Глава 870. Рыцари Святой страны

Стоящие у входа люди представились рыцарями Святого Ордена.

Действительно, насколько я помню, именно так назывался орден элитных рыцарей, которых командирована на континент святая страна Ширад. Я слышал, что командир в этом ордене именуется «Святым Рыцарем».

Святой Рыцарь и Святая Дева. Быть может, между ними есть какая-то связь?

Фран озадаченно взглянула на Софи. Софи, однако, смотрела на происходящее с не менее недоумевающим видом.

— Понятия не имею. Я не родом не из как-то там Святой страны, и «Святой Девой» меня окружающие стали называть не по моей воле.

Ну, зато святой-самозванкой ее не назовешь. Хотя ситуация, я вижу, ухудшается.

До убийств дело еще не дошло, но события развивались весьма агрессивно. Несмотря на все попытки стражи удержать их от входа, все пятеро рыцарей демонстрировали впечатляющую силу.

В особенности их лидер. Уже по внешнему виду можно было понять, что мастерства ему не занимать. Если конфликт не остановить, то стражников в какой-то момент обязательно растолкают.

Быть может, чего доброго, и вовсе начнется драка.

Держа в уме худший сценарий, я прошелся по рыцарям оценкой.

Разумеется, никто из них божественным мечом не владел, однако, все они были вооружены магическими… Нет, вернее, святыми мечами. Вероятно, нечто в технологии изготовления святых мечей отличало их от магических.

В целом их экипировка была заточена на противостояние скверне. Даже их доспехи были магическими, а сами рыцари владели высокоуровневыми заклинаниями.

Я думал, что для полного соответствия образу «Святых» они должны владеть магией восстановления, но ее в их арсенале не оказалось. Видимо, святым рыцаря делает лишь обладание святым мечом.

Стражники, похоже, уже были готовы звать подкрепление, но рыцари успели заметить нас до того, как это случилось.

— Уж не сама ли госпожа Святая Дева явилась сюда?

Вероятно, взгляды окружающих Софи горожан выдали ее личность. Увидев ее, люди застывали в благоговейном изумлении.

— Вы, о златовласая дева!

— Стоять!

— Вот дрянь!

Несмотря на ловкость, с которой стражники орудовали копьями, удерживая рыцарей на расстоянии, их усилия оказались напрасны. Шустро минуя острые наконечники, рыцари продвинулись вперёд и растолкали стражников прочь с пути.

Причем, судя по всему, это не составило им никакого труда. Видно, когда сама Святая Дева появилась перед ними, былые рамки любезности, которых придерживались рыцари, сгинули.

Прорвавшись через стражников, мужчины зашагали мимо спешно расступавшихся пациентов, синхронно гремя латами.

По их глазам можно было понять, что они абсолютно убеждены в том, что Софи и есть Святая Дева. Вероятно, они загодя узнали о том, как она выглядит.

Фран, как всегда, встала в боевую стойку, уже готовая вынуть меня из ножен.

— Сейчас же остановитесь.

— Хм…

Святые рыцари тут же остановились, лишь завидев Фран. На одно мгновение их лидер впился в нее взглядом с недовольным выражением лица, но очень скоро это недовольство сменилось надменностью.

— Признаю, телохранительница из вас что надо! Однако у нас есть крайне важный разговор к госпоже Святой Деве. Прошу отступить с пути.

— Я не телохранительница.

— В таком случае не слишком ли много вы на себя берете? Посторонним следует помалкивать пред лицом таких фигур.

Разница в том, как рыцари обращались к Фран и Софи была просто астрономической. Меня восхищало, с какой динамикой лидер менял выражение лица с надменного на дружелюбное.

— Я ее подруга, не посторонняя.

— Раз подруга, то не вмешивайтесь в дела Святой Девы. Склоните голову. Стоять в присутствии Святых Рыцарей в высшей степени неуважительно.

— Это у вас в стране. Не вам сейчас рассуждать о том, что неуважительно.

— Не пора ли тебе, дочь звероловечьего рода, уже понять, что лучше бы посторониться?

Он что, думает, что произведет на Софи хорошее впечатление, упрямо продолжая вести себя так безобразно с Фран?

А может это специально? Собирается разозлить Фран дабы она ненароком оскорбила их или типа того, а потом воспользоваться этим фактом при разговоре с Софи?

— Фран, вероятно, тебя специально провоцируют. Давай-ка сначала выслушаем, с каким делом они сюда явились, — произнес я.

— Отвечайте, зачем вы здесь.

Рыцарь продолжал презрительно глядеть на Фран, но почувствовал на себе холодный взор Софи.

Он слегка улыбнулся, будто бы чтобы сгладить ситуацию, и принялся за рассказ. Уж думаю: он, ненароком, случайно не питает особую неприязнь к авантюристам или зверолюдям?

— Мы прибыли из святой страны Ширад с миссией пригласить Святую Деву в нашу державу. Не изволите ли вы отправиться в святую страну вместе с нами?

— Вы, случайно, не обознались?

— Ох, какая скромность! О том, что вас почитают в этом городе как Святую Деву известно даже за пределом континента, госпожа Святая Дева Софилия.

— Я сама никогда «Святой Девой» не называлась, да и среди моих титулов или в профессии ничего подобного не значится, — смело ответила Софи.

На это святой рыцарь зловеще улыбнулся, и плавно продолжил речь:

— Я знаю, что вы, госпожа Святая Дева, исцелили множество людей, не требуя ничего взамен. Это воистину благороднейшая воля, и за это я испытываю к вам глубочайшее уважение! Посему, я считаю, что в подобном городе вам не место. В нашей стране мы сможете распоряжаться этими силами так, как вашей душе угодно. Вам больше не придется иметь дело с личностями из изнанки общества. Отважные рыцари и благородные господа Ширада приветствуют вас с распростертыми объятиями. Вы достойны стать первым звеном целой святой династии!

От слов святого рыцаря выражение лица Софи резко переменилось. Она явно была вне себя от злости. Что ж, как бы вежливо рыцарь не вещал, менее уродливым содержание его весточки от этого не становилось.

По сути, он считает, что жители этого города не нуждаются в спасении. Вместо этого ее сила должна служить рыцарям и аристократам Ширада. И при этом, она должна считать это за честь, верно? В конце концов, целая страна официально признала ее «Святой Девой». Значит, за такое «спасибо» она должна работать как ломовая лошадь? Я все правильно понял? Самое главное, этот мужик, похоже, еще и искренне считал, что Софи должна этому радоваться. Похоже, он не испытывает ни тени сомнения по поводу того, что кто угодно с радостью готов пойти работать на благо святой страны Ширад.

— Я остаюсь здесь.

— Что за глупость! Святой Деве не подобает прозябать в этом грязном городишке! Вы ведь понимаете, что, как Святая Дева, вы сможете вести у нас жизнь в комфорте и изобилии?

Похоже, они действительно очень хотят забрать ее с собой. Софи тоже уловила это, и такая назойливость немало действовала ей на нервы.

Более того, я, благодаря распознанию лжи, ощутил, что Софи как личность этот тип ни капли не уважает. Практически все комплименты в ее адрес были ложью.

Возможно, он считает, что любые средства хороши, если это поможет затащить Софи с собой. Уж, часом, не собрались ли они поработить ее и превратить в подобие живого автоматического лечащего устройства?

За диалогом Софи и рыцаря окружающие горожане наблюдали, затаив дыхание. Некоторые злились, некоторые печалились. Вероятно, они сходились во мнении, что в словах рыцаря была доля истины. Для чистой душой Святой Девы этот нелегальный город действительны был не тем местом. Много кто готов был согласиться с этими словами. Как не иронично, но те, кто почитал Софи сильнее, те и охотнее с этим соглашались.

— Ну же, Святая Дева, давайте отправимся в достойное вас место!

— И это, по-вашему, Святая страна Ширад?

— Именно так, Святая страна Ширад! Нет иного государства, что подходило бы вам больше!

Некоторое время Софи молчала, и рыцарь, вероятно, уже решил, что его слова наконец тронули ее душу. На его лице натянулась мерзейшая улыбочка. Однако я и Фран уже понимали, к чему все идет. Крепко сжатые кулаки Софи демонстрировали бурлящую в ней ярость лучше всяких слов.