Глава 201. Смена политического режима

Недоразумение.

Разъяренная толпа собралась из-за небольшого недоразумения. Слух о том, что Акунабе и его подчиненные недолюбливают Хён Сона, быстро распространился через СМИ, и большинство людей в это поверили. Хотя, конечно, были и те, кто в это не верил.

Поверившие в это люди также думали, что подчиненные Акунабе ввели Хён Сона в игру только для того, чтобы скрыть свою коррупцию, а также они поняли, что Акунабе не способен в случае опасности защитить страну.

Хён Сон был благодетелем, дважды спасшим Японию. Мало того, Хён Сон носил такое же звание и в других странах.

Непревзойденная сила и огромный капитал. Основываясь на этих двух факторах, Хён Сон оказал огромное влияние на международное сообщество. А когда появился монстр легендарного уровня, Хён Сон стал единственным человеком, который мог убить его. Взять, к примеру, Японию: без Хён Сона страна не смогла бы остановить извержение вулкана, и сейчас бы Японии уже не существовало. Но опасность не миновала — без помощи Хён Сона Япония не сможет запечатать открытые пространственные врата в кратере горы Фудзи. Все японцы знали, что для выживания им придется положиться на Хён Сона.

Но…

— Акунабе и его подчиненные пытаются выгнать Игрока Чхве Хён Сона из Японии!

— Премьер-министр Акунабе сообщил, что не может предоставить компенсацию Чхве Хён Сону за остановку извержения горы Фудзи!

— Акунабе насильственно удерживает контроль над подземельями на Кюсю и Сикоку, которые были переданы Чхве Хён Сону!

— Премьер-министр Акунабе объявил, что 90% продаж японского отделения гильдии Бессмертных будут облагаться налогом!

Слухи из неизвестных источников быстро распространились как в сети, так и офлайн. Разумеется, японцев не могло радовать такое положение дел, ведь, если бы премьер-министр Акунабе не был идиотом, то этого не произошло. Японцы всегда считали, что даже если Акунабе был сумасшедшим, то члены либеральной партии не должны были допустить развития ситуации в подобном ключе.

В то время как люди обсуждали происходящее, в интернете продолжали быстро распространяться десятки видеозаписей, на которых премьер-министр Акунабе и все члены кабинета министров задумывают изгнать Игрока Чхве Хён Сона из Японии. На этих видео он проклинал и клеветал Хён Сона.

Также среди этих видеозаписей было и то, где Акунабе говорил, что было бы хорошо, если бы Хён Сон умер во время боя с ротой орков. На этих же видеозаписях он признавался, что не хочет отдавать права на владение подземелья Хён Сону, и что налоги будут подняты. Он также оскорбил японский народ, назвав людей глупцами, псинами и свиньями.

— Акунабе пытается уничтожить Японию!

— Кто закроет пространственные врата горы Фудзи, если Игрок Чхве Хён Сон покинет Японию?

— Режим Акунабе должен быть наказан! Только так мы сможем вернуть Чхве Хён Сона обратно в Японию!

— Если все продолжится в том же духе, то Япония погибнет!

— Давайте спасем Японию!

— Давай прогоним премьер-министра Акунабе и Демократическую народную партию, которые разоряют страну!

Некоторые граждане Японии даже выбегали на улицы, выкрикивая лозунги против власти Акунабе. Сначала на улицы выходило несколько тысяч человек, но это количество быстро выросло до десятков тысяч и сотен тысяч. Затем разъяренные группы людей превратились в толпу, заняв резиденцию премьер-министра Японии и здание Национальной ассамблеи.

— Вокруг полно ложной информации!

— Мы никогда не пытались выгнать Игрока Чхве Хён Сона из Японии.

— Чхве Хён Сон все еще в Японии!

— Премьер-министр Акунабе сполна вознаградил Игрока Чхве Хён Сона за победу на горе Фудзи!

— Нынешнее правительство не имеет негативного настроя по отношению к Игроку Чхве Хён Сону!

Сотрудники канцелярии премьер-министра и члены Национального собрания старались изо всех сил, сообщая людям правду, но их слова не могли быть услышаны, ведь перед ними находились не просто люди, а разъяренная толпа.

— Наглая ложь!

— Наказать лжецов!

— Наказать сволочей, считающих простой люд псами и свиньями!

— Давайте защитим Японию!

Разъяренная толпа не поверила этим оправданиям и продолжала выкрикивать свои лозунги. Массовые протесты прошли по всей Японии. В провинциях не было массовых беспорядков, но помещения местных органов управления были окружены толпой, и их работа была парализована.

Оппозиционные партии объединились. Их представители сформировали новую партию под названием «Народная партия Хён». Народная партия Хён, руководствуясь гневом людей, приняла закон о переизбрании, проигнорировав мнение членов Демократической партии, которые не могли сейчас позволить себе лишних движений.

Было решено переизбрать Палату представителей Японии и Палату советников Японии. Подготовка к переизбранию шла быстро, будто была подготовлена заранее.

***

— Как так получилось?

Премьер-министр Акунабе, который оказался заперт в своей резиденции, смотрел по телевизору, как происходило объявление о переизбрании, и выкрикивал оскорбительные выражения.

Как мир может так быстро меняться?

Япония была страной Демократической партии. Даже если бы все другие оппозиционные партии работали вместе, они бы не смогли победить Демократическую партию, но реакция народа была странной.

— Кто-то систематически провоцирует происходящее.

Японцы не в силах устроить крупномасштабный бунт самостоятельно, нынешние протесты просто не могли проводиться одновременно по всей стране. Так что вывод был прост: кто-то, должно быть, систематически вмешивался.

Но Акунабе с происходящим ничего не мог поделать. Спрятаться от разъяренной толпы было единственным способом, который приходил ему на ум прямо сейчас.

Толпа была охвачена настоящим безумием. Какую бы правду ни говорили премьер-министр и депутаты Демократической партии, им никто не верил.

«Должны ли мы ввести военное положение и мобилизовать военные силы?»

Игроки теперь находились не на стороне режима Акунабе. Тот недоумевал, как они могли доверять Инукусо и другим приспешникам Хён Сона, которые стали псами этого корейца.

«Получается, мы на пороге гражданской войны».

Если она начнется, то японская экономика может полностью рухнуть.

«Чхве Хён Сон, проклятый ты ублюдок».

Они с Акунабе подписали соглашение о компенсации за урегулирование проблем на горе Фудзи. Так что все слухи, которые сейчас ходят, — полная ложь.

Если Чхве Хён Сон встанет и скажет всего несколько слов, он сможет успокоить разгневанную толпу. Однако с началом беспорядков он скрылся в неизвестном направлении. Взлетел ли он в небо или провалился сквозь землю — никто не знал.

«Очевидно, что он заодно с оппозицией».

Это было чем-то совершенно невозможным — полностью разрушить Демократическую партию и поставить все ее действия под сомнения.

«Демократическая партия не может вот так закончить».

В глазах премьер-министра Акунабе читалось безумие.

В этот момент…

— Премьер-министр, к Вам прибыл лидер Народной партии Хён.

— Что? — лицо премьер-министра Акунабе исказилось, как у демона.

Человек, загнавший Демократическую партию в угол, решил появиться у него перед глазами. Акунабе не мог не сердиться.

— Что мне делать?

— Приведите его.

Для начала нужно встретиться с ним и поговорить. Акунабе нужно выяснить, какова его цель, и попытаться договориться. Даже премьер-министр понимал, что военное положение и мобилизация сил самообороны были худшим раскладом. Если есть возможность, то нужно попробовать провести переговоры и договориться мирно.

Дверь, скрипнув, открылась, и появилась фигура с совершенно незнакомым лицом.

«Это лидер Народной партии Хён?»

Это был парень, которого он никогда раньше не видел.

— Приятно познакомиться, премьер-министр.

Лидер Народной партии Хён поприветствовал его с улыбкой, а затем сел напротив, не дожидаясь приглашения.

— Приятно познакомиться. Так зачем Вы здесь? — спросил премьер-министр Акунабе, стараясь изобразить хладнокровие.

— Я здесь, чтобы сказать Вам перестать думать, как выпутаться из сложившейся ситуации и уйти в отставку.

— Что ты сказал? — лицо Акунабе покраснело.

— Мы все и так понимаем, каким будет итог. Не заставляйте народ переживать и просто уйдите в отставку добровольно. Разве Вы не считаете, что было бы лучше уйти в отставку по собственному желанию, нежели проиграть выборы и быть забытым и униженным?

— О каких выборах ты вообще говоришь? — премьер-министр повысил голос.

С точки зрения Демократической партии, переизбрание на основании законопроекта не могло быть принято.

— Ну, я предположил, что добровольная отставка более почетна, чем заключение в тюрьму после переизбрания, но Вы, кажется, об этом совсем не думаете.

— Что я сделал не так, чтобы меня могли упечь в тюрьму? Все проблемы разрешатся, как только люди утихомирят свой гнев! Так что в тюрьму попадете вы, а не я! — воскликнул Акунабе.

— Разве Вы не причастны к убийству?

— Что?

На лице премьер-министра отразились смесь отчаяния и замешательства.

— Разве Вы не замешаны в убийствах лидеров оппозиционных партий, замаскировав их под самоубийства? Или Вы уже не помните?

Акунабе побледнел.

— Я этого не делал.

— Министр Инукусо уже предоставил доказательства. А также он подготовился давать показания в суде.

— Он несет чушь.

Акунабе уже неоднократно отрицал это преступление.

«Инукусо. Если я пойду ко дну, то пострадает и он».

Если правда вскроется, проблемы возникнут не только у премьер-министра Акунабе. Инукусо, который и совершил убийство, также окажется в затруднительном положении.

— Ну, может быть, и такое. Я тоже подумал, что министр Инукусо перегнул с шуткой. Разве это было не самоубийство, а не убийство?

«Что, черт возьми, этот парень собирается делать?»

Он сказал премьер-министру уйти в отставку, как только заявился в кабинет, а затем и вовсе пригрозил раскрыть информацию о подготовке к убийству.

А теперь вдруг это превратилось в преувеличенную шутку?

— Эй, ты издеваешься надо мной?

— Разве? Я просто говорю это, потому что Ваше положение сейчас кажется более отчаянным, чем у тех людей, которые повесились.

Лицо премьер-министра Акунабе окаменело. Теперь-то он понял, что имел ввиду сидящий напротив человек.

«Как этот парень посмел…»

Угроза. Это была очевидная угроза расправы.

Настоятельное предложение уйти в отставку, если он не хочет закончить как те, кого убили под предлогом самоубийства.

— Выйдите со мной и объявите о своей отставке. В противном случае мы отключим все проводные и беспроводные сети связи в Вашей резиденции.

Это означало полную изоляцию. Он не сможет ввести военное положение или мобилизовать силы самообороны.

— Как поступите?

Выслушав угрозы, Акунабе закрыл глаза.

***

— Я признаю свои ошибки и добровольно ухожу с поста премьер-министра.

Акунабе сдался.

Это стало началом.

Члены Демократической партии Кореи заявили о своем намерении уйти в отставку по собственному желанию. Несколько дней спустя некоторые депутаты, решительно отказывавшиеся уходить, были найдены мертвыми в своих домах.

Так или иначе — в Демократической партии не осталось ни одного человека.

***

Переизбрание в Японии закончилось.

Народная партия Хён с большим перевесом выиграла на повторных выборах. Естественно, новым премьер-министром стал лидер Народной партии Хён, Такахиши.

Первым делом премьер-министр Такахиши официально встретился с Хён Соном. Они сфотографировались и поблагодарили друг друга, создав теплую атмосферу взаимодоверия.

Хён Сон подчеркнул, что это начало новых дружеских отношений с Японией. Он также произнес речь о том, что нужно забыть прошлое и вместе двигаться вперед к новому будущему. Он также сказал, что сделает все возможное, чтобы защитить Японию, независимо от того, принесет ему это прибыль или убытки.

Японцы были в восторге.

Как только Хён Сон закончил свою речь, раздались громкие крики и аплодисменты.

После официальной церемонии.

— Ками-сама, пожалуйста, примите приветствия смиренных слуг.

С этими словами премьер-министр Такахиши вежливо опустился на колени перед Хён Соном и склонил голову.

— Ваши слуги приветствуют Ками-сама!

Другие члены кабинета министров также преклонили колени перед Хён Соном и в унисон склонили головы. Хён Сон слегка нахмурился, увидев чуть ли не лежащего перед ним премьер-министра Такахиси и членов кабинета министров.

«Что делать с этими фанатиками?»

Хён Сон не думал, что все зайдет настолько далеко.