Глава 884. Новые трюки Филрии

Сработавший механизм обрушил потолок подземной комнаты, похоронив улики под обломками. Не обладай мы магией земли, заодно там бы похоронило и нас.

Теперь же, со страшным грохотом, вся наша команда показалась из огромного кратера, образовавшегося прямо рядом с белой башней, так что не привлечь внимания мы не могли. Буквально все находящиеся поблизости люди обступили кратер со всех сторон, и среди них можно было заметить фигуру Филрии.

Своим взглядом она, казалось, готова была прошить Фран и Миранрель насквозь. Она явно понимала, что находится в сантиметре от обнародования ее злодеяний всему белому свету. Тем не менее ей удавалось сохранять свою фирменную «профессиональную улыбку». Она смотрела на нас сверху вниз совершенно невозмутимо. Впрочем, мне кажется, или уголок рта у нее все-таки подергивался. Да, Филрия явно изо всех сил подавляла в себе ярость, но тем не менее она все-таки удерживала себя в руках, не повышая голос сверх меры. Очень скоро стало ясно, как ей это удавалось.

— Наконец показала свой хвост! — заявила Филрия громогласно, дабы все присутствующие ее слышали.

— Все ровно так, как в тех слухах про то, что драконидка-предательница объединилась с наемной убийцей из зверолюдей! Мне так не хотелось верить этим гнустностым сплетням про мою согорожанку, но… Похоже, они все-таки оказались правдивы!

С этими словами, она указала пальцем на нас. Похоже вместо того, чтобы готовиться к защите от обвинений в свой адрес, она решила как можно быстрее выставить злодеями Фран и остальных. Действительно, по одному только внешнему виду этой дыры и нельзя было понять, что вела она в тайную подземную лабораторию.

Вся комната сейчас засыпана землей и песком, и даже проведи мы масштабную работу по ее очистке, все, что там осталось — это оплавленный остов того, что раньше было лабораторией. Даже если мертвые тела клонов Нумераэ и уцелели, то Фран можно было бы легко просто обвинить в их убийстве. А несмотря на присутствие свидетеля в виде Гаазола, его слова не обладали той же степенью убедительности, что и слова Филрии.

— О чем вы, черт возьми, говорите? Мы знаем, что это вы схватили Гаазола и пытались обратить его в рабство!

— Это мне впору спрашивать, о чем вы говорите. Рабство? Кто вам такое сказал?

— Не разыгрывайте невинность! Теперь-то я вижу, что за мерзкие деяния скрываются за этой самоуверенной улыбкой! — прокричала Миранрель Филрии.

Фран не говорила ничего. Хотя мы считали, что нам тоже стоило защититься, но отдали первое слово Миранрель, раз именно ее друга чуть было не захватили в рабство.

Увы, как бы Миранрель не пыталась изобличить Филрию, взгляды окружающих людей оставались столь же холодны. Видимо, все это они воспринимали не более, чем как отговорки зажатой в угол преступницы. Напротив, взгляды жителей скорее приобрели оттенок немого укора.

Наверняка стража очень скоро прибудет сюда. Останемся — нас бросят за решетку, как убийц. Сбежим — сразу признают преступниками и назначат награду за головы. Ни один из вариантов не выглядел приемлимым.

— Эта самая из Черных Кошек…

— Без сомнений, это она…

— Значит, и впрямь убийца…

Много кто помнил Фран после того самого конфликта между ней и Филрией в башне. Присутствующие начали переговариваться, только-только заприметив ее. Как бы поступить? Мы ведь не знаем, что грозит Гаазолу и остальным… Что делать? Бежать? Сражаться? Отвечать?

Однако прежде, чем нам пришлось делать выбор, на сцену поднялся еще один персонаж.

— Остановитесь! Они не предатели и не убийцы!

— Софи.

— Прости, припозднилась.

Разумеется, на такой шум она не могла не явиться. Едва поняв, что произошло, нам на помощь примчалась Софи. Судя по лицу Филрии, она оказалась не в восторге от подоспевших Софи и Нельша. Конечно, она тут же вернула себе былую невозмутимость, но их приход явно не входил в ее планы. Слегка подняв тон голоса, она заявила Софи:

— Госпожа Святая Дева, здесь опасно. Разве я не просила, чтобы вы не покидали вашу снабженную барьером комнату?

— Не покидала? Что вы имеете в виду под этим, что я под арестом?

— Нет, о чем вы! Ничего подобного у меня и в мыслях не было!

Видимо, она таким образом она надеялась избавиться от помехи в виде Софи. Как бы то ни было, каким бы способом она не надеялась посадить Софи на замок, удержать ее за закрытыми дверями ей не удалось. Вероятно, в этом была причина краткой потери самообладания.

— Филрия, вы…

— Кьяаааа!

У Софи наверняка было заготовлено много вопросов к Филрии. Увы, ее речь прервал пронзительный женский крик.

На ее глазах одна из женщин в толпе упала, истекая кровью. Рядом с ней возвышалась фигура драконида с окровавленным мечом в руке. Я доселе чувствовал, что в нашу сторону кто-то бежал, однако, посчитал, что это стражники. Этот драконид, как не погляди, на стражника не походил. Более того, на этом зверства не закончились. Зверочеловек, прибывший вместе с ним, также принялся атаковать мирных жителей. Видя это, Филрия громко заявила:

— Значит, подмога пришла! Теперь сомнений нет, вы действительно убийцы!

И драконида, и зверочеловека, после слов Филрии тут же арестовали. Со стороны, впрочем, больше казалось, будто они сдались самолично.

Снабженные рабскими ошейниками, оба не произнесли ни единого слова против. Было до боли очевидно, что все это — разыгранный Филрией спектакль.

Видимо, используя нелегальных рабов, она решила подкинуть еще несколько поводов для нашего ареста. Увы, в глазах горожан действия Филрии не выглядели ничуть подозрительно, их взгляды горели искренним уважением к Главному Лекарю. Ситуация, скажем прямо, выглядела паршиво.

— Фран — моя подруга!

— Ох, какое вероломство, обмануть чистейшую душой Святую Деву!

— Она меня не обманывала!

— И здесь вы ошибаетесь! Быть может, вам и больно это слышать, но все эти люди лишь вас использовали!

Тебе ли вообще говорить о том, кто ей пользовался? Ситуация, однако, все сильнее склонялась не в нашу пользу. Очевидно, что люди сильнее верили Филрии.

— Помогите арестовать этих личностей и спасти госпожу Святую Деву! Мне нужна ваша помощь!

Толпа мигом отреагировала на ее приказ.

— Спасем Святую Деву!

— Давайте-ка, задержим этих ротозеев!

С этими криками, толпа ринулась на нас. Среди них были не только авантюристы, но и простые горожане. Но даже они казались настроенными крайне серьезно. Все они, с лицами, наполненными праведным гневом, ринулись спускаться в кратер. Многие теряли равновесие и катились вниз кубарем, но общий боевой дух не иссякал. Видимо, когда дело касается спасения Софи, ими овладевало исключительное чувство гражданского долга.

— Эта негодяйка Филрия! Мало того, что она манипулирует стражей, так еще и простой люд на нас натравливает! — высказался я.