

Ну, справедливости ради, Гаазол из тех бойцов, что раскрывают свой потенциал только при наличии пространства для маневра. В темноте, на узкой городской улочке он не мог показать и половины своей силы. Сражайся мы с ним всерьез — бой бы вышел куда более напряженным.

— «Штормовая чешуя» — один из сильнейших в Ассоциации, так что лучше бы, чтобы он оставался в живых. А «Лающей» это касается в еще большей степени.

— Кто же она, лучница?

— Да. Прозвище получила из-за звука, напоминающего собачий лай, который раздается в момент, когда она выпускает стрелу.

— Вот как.

Значит, стрелы указывают на связь с Лающей? Не слишком ли это поверхностный взгляд? Тут, впрочем, наши с Фредериком мысли сходились.

— Лающая, конечно, дама со сложным характером, но она отнюдь не глупа. Оставлять столь очевидную улику она бы не стала.

— В таком случае, получается, кто-то хочет повесить на нее преступление?

— Высока вероятность, что это так.

Так я и думал, кто-то определенно действует за кулисами.