Глава 867. Софи в нелегальном городе

— В итоге, я приношу людям лишь несчастья… И придя в этот город, ничего не изменилось. Множество людей погибло, — самоиронично пробормотала Софи, заканчивая рассказ о своей судьбе.

Телохранитель Нельш хотел уже, было, что-то ответить, но так и не смог. Вокруг Софи повисла такая мрачная атмосфера, что у него не хватило смелости открыть открыть рот.

Однако смелости хватило Фран, следующей своей установившейся репутации не самой тактичной персоны.

— В смысле? В городе что-то произошло?

— Да, верно.

— И много людей погибло?

— По моей вине…

Проигнорировав шокированное выражение лица Нельша, Софи продолжила рассказ. Вероятно, она сама неосознанно желала, чтобы Фран спросила ее об этом.

Пускай Софи и не была в настроении рассказывать всю свою подноготную, но от разговора на эту тему не особо воздерживалась.

— Да, по моей вине погибло множество людей.

— В смысле?

— Когда я прибыла в этот город, мои способности посеяли здесь страшный раздор…

Некоторое время после прибытия в этот город, Софи зарабатывала на жизнь подобно бродячему музыканту. Время от времени она занималась лечением людей, раненых в сражениях с иммунными демонами. В этих действиях она руководствовалась лишь доброй волей и альтруизмом.

Ей казалось, что та проклятая мелодия, убившая ее приемного отца, оставила темный след на всем ее музыкальном почерке. Софи посчитала, что дабы стереть этот след, ей необходимо спасать людям жизни с музыкальным инструментом в руках.

Однако она не могла представить, к чему приведет ее благородное рвение исцелять раненых… Именно это искусство превратилось в семя хаоса.

Желая завербовать Софи себе, не только гильдия авантюристов и палата целителей, но и множество тайных организаций вышло на тропу войны. Организация, получившая такую силу в своё распоряжение, имела шансы оставить позади всех конкурентов.

Гильдия, пытаясь встать на защиту Софи, лишь обострила конфликт между преследующими девушку организациями, добавив еще потерянных жизней к счетчику жертв.

Впоследствии, когда Софи наконец стала частью палаты целителей, и конфликт был исчерпан, девушку стало одолевать чувство раскаяния за то, что произошло в городе по ее вине.

Дабы очистить свою совесть, она начала самоотверженно работать. Софи помогала всем, будь то бандит, авантюрист или раб. Иногда теряя сознание от истощения маны, она играла целебные мелодии с утра до вечера.

Через некоторое время ее стали называть «Святой девой». Однако, несмотря на популярность, впоследствии Софи стала появляться перед людьми все реже и реже.

— Руководство палаты целителей запретили мне появляться в лечебнице свободно, как раньше.

— Почему? Это как-то связано со «святостью»?

Хм, разве самому руководству палаты целителей не выгодно, чтобы Софи продолжала лечить людей? Это ведь повышает в том числе и их репутацию.

Однако, судя по всему, руководство рассудило, что у работы Софи в качестве «Святой девы» больше минусов, чем плюсов.

— Для начала — денежный вопрос.

Так как Софи работала, по сути, ради очистки кармы, за свои услуги она практически не брала платы. Это согласовалось с условиями перехода в подчинение палаты.

Только с этим условием она могла претендовать на их защиту. Однако, учитывая способности Софи лечить сразу множество людей одновременно, она оказалась способна позаботиться практически о всех потенциальных клиентах лечебницы.

Учитывая, что палата целителей не занимается благотворительностью, этот вопрос являлся весьма серьезным.

Более того, без поступающей выручки палата целителей будет не в состоянии платить за необходимые расходные ресурсы и инвентарь, и рискует со временем разориться.

Еще одним минусом являлось то, что при Софи подрастающее поколение целителей оказалось не в состоянии обретать практический опыт. Все реже у молодых лекарей появлялись пациенты, и, как следствие, возможности подрасти в навыках.

Пока Софи продолжает свою целительскую деятельность, прочие врачеватели абсолютно не в состоянии развиваться. На самом деле, по ее словам, кое-что похожее на это и случилось.

В силу этих обстоятельств, способности Софи с тех пор использовались лишь изредка. По решению руководства, к ее услугам прибегают лишь как к крайней мере. Однако по добровольному согласию самой Софи, она ведает ранеными авантюристами, бандитами, и прочими сложными пациентами.

Как бы то ни было, Софи претило превращаться в объект поклонения, однако, народ ничуть не разозлило то, что она перестала появляться на людях — напротив, это в глазах общественности придавало ей больше таинственности. Имя «Святой девы» стало еще популярнее, и Софи начали обожествлять с беспрецедентным рвением.

Однако популярность такого толка приносила Софи лишь незначительный дискомфорт. Оставалась проблема посерьезнее.

Судя по всему, авантюристы и бандиты, уверенные в том, что любое их ранение сможет вылечить Софи, начали рисковать все сильнее и сильнее. В конце концов, приползи они к ней хоть при смерти — она их вылечит. Порожденная такой уверенностью беспечность привела к увеличению фатальных случаев. И пускай, благодаря популярности святой девы, в город стало прибывать больше авантюристов, смертность оказалась столь высокой, что фактически их число не изменялось.

Кто угодно другой не придал бы этому значения, но не Софи. Несмотря на все ее отчаянные попытки действовать ради общего блага, смертей лишь становилось больше. Да, ее чувства вполне можно понять.

И ее негодование только усиливалось, когда она встречала очередного стражника или телохранителя, готового работать ради «Святой девы» бесплатно.

«Неужели рассудок жителей этого города помутнился из-за меня? Неужели это я внесла разлад в механизмы города, что доселе работали как надо?» — думала Софи.

Наконец, существовали проблемы доверия к руководству палаты целителей. Было очевидно, что они ей лишь пользовались.

Со временем Софи стала ненавидеть свое звание «Святой девы», и все сильнее бояться лечить новых больных. Почти год она провела за охотой на иммунных демонов, практически не занимаясь исцелением.

Однако даже это не улучшило ее настрой, так что она сбежала подальше от своего дома, где и встретила Фран.

— В общем, такие у меня дела. Есть еще кое-что, о чем я бы хотела у тебя спросить.

— О чем?

— Ты явилась сюда, чтобы меня убить?

— Чего?

Что это за вопрос такой? Фран тоже сделала озадаченный вид. Софи в ответ с облегчением выдохнула.

— Вот как. Значит, я ошиблась.

— Угу. Но почему ты спрашиваешь у меня такое?

— Подслушала это из приказа Филрии. Приказа о том, что девочка из рода черной кошки сговорилась с ассоциацией зверолюдей, чтобы убить меня, и что, в связи с этим, требуется немедленно бросить силы на ее поимку…