Глава 199. Уловка японского правительства (часть 1)

Начали появляться сообщения о росте Донгу.

«Духи тоже могут расти?»

У Ттуни и Донгу нет ничего похожего на уровни. Они просто духи огня и молнии. На этом все.

И даже когда Хён Сон в первый раз заключал контракт с Ттуни, единственное, что он узнал, так это о наличии активного духовного навыка легендарного уровня. А в случае с Донгу, то у него даже и навыка никакого не было.

«А что меняется-то?»

Хён Сон взглянул на Донгу, который с сумасшедшей скоростью проглотил Сущность Пламени. И в этот самый момент…

«Увеличена форма?»

Хён Сон удивленно взглянул на Донгу. С первого взгляда в нем не было никаких изменений.

«Так, посмотрим, — Хён Сон взглянул на внутреннее состояние духа. — Вроде бы ничего не изменилось. За исключением увеличения общего количества магической энергии, которую можно накапливать… О? Потребление магии немного снизилось».

Донгу и Ттуни — духи. Естественно, что даже при вызове магическая энергия расходуется. Вне боя расход довольно небольшой. И если не приглядываться, то трудно заметить, что магия вообще была потрачена. Однако в данный момент, когда магия Хён Сона практически на дне, сразу становилось понятно, что расход магии, необходимой для поддержки призыва Донгу, уменьшился.

«Интересно, повысилась ли эффективность во время боя?»

Бессмысленно снижать расход магии в мирное время. А что если ее потребление снизиться во время боя? Тогда собственные силы Хён Сона значительно возрастут.

— Ешь помедленней Донгу, никто не украдет.

Хён Сон, улыбнувшись, погладил Донгу по голове.

Он думал, что это настоящая неудача, ведь выпали одни материальные предметы, но ему все же удалось собрать неплохой урожай. И его добыча не ограничилась Сущностью Огня.

«Еще есть предметы легендарного уровня».

В общей сложности Хён Сону досталось шесть предметов легендарного уровня. Получилось гораздо больше чем обычно.

Единственное, что разочаровало, так это количество книг навыков.

«Всего лишь две книги. Давай проверим для начала».

Хён Сон достал книги навыков.

— Пассивный навык

— Значительно увеличивается сопротивление физическим атакам.

— Значительно увеличивается сопротивление атакам навыками.

— Значительно увеличивается устойчивость к атакам Огня.

[Вы хотите изучить пассивный навык Покровительство Лавового Великана (легендарный).]

[Да][Нет]

«Этот навык наверняка будет поглощен Доспехами Бога Грома».

У него были довольно хорошие характеристики для навыка легендарного уровня. Хён Сон выбрал «Да».

[Происходит слияние пассивного навыка Покровительство Лавового Великана (легендарный) с пассивным навыком Доспехи Бога Грома (уникально-мифический).]

[Улучшен пассивный навык Доспехи Бога Грома (уникально-мифический).]

Случилось то, что и предполагал Хён Сон. Он проверил следующую книгу навыков.

— Активный навык

— Испускает мощное огненное дыхание.

[Вы хотите изучить активный навык Гнев Лавового Великана (легендарный).]

[Да][Нет]

«Огненное дыхание?»

Навык казался особым. Но для Хён Сона он не сыграет роли, ведь, скорее всего, будет поглощен Пламенем.

Игрок выбрал «Да».

[Происходит слияние активного навыка Гнев Лавового Великана (легендарный) с активным навыком Пламя (уникально-мифический).]

[Улучшен активный навык Пламя (уникально-мифический).]

Пламя все же поглотило Гнев Лавового Великана.

«Когда же он уже дорастет до мифического уровня?»

Навык поглотил уже столько книг, но до сих пор не сдвинулся с места.

«Что ж, когда-нибудь вырастет».

Хён Сон продолжал скармливать ему книги навыков, и рано или поздно Пламя должно дорасти до мифического уровня.

«Сила атаки, наверняка, немного выросла».

Хоть он не смог вырасти до мифического уровня, но все же поглотил одну книгу, поэтому относительно плохой навык Пламени немного увеличил свою силу атаки.

— Гав-гав!

Пока Хён Сон изучал книги навыков, Донгу закончил прием пищи.

— Ты наелся?

— Гав! — эмоционально ответил Донгу.

Хён Сон улыбнулся и погладил пса.

Вообще Игрок хотел бы отправиться в подземелье и проверить возможности изменившегося Донгу. Однако он уже очень устал. Хён Сон не в состоянии отправляться в подземелье и проводить тест.

Теперь, когда дело полностью завершено, ему надо заняться следующими делами.

«Что же мне у них попросить?»

Хён Сон защитил остров Хонсю — материковую часть Японии.

«Самым лучшим будет попросить права на владения подземельями».

Он думал о том, что разве не нормально будет принять от них половину подземелий, которые находятся на территории Хонсю?

Если этот запрос услышат члены правительства во главе с премьер-министром Акунабе, то они придут в настоящий ужас. Однако Хён Сон совсем не считал это огромным ущербом для них.

«Вполне справедливо будет заполучить половину».

Катастрофа, которая могла полностью разрушить Японию, была предотвращена без единой жертвы. А Хён Сон требовал даже не все подземелья, а всего лишь половину. Это было очень справедливым запросом для японского правительства.

Определившись со своей наградой, Хён Сон спустился с горы.

***

— Игрок Чхве Хён Сон истребил монстров, которые оккупировали кратер горы Фудзи!

— Герой Японии, который смог предотвратить разрушение Японии!

— Что бы произошло, если бы вулкан горы Фудзи извергся второй раз или даже третий?

— Игрок Чхве Хён Сон смог подтвердить свой титул «Хранителя Человечества»!

Как только Хён Сон завершил рейд на Лавового Великана, во всем мире журналисты приступили к своей работе. В основном содержание этих статей восхваляло Хён Сона. Однако японские новости немного отличались.

— Тысячи людей погибли в результате первого извержения вулкана Фудзи!

— Десятки тысяч людей потеряли свои дома из-за спровоцированного землетрясения!

— Можно ли было предотвратить ущерб, нанесенный запоздалыми попытками подавления волны монстров?

Никто не обвинял Хён Сона напрямую.

Тем не менее новости пестрили о самых крупных повреждениях в окрестностях горы Фудзи, и журналисты продолжали публиковать интервью с раненными и лицами, которые скитались по улицам, потеряв свои дома. Конечно, вполне нормально писать о нанесённых повреждениях. Однако было в этом нечто странное.

Обычно, когда происходили подобные бедствия после нападения монстров, правительство любой страны намеренно пыталось приуменьшить информацию о причиненном ущербе. И, напротив, выдвигали на первый план Игроков, которые принимали участие в рейдах. Это делалось для того, чтобы люди лишний раз не впадали в панику. Правительство было занято активным распространением новостей, содержание которых говорило гражданам о том, что благодаря силе великих Игроков подобного больше не повторится.

Но сейчас японские СМИ взяли совершенно противоположное направление. И этот сумасшедший поток новостей был прямиком доставлен Хён Сону.

— Ага, таким образом они хотят сказать, что не желают расплачиваться со мной? — спросил Хён Сон у Инукусо.

— Да, особенно премьер-министр Акунабе и его приближенные с большой настороженностью отнеслись к Вашему растущему влиянию на территории Японии. И независимо от того, насколько успешно завершился рейд на горе Фудзи, по всей видимости, японским СМИ был отдан приказ критиковать Вас.

После слов Инукусо на лице Хён Сона проявился гнев.

— Неужели они решили так нечестно поступить с человеком, который уже дважды смог предотвратить разрушение всей страны?

Они словно расплачивались с ним враждой.

Для того, чтобы предотвратить повторное извержение, Хён Сон рискнул своей жизнью и прыгнул в кратер вулкана. И они смеют таким образом относиться к нему?

— Король, правительство Японии злом ответило на Ваши добрые деяния. Но подавляющее число японского народа продолжает активно поддерживать Вас. Прошу, примите во внимание этот момент.

Из-за слов Инукусо Хён Сон смог справиться с гневом.

— Я и сам это прекрасно понимаю. Но я не могу просто так оставить в покое этих ублюдков.

Хён Сон не понимал, чего они хотят добиться, подстрекая людей через СМИ. К счастью, с развитием интернета новости от СМИ прекратили быть единственным источником правды. Однако стоило признать, что они оказывали значительное влияние на подавляющее большинство людей. Поэтому Хён Сону необходимо как следует позаботиться об этом.

Игрок отдал приказ:

— Опубликуй данные, которые были собраны. Только не те, что могут быть связаны со мной, собери все, что связанно коррупцией.

— Король, данных довольно много, но их влияния будет недостаточно. Премьер-министр Акунабе и остальные члены кабинета министров не уйдут в отставку только из-за этого. Максимум — это извинения.

— Я знаю. Но зато это подпортит их имидж.

Люди, которые служат на благо страны, делают что-то подобное. Это обычное дело. Зачастую все заканчивается извинениями, но Хён Сон думал над тем, чтобы постепенно подливать масло в огонь.

— Я сделаю все как Вы сказали, — ответил Инукусо и уважительно поклонился.

«Сменим рамки».

Правительство Японии пытается создать рамки между национальными интересами и личными интересами Хён Сона. И если так пойдет, то Игрок не сможет победить. Если он окажет давление на японское правительство силой, то сразу сможет добиться своей цели. Япония в качестве благодарности передаст ему права на владения подземельями. Однако нельзя, чтобы произошел такой расклад, при котором Хён Сон насильно отбирает их. Поэтому он должен сменить рамки с себя на противостояние коррумпированных властей и граждан страны.

«Я сделаю так, что они сами придут ко мне и передадут права на владение подземельями».

Хён Сону уже принадлежали подземелья на островах Кюсю и Сикоку, поэтому ему было достаточно и половины. Однако японское правительство первым взяло на себя инициативу. Теперь казалось, что ради того, чтобы избавить этих людей от их вредных привычек, ему необходимо будет заполучить все подземелья Хонсю.

***

— Какая реакция у населения? — спросил премьер-министр Акунабе у главы информационного отдела.

— В целом, преобладают разговоры о помощи пострадавшим.

— Это естественно, — удовлетворенно произнес Акунабе.

В Японии много сторонников Хён Сона, но СМИ не пытались напрямую нападать на него. Они лишь распространяли статьи о том, что необходимо уделить внимание ущербу и помощи пострадавшим, а также сосредоточиться на том, чтобы в будущем заранее предотвращать подобные ситуации. Ну, а Хён Сон был единственным, способным сделать это. Следовательно, именно ему стоило прикладывать больше усилий.

Однако далеко не до всех дошло подобное мнение.

— Японское отделение управления пространственными вратами получает много критики.

Японцы обвиняли некомпетентных Игроков в произошедшем, а не Хён Сона.

— Это тоже неплохо. Появится шанс, когда мы можем нанести удар по этому ублюдку Инукусо.

Инукусо выдающийся человек. Патриотом, который любит свою Родину больше, чем кто-либо другой, и он близок к политической власти Акунабе. Также Инукусо носит титул героя, спасшего Японию.

Но есть одна проблема. Он слишком дружелюбен по отношению к Чхве Хён Сону. Ведь изначально именно благодаря ему Инукусо занял пост министра по управлению японского отдела пространственными вратами.

— Но я думаю, что министра Инукусо вряд ли уволят лишь за это происшествие.

Премьер-министр Акунабе ухмыльнулся, услышав слова главы следственного отдела.

— Я и сам не собираюсь полностью от него избавляться. Достаточно того, что он возьмет на себя ответственность за случившееся и уйдет с должности министра.

— Вы хотите сохранить его на должности главы Ассоциации Игроков?

— Думаю, этого ему хватит. Он останется на должности главы Ассоциации и осознает свою роль охотничьего пса, не так ли? В какой-то степени, он просто вернется на свое место.

Акунабе считал, что это было ошибкой — назначать Инукусо на должность министра.

Игрок — это лишь охотничья собака, ничего больше. И она ни в коем случае не может занять место своего хозяина. Поскольку Инукусо — это хорошо обученная собака, она не может напасть на своего хозяина. Однако, когда охотничий пес встает в положение, когда он может укусить человека, приручившего его, ситуация обретает опасный момент.

— Это поистине мудрое решение, — глава следственного отдела согласился со словами премьер-министра Акунабе.

Он тоже считал, что опасно Игрокам вступать в политическую сферу.

В этот момент резко открылась дверь, и в кабинет ворвался один из агентов.

— Эй ты! Это что еще за хамство перед начальством? — глава следственного отдела упрекнул своего подчиненного.

— У нас большие проблемы! Всплыли подозрения в коррупции в отношении госпожи Аки.

Премьер-министр Акунабе и глава следственного отдела застыли, словно камни.