Глава 850. Дракониды

В наших руках оказалась пара стрел, принадлежащих «Лающей» Миранрель, драконидке-лучнице. Однако оставалась высокой вероятность, что здесь замешан некий заговор.

— Звук собачьего лая, говорите?

— Вы его слышали?

— Я не слышал. А ты, Фран?

— И я не слышала.

Вероятно, услышать этот «лай» нам не удалось в силу расстояния, но…

— Где именно скрывалась эта лающая?

— Примерно в ста метрах от перекрестка переулков, где столкнулись бандиты.

На удивление близко. В таком случае, я думаю, бы должны были бы услышать этот звук. Конечно, существовала вероятность, что звук был подавлен магией ветра.

Однако Фредерик, услышав от Фран мою догадку, покачал головой в ответ.

— Лающая любит сражаться эффектно, и не прибегает к скрытности. Она бы никогда не стала глушить звук своих стрел.

В таком случае это наверняка кто-то другой. А учитывая, что ни я, ни Фран не смогли засечь присутствие стрелка на расстоянии 100 метров, это обязан быть хороший специалист по скрытности.

— Звука тоже никакого не было.

— Столь скрытный, что даже Принцесса Черной Молнии не смогла его почувствовать, значит? А ведь Миранрель — драконид огня, совсем не из скрытных. Она пользуется лишь заклинаниями ветки огня. Едва ли у нее в арсенале найдется заклинание для блокировки звука.

— А что, дракониды огня в принципе ограничены магией огня?

— Точно, Фран ведь не так хорошо в этом разбирается. Ты ведь знаешь про наделенность элементами среди драконидов?

— Угу.

Далее Белмерия с Фредериком в подробностях расписали нам различные факты о драконидах.

В детском возрасте, пока у драконидов не проявилась склонность к одному из элементов, они способны использовать все школы магии. Однако при взрослении дракониды эволюционируют в одну из элементальных веток, получая четкую специализацию. В таком состоянии они теряют доступ к прочим школам магии.

Для полудраконидов эта привязка не столь крепка, но они при этом оказываются лишены особо мощных заклинаний, которыми обладают лишь чистокровные дракониды с элементальной специализацией.

— Эволюция зависит от элементов, которыми драконид пользовался больше всего, климата места обитания, а также на нее может повлиять поглощенная магическая энергия врагов.

Говоря проще, если драконид много использует магию воды, живет рядом с водой, и побеждает много врагов водяного элемента — то он неизбежно станет драконидом воды.

— А каких драконидов больше всего?

— Хотя каждый драконид и отталкивается от личных предпочтений, нет одного подвида, что бы выделялся в численности на фоне других.

Огненные обладают высокой разрушительной силой. Земляные выделяются хорошей защитой и способностью сооружать укрепления. Стезя ветряных — разведка и транспортная поддержка. Водяные обладают незаменимой способностью создавать ценную в этих недружелюбных местах воду. Драконид каждого элемента ценен, и ни один из подвидов не выбивается в первенство.

Сами дракониды так же солидарны в этой философии, и по возможности стараются не создавать дисбаланса. Среди эволюционировавших элементальных драконидов есть те, кто в ходе тренировок обретают навык «Воплощение дракона», который дает им мандат на получение командирской должности.

Хотя, скажем, среди воинов Челси все овладели навыком «Воплощения дракона», но это скорее исключение, чем правило — они элитные бойцы.

В общем, драконид ветра, к примеру, не обязательно обладает навыком «Воплощения дракона ветра».

— А другие элементы? Фредерик ведь драконид скверны.

— Что касается драконидов скверны и прочих элементов, то обстоятельства их эволюции точно не известны. Насколько я знаю, существуют и дракониды, носящие аспекты молнии и льда, но считается, что подобные эволюции носят случайный характер.

Если проводить аналогии с условиями овладения соответствующей магией, то, вероятно, для этого необходимо овладеть двумя элементами на довольно высоком уровне, и в очень равной пропорции.

— А что про драконидов скверны известно?

— А ими стать уже не так уж сложно.

Для эволюции драконидам требуется поглотить определенное количество определенного элемента. К примеру, для драконидов огня — это огонь. В таком случае, драконид скверны должен поглотить, соответственно, достаточно скверны.

Так как царствующие на этом континенте иммунные демоны пышут скверной, эволюционировать в драконида скверны не должно быть так сложно, однако, судя по всему, желающих обрести такую эволюцию нет.

Дракониды скверны отличаются крайне неотесанным характером, и среди них немало тех, кто в принципе трогается умом. Так что во время взросления дракониды уделяют пристальное внимание тому, чтобы контакт со скверной был минимален. Молодых особей наставляют ограничивать время, проводимое внутри континентального барьера, и не относиться к сражениям с фанатизмом.

Тем не менее дракониды скверны то и дело появляются. По большему счету, случается это в двух случаях. Первый — если особь с особо горячей кровью не прислушивается к советам старейшин, и устремляется внутрь барьера с желанием как можно быстрее вырасти в навыках. Второй — это может произойти после сезона массового наступления, когда к защите поселений вынуждены призывать в том числе молодняк.

Эволюционировавшие в драконидов скверны встречают смерть в руках собственных сородичей. Мотивируется это необходимостью устранить опасного члена общества, пока он не потерял контроль над собой и не причинил вреда другим.

Однако так как Фредерик лишь наполовину драконид, его подобная участь миновала. Характерные способности драконидов у полукровок меньше выражены, так что скверна не отравляет их разум до потери самоконтроля.

— Более того, мне не было позволено остаться на Гордисии, и меня выслали, дабы я служил стражем молодой госпожи.

— А сейчас никто не против?

— Ну, пока меня не заметили — не против.

Я полагаю, это значит, что Фредерику тут все еще не рады. Что ж, это еще одна причина им действовать скрытно.

— А что же это за «Бог-дракон»?

«Воплощением Бога-дракона» был навык, дарованный Белмерии через Фанатикса. Мощь его была настолько велика, что позволила Белмерии сражаться на равных с Арсларсом с высвобожденным божественным мечом. Разумеется, происхождение такого навыка немало меня беспокоило.

— А этот навык стоит несколько особняком. По крайней мере самостоятельно никто его еще не обретал.

— В таком случае, как ему обучиться?

— Прародителями драконидов, по легендам, являются шесть богов-драконов. Данный навык передаётся из поколения в поколения в родословных драконьих жриц. Со временем две родословные были прерваны, и в данный момент во всем мире наследников осталось четверо.

Судя по всему, навык «Воплощения Бога-дракона» передается во время ритуала, когда обязанности предыдущей жрицы передаются новой. Однако нет гарантий, что жрица в принципе когда-нибудь воспользуется этим навыком.

— Если говорить конкретно, то большинство просто не в состоянии использовать его. Навыки, носящие имя бога, и уникальные способности профессии требуют многолетней практики.

Даже формально обретя этот навык, жрицы, похоже, не в силах его задействовать. Нам самим была знакома эта ситуация.

Так как этот навык схож с «Воплощением Бога мечей», я понимал весь спектр сложности его использования. Или же, к примеру «Глаза Бога» Галлуса.

Этим навыком старик видел меня насквозь, но я сам до сих пор так и не достиг подобного уровня. Вероятно, я все еще не овладел им в полной мере.

Быть может, и Аманда сталкивалась с тем же, изучая навык «Бог-бичеватель». Мало кто способен полноценно использовать такие навыки сразу после смены профессии. Будь у Аманды время отточить этот навык — мы бы проиграли ей еще быстрее.

— Однако зачем передавать навык по наследству, если его нельзя использовать?

— По древнему преданию, когда появится способный овладеть этой силой, жрица должна вручить тому бойцу этот навык.

Значит, эта сила предназначается королю, наследнику Бога-дракона. Традиция остается традицией.