Глава 200. Уловка японского правительства (часть 2)

— Что ты сейчас сказал? — запинаясь спросил Акунабе.

— Были опубликованы обвинения в коррупции фонда частной школы, которым управляет госпожа Аки.

Премьер-министр пошатнулся.

— Вы в порядке?

Глава Следственного управления поддержал премьер-министра.

— Нужно это остановить.

— Что?

— Нужно остановить распространение слухов любой ценой! Ты же понимаешь, что, если это всплывет, то пострадаю не только я?

— Да, премьер-министр!

Глава разведывательного управления быстро отреагировал на гнев Акунабе и забрав своих подчиненных, тут же покинул помещение.

— Какого черта это произошло так внезапно?

Премьер-министр Акунабе покачал головой.

Фонд частной школы, которым управляет его жена, является ядром подкупа Демократической партии. Было бы лучше, будь его жена осторожней, ведь если что-то пойдет не так, то Демократическая партия, которую Акунабе держит под контролем, может рухнуть.

С точки зрения Акунабе, ситуация должна быть разрешена как можно скорее. Однако есть кое-что, чего он не знал. Коррупция давно вышла из-под контроля, а свидетельства оной против режима Акунабе расплывались по Интернету, как облака на небе.

— Вложение огромной суммы в фонд частной школы госпожи Аки!

— Кровавые деньги, которые пошли в фонд частной школы, возвращаются членам Демократической партии!

— Нецензурная лексика в адрес секретаря, который на 10 лет старше члена Демократической партии Кореи!

— Оказалось, что член Демократической партии Кореи, ушедшая в декретный отпуск, состоит в отношениях!

Правда начала вскрываться с проблем госпожи Аки в фонде частной школы, после чего информация о многочисленных проблемах начала вытекать одна за другой до такой степени, что происходящее можно было сравнить с бомбардировкой. Ну или с наводнением.

Это не просто слухи в интернете, люди могли увидеть список доказательств и стенограммы коррупционных сделок, совершенных под правительством Акунабе.

Положение твердо находившегося у власти Акунабе пошатнулось. Медиакомпании, имевшие тесные связи с правительством, начали намеренно блокировать подобные сообщения.

И это вызвало еще больше подозрений.

— Как правило, крупные оплошности скрывают за еще большими проблемами.

По указанию премьер-министра Акунабе японские СМИ сразу же распространили новости о том, что Хён Сон требует в награду за помощь.

— Игрок Чхве Хён Сон — Бог-хранитель Японии или узурпатор?

— Оправдано ли отдавать половину подземелий на острове Хонсю?

— Японский герой? Чхве Хён Сон не японский Игрок.

— Оправдана ли передача японского богатства Корее?

— Оккупант Кюсю и Сикоку, жаждущий теперь и Хонсю!

В СМИ появилась масса провокационных статей.

Это было сделано для того, чтобы отвлечь внимание общественности от коррупции в правительстве Акунабе на Хён Сона. Обеспокоенность по поводу запросов Хён Сона начала расти, и усилия СМИ возымели эффект.

В то же время парень разместил статью на домашней странице Хранителя человечества — Игрока Чхве Хён Сона.

— Появилось много людей, которые оскорбляли меня после того, как увидели недавние статьи, где говорилось, что богатство Японии передано Корее. Мне бы хотелось рассказать правду. Остров Кюсю и…

Хён Сон опубликовал текст на корейском языке и перевод на японский одновременно. Даже японцы смогли тут же прочитать статью без заморочек с онлайн-переводчиками. Содержание было простым.

Ни одна копейка, полученная в подземельях на Кюсю и Сикоку, не ушла в Корею. Все они были вложены обратно в Кюсю и Сикоку.

Заявление японского правительства о том, что Хён Сон потребовал половину подземелья на острове Хонсю, было абсурдным. К тому же правительство первым сделало такое предложение, а Хён Сон в настоящее время думает над ним. И даже если право собственности будет передано, то Хён Сон планировал реинвестировать все доходы в острова Хонсю так же, как это было и с островами Кюсю и Сикоку.

По мере распространения сообщения Хён Сона в сети Япония погружалась в еще больший хаос, так мнения разделились.

Несмотря на это, большая часть все же была на стороне Хён Сона. Против него же выступали единицы.

Большинство японцев недоумевали, почему СМИ внезапно начали осуждать Хён Сона, который спас Японию. В это же время и поползли слухи, что правительство Акунабе высказывается против Хён Сона, чтобы скрыть свои ошибки.

Японцы встали на одну из двух сторон и начали борьбу. Вся загвоздка заключалась в том, что люди точно не знали, являются ли слухи о коррупции правдой или же нет. Вопрос о передачи прав на подземелья на острове Хонсю Хён Сону почти тут же был исчерпан.

В конце концов представительство Акунабе подняло белый флаг и принесло публичные извинения народу все через те же СМИ. При этом все то же представительство пообещало провести независимое расследование, но Акунабе не хотел признавать свои ошибки. Он просто извинился за то, что подобные новости вызвали публичные волнения.

Также было понятно, что независимое расследование не будет таким уж независимым и не принесет хоть какие-то результаты. Все это делалось просто для того, чтобы временно заткнуть рты горожанам и утихомирить их гнев.

Правительство надеялось, что на этом всё и кончится, но именно тогда Хён Сон решил посетить резиденцию премьер-министра Японии.

— Что Вас внезапно сюда привело?

Хён Сон наведался к премьеру без предварительной записи.

Однако премьер-министр Акунабе ни капельки не растерялся.

— А как Вы считаете? Я здесь, чтобы получить вознаграждение.

— Во… Вознаграждение?

— Разве я не должен получить вознаграждение за спасение Японии, предотвратив еще одно извержение вулкана Фудзи?

На спине Акунабе выступил холодный пот.

Первоначальный план состоял в том, чтобы манипулировать общественным мнением, чтобы в конечном счёте Хён Сон не стал требовать надлежащего вознаграждения. Однако плану не суждено было сбыться.

Люди перестали проявлять интерес к статьям о последних действиях Хён Сона, а некоторые радикальные последователи даже настаивали на том, чтобы Хён Сону передали права на владение подземельями. Их логика заключалась в том, что Хён Сон, спаситель Японии, выглядел более надежно, чем коррумпированные бюрократы. Они также утверждали, что, если Хён Сон будет управлять всеми подземельями в Японии, можно будет решать проблемы быстрее и безопаснее. В частности, когда появляются такие проблемы, как внезапные образования групп монстров или монстры легендарного уровня.

Проблема заключалась в том, что количество японцев, которые поддерживали это мнение, постепенно росло. Тем не менее все это было не всерьез.

Если взять в качестве примера Корею, то происходящее похоже на то, как многие люди согласились с шуткой о том, что появившийся во время чемпионата мира 2002 года тренер Гус Хиддинк способен победить даже на президентских выборах в Корее. Единственная разница заключалась в том, что Хён Сон действительно имел силы и повод забрать все японские подземелья.

Это именно та ситуация, когда простая шутка может стать реальностью.

Премьер-министр Акунабе попытался предотвратить это с помощью общественной реакции, однако, поскольку люди встали на сторону Хён Сона, премьер-министр оказался в еще более невыгодном положении.

«Ничего не поделаешь».

Половина подземелий, располагающихся на острове Хонсю. Это было даже большей потерей, чем потеря прав над подземельями на Кюсю и Сикоку.

— Хорошо. Я отдам вам половину подземелий острова Хонсю, — Акунабе принял поражение.

— Этого недостаточно. Если бы не я, разве вы смогли бы продолжать использовать подземелья на острове Хонсю? Просто отдайте мне их целиком.

Премьер-министр побледнел.

— Це… Целиком?

Хён Сон кивнул.

— Ни за что!

Премьер-министр Акунабе был категорически против.

Все подземелья на островах Кюсю, Сикоку и Хонсю будут принадлежать Хён Сону? Это все равно что отобрать у Японии абсолютно все подземелья.

Нет, проблема не только в подземельях, а в том, что страна может потерять контроль над безопасностью, экономикой, да и в принципе над всей своей территорией.

— Ни за что?

Премьер-министр Акунабе кивнул на вопрос Хён Сона.

— Вы знаете, что пространственные врата, открывшиеся на горе Фудзи, еще не запечатаны?

Холодный пот выступил на лбу Акунабе, как только он услышал вопрос Хён Сона.

Он понимал, что кратер горы Фудзи еще не полностью стабилизировался. Поэтому работы по превращению пространственных врат в темницу еще не начались.

— Кто мешает монстрам снова выйти?

— Игрок Чхве Хён Сон.

Именно Хён Сон разбирался с огненными големами, которые периодически вырывались из пространственных врат.

А что если Хён Сон исчезнет?

Кто знает, вполне возможно, что огненные големы снова превратятся в лавового великана, и вулкан Фудзи снова извергнется. Пока вулкан Фудзи не войдет в фазу стабилизации, другие Игроки не смогут выйти на передовую. Вулканическая зона — худшая среда для Игрока. А вот лавовые големы, напротив, получали положительный эффект от вулканической среды, и их боевая мощь быстро увеличивалась.

Даже Хён Сону было трудно убить всего лишь одного монстра легендарного уровня. Так что насчет других Игроков? Сложно действовать в среде, переполненной лавой. Стоит допустить одну ошибку, и вас накроет раскаленная лава.

— Что произойдет, если я вернусь в Корею, потому что буду возмущен Вашей грубостью, премьер-министр Акунабе?

Катастрофа, которую едва удалось предотвратить, может повториться.

— Подумайте о том, какие промахи Вы уже допустили по отношению ко мне. Разве этого недостаточно для моего возвращения в Корею?

Акунабе склонил голову в ответ.

Что произойдет, если Хён Сон, охраняющий кратер горы Фудзи, вернется в Корею из-за премьер-министра? Дело даже не только в том, что Акунабе отстранят от должности. Разъяренные японцы могут в прямом смысле забить его до смерти.

— Это неправильно. Японцы и люди во всем мире будут критиковать Ваши действия.

— Да ну? Неужели Вы думаете, что японцы подумают обо мне плохо, увидев это?

Хён Сон включил свой смартфон и воспроизвел серию видео, подготовленную Инукусо. Заговор с целью нанести ущерб чести Хён Сона и приписание ему чужих ошибок.

— Если я расскажу об этом СМИ, думаю, японский народ тоже меня поймет. Вы так не считаете?

Акунабе заскрипел зубами.

— Этот ублюдок Инукусо!

Он быстро понял, что к чему. Среди членов кабинета министров единственным человеком, чей голос и внешность не фигурируют на видео, был Инукусо.

— Думаю, сейчас не самое подходящее время для того, чтобы ругаться на Инукусо.

Акунабе пришел в себя после слов Хён Сона.

— Я передам Вам права на владение всеми подземельями на острове Хонсю.

— Вот сразу бы так, — на губах Хён Сона появилась удовлетворенная улыбка. — О, и не трогай Инукусо. Даже не пытайся отправить его в отставку, понял?

— Понял.

Премьер-министр Акунабе ответил Хён Сону со сжатыми кулаками. Могло показаться, будто гвозди впились в его ладони, и те закровоточили, но Акунабе не чувствовал боли. Он делал это намеренно, ради насильственного подавления кипящего гнева.

— Тянуть не будем, согласен? Я подготовил документы, так что можешь расписаться прямо здесь.

Хён Сон протянул ему документы.

Премьер-министр Акунабе подавил свой гнев. У него не было другого выбора, кроме как, поднять со стола ручку и подписать бумаги.

После этого Хёнсон покинул резиденцию премьер-министра.

— Инукусо, ублюдок! — взревел премьер-министр Акунабе. — Как ты посмел предать меня? Продал страну!

Премьер-министр думал, что тот был послушным псом, однако, это оказалось не так. Инукусо был охотничьей собакой Хён Сона.

— Я этого так не оставлю.

Премьер-министр Акунабе не мог что-либо сделать Хён Сону, но он никогда не простит Инукусо, продавшего свою страну. В этот момент премьер-министр Акунабе пообещал себе любой ценой убить Инукусо.

В этот момент дверь офиса распахнулась, и в комнату ворвался начальник разведки кабинета министров.

— Премьер-министр! Беда!

— Что такое?

— На… На нас идет толпа! Вам нужно убираться отсюда прямо сейчас!

— Толпа? Что это значит?

Озадаченный Акунабе уже слышал крики разъяренной толпы.

— Ловите премьер-министра Акунабе!

— Давайте забьем премьер-министра Акунабе до смерти!

— Да-а-а!

Резиденция премьер-министра превратилась в хаос, наполняясь криками разъяренной толпы.