Глава 886. Допрос Филрии

Филрия застонала, изо всех сил зажимая кровоточащую рану. Едва преодолевая боль, она разразилась бранью в сторону Фран:

— Как ты посмела… Ранить меня? Совсем ума лишилась? Теперь не видать тебе жизни в этом городе!

— И что?

— Что?

— Да мне, в общем-то, все равно.

— Э?

Ответ Фран ошеломил Филрию. Казалось, подобное отношение не умещалось в ее голове. Наверное, для Филрии, чья жизнь целиком прошла в закрытом нелегальном городе, оказаться в положении преследуемой в его стенах казалось худшим сценарием. Не удивлюсь, если она расценивала это практически равносильно смерти. Именно поэтому она посчитала, что подобной угрозы хватит, чтобы осадить Фран. В самом деле, казалось, будто она не ожидала, что подобная угроза может кого-то не впечатлить. Подстрекая народ и провоцируя нас, она оказалась не готова к тому, что атакуют ее саму…

На лице Фран читалось отвращение. Давненько ей не приходилось видеть столь жалкого персонажа. Тяжело вздохнув, она крепко наступила на руку Филрии, остановив кровотечение, и начала допрос:

— Как ты связана с нелегальными работорговцами?

— Заткнись! Мою руку… Гьаааааа!

— Больно шумишь. Лучше отвечай на мои вопросы по-хорошему.

— Аааааа, почему…

Лишившись вслед за левой руки вслед за правой, Филрия заговорила другим тоном, ее голос стал преисполнен отчаяния. Ее взгляд наполнился страхом. Наверное, она начала потихоньку понимать, что стоящая перед ней юная авантюристка из Черных Кошек была совсем не так проста, как ей раньше казалось.

— Как ты связана с нелегальными работорговцами?

— Никак! Я и о их существовании…

— Ложь, — сказал я Фран.

— Хм.

— Гхиииииии! Но я ответила! Я ответилааа!

— Это ложь. Отвечай правду.

На лицо Филрии опустилась еще более густая тень страха, когда Фран воткнула меня в ее левую ногу. Она, должно быть, осознала, что Фран обладает способностью распознавать ложь.

— Почему… Как все могло так…

— Хм.

— Игх… Аааааа!

— Не тяни время. Отвечай только правду.

— Ууу…

— Впредь я не буду так милосердна. «Великое исцеление».

— Ииии!

Видя, как Фран поднимает ее отрубленную правую руку и приживляет ее на место, Филрия преисполнилась еще большего отчаяния. Видимо, от осознания того, что она оказалась совершенно не способна предсказать поведение Фран.

— Мы не знаем, когда вернется Селия-дотт. Нужно поскорее закругляться с допросом.

Брайне с остальными уже подавили оставшееся сопротивление толпы. И пускай на этот счет можно уже не беспокоится, существование Селия-дотт все еще являлось причиной для тревоги.

— Угу.

Фран бросила взгляд на башню.

— Быть может, ты можешь засечь присутствие Селия-дотт?

— Не знаю.

— Хмм. В башне расставлено полно наблюдательных барьеров, может хоть ним можно сориентироваться.

— Угу.

Как бы то ни было, засечь Селия-дотт крайне тяжело, так что в наших интересах завершить допрос поскорее.

— Необходимо что-нибудь, что поможет ее разговорить.

— Угу. «Усиление боли».

— Э?

Заклинание, которой воспользовалась Фран, принадлежало к школе магии жизни, и именовалось «Усиление боли». Данное заклинание приумножало болевые ощущения субъекта использования. Наверное, оно действовало на нервную систему или типа того. Однако так уж выходило, что почти все сильные противники в этом мире обладали «Ослаблением боли» в той или иной степени, так что годилось заклинание лишь против всякой мелочи. Для данной ситуации, однако, оно оказалось в самый раз.

— Хм?

— ИИИИИиииииииииииииииииииии!

Филрия закричала пуще прежнего, когда Фран совсем немного ткнула в нее моим острием. Страшно представить, какую интенсивную боль она должна была испытывать. Обливаясь слезами и слюнями, она едва могла отдышаться.

— Это… Магия… Жизни…

— Угу.

Пробормотав эти слова, Филрия взглянула на Фран помутненным взором. Взгляд этот по какой-то причине показался мне до жути неприятным. Ровно таким же взглядом работорговец смотрит на товар. Учитывая, что я почувствовал элемент жизни в магической энергии, циркулирующей в тех сосудах из подземной лаборатории, ее исследования должны были быть как-то связаны с магией жизни. Однако очень скоро в глазах Филрии не осталось ничего, кроме страха.

Фран с силой наступила на рану на ноге Филрии, причинив жуткую боль. Зарыдав, она взмолилась о прощении:

— Прошу… Остановись!

— В таком случае выкладывай про все свои связи с работорговцами.

— Я, я ничего… Хорошо, я скажу!

После этого допрос пошел на редкость гладко.

Филрия отвечала на каждый из наших вопросов. Очень скоро в нашем распоряжении оказалось несколько крайне полезных сведений.

Для начала — о людях, причастных к работорговле в Палате Целителей. Их было на удивление немного. Вовлечены в работорговлю были лишь Филрия да несколько стражников в ее подчинении. Селия-дотт также никак не была к этому причастна. Оказалось, что барьеры под землей были призваны в первую очередь сдержать проход иммунных демонов.

Более того, Филрия не подчинялась работорговческой организации напрямую, а являлась скорее бизнес-партнером. Судя по всему, она обратилась к работорговцам в поисках подопытных для экспериментов. Более того, такие отношения позволяли ей быстро продавать тех рабов, которых она ловила самостоятельно, но которые по тем или иным причинам не годились для исследований. Для купли и продажи рабов она встречалась с представителями организации в заранее установленном месте и установленное время. Отследить центр, откуда оперирует работорговческая организация при таком раскладе трудно.

— Что это была за лаборатория?

— Для проведения экспериментов с магией жизни.

— Подробнее.

— Секрет вечной жизни!

— Ааа?

— Я исследовала способы, как можно обрести вечную жизни и вечную молодость! Для этого мне необходима жизненная мана!