Глава 885. Невозмутимость Филрии

— Эта негодяйка Филрия! Мало того, что она манипулирует стражей, так еще и простой люд на нас натравливает!

Пациенты обступали нас со всех сторон, крича, раззадоренные словами Филрии. Надо сказать, их боевой пыл разжегся на удивление быстро. Является ли причиной тому их исключительное доверие к ней? Или же она владеет неким навыком, облегчающем подобное подстрекательство? Хотя выброса магической энергии от нее я не заметил…

Что ж, как бы то ни было… Средство, которым она пользовалась, пожалуй, было из подлейших. Явно, готова пойти на все, чтобы не запачкать руки, в том числе использовать своих пациентов, как живые щиты. Теперь, атакуй мы их в ответ — вся тяжесть преступлений падет на нас, и наш публичный образ в этом городе упадет ниже плинтуса. Вдобавок и Софи, со своей заботой о простом люде, также этого не оценит. Филрия все это понимала. Уверен, она здраво расценивала вероятность открытой конфронтации с Фран, но оставалась уверенной в надежности барьеров своей телохранительницы Селия-дотт. Однако в ее голове родился куда более выгодный план касательно того, как еще сильнее усложнить Фран жизнь, причем чужими руками. Ее лицо явно отражало мысли человека, знающего, что как бы не развернулись события, она окажется в преимуществе.

Мало что могло выбить Фран из равновесия больше, чем подобный надменный взгляд сверху вниз. Она крепко сжимала зубы, зафиксировав яростный взгляд на оппонентке.

— Наставник, я ее зарежу.

— Хорошо. Я позабочусь о том, чтобы она ненароком не умерла. Нужно действовать быстро.

— Угу!

— Но сначала следует подавить волю толпы.

— Хорошо.

Если оставить разбираться с пациентами Миранрель и остальным, кто не склонен действовать мягко, люди могут серьезно пострадать. Пускай технически они и являются агрессорами, но в итоге это лишь простой народ, поддавшийся на провокации Филрии. Я бы не хотел, чтобы они пострадали.

Тем более, это не только вопрос морали. Чувства Софи на этот счет меня также сильно беспокоили. Мне бы хотелось как можно меньше рисковать потерять ее благосклонность, учитывая, как болезненно она переживает вид раненых людей.

— Хаааааа!

Фрак активировала навык «Подавления». Не оказав воздействия на наших союзников, навык поколебал боевой дух простого люда, заставив их застыть на месте. Хотелось бы, чтобы контроль был посильнее, но… Что ж, в целом можно считать это успехом. Эффект навыка оказался слабее, чем обычно, не полностью остановив крепких мужиков, на вид казавшихся бывшими авантюристами, но большая часть толпы оказалась нейтрализованной оковами страха. Ну ладно, «бывших авантюристов» можно оставить Миранрель и Брайне.

— Теперь время разобраться с ней!

— Да!

Видя, как спровоцированные ей люди оказались деморализованы в одно мгновение, Филрия переменилась в лице. Вероятно, она была уверена, что мы ничего с этим не сможем поделать, но недооценила Фран. Как ни странно, нескрываемое убийственное намерение Фран никак не повлияло на нее. Я бы сказал, что для человека, никогда не бывавшего на поле боя, она обладает завидной силой духа.

Впрочем, подавляющая волна тоже не оказала на нее никакого действия, так что, наверное, от подобных эффектов ее защищал барьер. Барьер этот, я полагаю, должен быть весьма искусно сработан. Не будь он таковым, Филрия не чувствовала бы себя столь самоуверенной.

Однако она явно недооценивала как силу Фран, так и степень ее ярости. Когда перед Фран находится тот, кто связан с нелегальной работорговлей, ее ярость становится едва контролируемой. Учитывая важность Филрии как потенциального информатора на счет работорговцев, убивать ее Фран не могла. Однако искромсать до полусмерти и связать — вполне.

Хотя нельзя было с точностью сказать, заметила ли она ярость Фран или нет, но Филрия продолжала вещать с прежней невозмутимостью.

— Ты навредила невинным людям! От этого преступления тебе точно больше не отделаться!

Молчание.

— Что, нечего ответить?

Фран уже оставила попытки поддерживать диалог с Филрией. Она больше не видела ценности в разговоре с женщиной, с чьих уст срываются исключительно слова лжи. Отвечать было нечего. Филрия, впрочем, трактовала это по-своему. Всем своим видом она демонстрировала, будто уже победила. До чего же раздражающее лицо. И для Фран оно лишь подливало масла в огонь ее ярости. Она сжала мою рукоятку в руке сильнее прежнего.

Быть может, нападение на Филрию обратит весь город против нас, но это не сделает ситуацию гораздо хуже.

— Я иду!

— Да, полетели!

Я телепортировал Фран за спину Филрии, после чего она нанесла удар. Все это заняло одно беззвучное мгновение, но мой клинок отскочил от барьера.

— Ии!

Филрия закричала, не ожидая такой внезапной атаки из-за спины. Как я и думал, боевым опытом она не обладала, ибо даже не попыталась уклониться. Она развернулась на месте с бледным от страха лицом, но тут же взяла себя в руки и вернула себе прежнюю триумфальную улыбку.

— А-ха-ха! Признаю, ты меня удивила, но это барьер самой Селия-дотт! Прекрати свои бесплодные попытки сопротивляться!

А ведь удар был достаточно серьезным, с приличным количеством вложенной маны… Думаю, этот удар бы пробил даже барьер, что стоял на двери в подземных помещениях.

Как я и думал, защищающий Филрию барьер был особого изготовления. Вероятно, чтобы пробить его, Фран понадобится нанести серьезный рубящий удар из состояния пробуждения.

Однако, как бы не был этот барьер силен, против «Мана-возмущения» ему не выстоять!

— Фран, я использую мана-возмущение на полную.

— Хорошо.

Вложив в навык все силы, я активировал мана-возмущение. Доселе я использовал его лишь на низкой мощности, так как он действовал в том числе и на нас самих. Во время боя использовать его с такой мощностью было сложно, так как появлялся риск ввергнуть наше восприятие в хаос. Однако сейчас был идеальный случай для этого.

— На что ты так смотришь?

— Хм. Пришло время смеяться мне.

Филрия бросила подозрительный взгляд на Фран, что все еще не выходила из боевой стойки. Судя по всему, ей было невдомек, что я уже проделал в ее барьере зияющую брешь.

— Фран!

— Угу!

— Сколько еще говорить, это бес… ААААААааааа!

Бесполезно, ты хотела сказать?

— Рука! Моя рукааааааа!

Филрия подняла жалкий вопль, изо всех сил придерживая рану на культе правой руки — удар Фран отхватил ее по самый локоть.