Глава 225. Предзнаменование Разрушения (часть 7)

Муянг был заперт в оболочке.

Точнее это больше напоминало кокон.

Это был самый разгар трансформации, ассимиляция нового типа силы.

Это случилось, когда Муянг полностью захватил душу Люцифера.

«Поглощение божественности телом»

Хотя Муянг находился бок о бок с Люцифером, он не мог использовать его божественность.

В лучшем случае, он мог только «имитировать» ее.

Если бы Муянг был бессмертен, он мог бы создать истинную божественность.

Но пока Муянг находился лишь в процессе становления бессмертным.

Он полностью поглотил душу Люцифера. Он открыл дверь в дом, которую Люцифер запер на замок, и, войдя, силой завладел домом.

Для Люцифера, владельца дома, это было абсурдно, но сейчас он был полностью растворен Муянгом. Его душа была искромсана им и возрождена вновь.

И теперь — в доме Муянга… да, он теперь принадлежал Муянгу.

Муянг проходил через процесс сбрасывания кожи, чтобы восстановить дом и соответствовать ему. Для этого было создано прозрачное яйцо, и в его центре находился Муянг.

С закрытыми глазами и без признаков сознания.

«Чтобы самому стать божеством»

Он повторял это как мантру. Он чувствовал себя так, словно был погружен в туманный сон, поскольку больше не мог двигаться так, как ему хотелось.

И в этот момент появилась сила.

Это была «сила Габриэля».

Неподкупная сила, которая угрожала душе Муянга.

Возможно… Сила Габриэля воспринимала «бессмертное» как «испорченное».

И возможно, это действительно было так, учитывая, что он – простой смертный, хотел обрести бессмертие.

Неожиданная переменная. Переменная, которая станет причиной нестабильности.

Хотя это не остановило процесс, сила Габриэля продолжала бороться. Он не мог принять смертного, восходящего на трон бессмертия.

Однако он был беспомощен и не мог остановить само изменение.

Поскольку кожа бессмертного Люцифера слилась с душой Муянга, это образовало прочную мембрану.

В то же время силы Габриэля были ослаблены.

Поэтому он сделал еще один ход.

Если душа смертного, превратившегося в бессмертного, подвергается повреждению, ему просто нужно сделать душу совместимой с бессмертным существом. Теперь он пытался переписать свою душу на силу Габриэля.

Иначе говоря… он начал создавать существо, которое и было Муянгом, и не было Муянгом.

Если он не может помешать этому вмешательству, то изменит его суть.

С определенной точки зрения, можно было сказать, что действия Габриэля много лет назад направили Муянга на путь становления «истинным бессмертным». Если бы он следовал за силой Габриэля, то смог бы стать «истинным богом».

Существом, которое превосходило бы Архангела Габриэля и бога, существом которое правило бы небесами!

Конечно, суть его была бы «чем-то великим», совершенно отличным от Муянга, но, по крайней мере, он был бы в состоянии получить чистую божественность.

Но у совершенного бога не может быть никаких желаний.

Возможно, когда он станет истинным богом, Муянг закончит свою работу.

Он мог бы вознестись на небеса и даже создать свой собственный «мир».

Вся сила, которой обладал Муянг, могла сделать это реальностью.

«Обрести божественность»

Однако пока у Муянга было слабое сознание. Это означало, что он мог двигаться только туда, куда вела его сила Габриэля.

Обрести божественность!

Изменения уже закончились. На тело Муянга была успешно пересажена кожа Бессмертного.

Однако он все еще не мог изменить содержание внутри нее.

Рождалось истинное божество, обладающее кожей и душой бога.

Душа Муянга медленно трансформировалась в «другого великого духа».

Так медленно, что даже сам Муянг не мог этого понять.

Выражение его лица изменилось.

Оно казалось совершенно нежным.

Никогда раньше на его лице не было такого выражения.

«Пустое»

Жизнь была чрезвычайно коротка. Даже вернувшись, он не прожил и сотни лет.

Весь мир, в котором находился Муянг, казался таким незначительным.

Все, что окружало его, было пустым.

Эмоции тоже. Эмоции были обоюдоострым мечом, который мог уничтожить все.

Если бы все можно было стереть…

И именно в тот момент…

— Мистер!

Пам! Пам!

Кто-то снаружи дотронулся до яйца.

Однако он был скрыт за толстой скорлупой.

Ничье внешнее вмешательство не должно было помешать процессу. Кто бы ни был там снаружи, пробить это яйцо было невозможно.

Так должно было быть.

— Мистер, пожалуйста, не исчезай!

Сьюзи, стучавшей по яйцу, нужно было поторопиться.

«Линия света», которой она обладала, давала ей силу, благодаря которой все решения принимались ею равномерно и правильно. На самом деле, вся статистика Сьюзи была очень ровной. Это и была сила линии света.

Это усиливало ее чувства и не позволяло идти неверным путем.

Чувство, которое активировалось из-за линии света, говорило ему об этом.

Шесть чувств. Хотя они были примитивными и инстинктивными, они превосходили все и говорили правду.

Если он продолжит, то просто исчезнет…

Он не знал, как он именно исчезнет. Но он должен был остановиться.

— Пожалуйста, пожалуйста…

На мгновение руки Сьюзи засияли.

«Линия света» ответила на «силу Габриэля».

Они были похожи, но различались по силе. Однако та «часть, которая делала их похожими», вызвала путаницу.

Теперь силы Габриэля были ослаблены. И Муянг смог направить все свои усилия, чтобы преобразить свою душу.

Сила Габриэля ошибочно приняла силу света Сьюзи за ту же самую.

Благодаря этому Сьюзи смогла войти в яйцо.

Сьюзи не стала впадать в панику и быстро решила, что делать дальше.

Она силой вытащила тело Муянга из яйца.

Бам!

Как только Муянг покинул яйцо, вся конструкция рухнула.

Она превратилась в обычную «воду» и растеклась по всему полу.

— Кха! Кха!

Сьюзи, которая вертела головой из стороны в сторону, тут же перевела взгляд на Муянга.

— Мистер, ты…

Она не успела договорить.

Муянг неожиданно распахнул глаза.

Вообще-то он пришел в сознание еще, когда Сьюзи здесь только оказалась.

Если бы Сьюзи немного опоздала, дух Муянга испарился бы так же, как яйцо. Он забыл бы все радости и жил бы в качестве «великого сосуда».

— Это было опасно.

Даже Муянг это понимал.

Если быть точным, он понял это в тот момент, когда очнулся.

«Я едва не потерял все»

Великий сосуд?

Истинная божественность?

Это было хорошо. Очень хорошо. Но важнее для него было не потерять себя.

Не было смысла взращивать силу, если он перестанет быть собой.

Если бы Сьюзи немного опоздала, он бы потерял самое важное.

«Я Муянг»

Муянг хотел жить в настоящем.

Само его имя было доказательством его приверженности.

Забыть о своем решении было все равно, что стать живым трупом.

Для него было лучше умереть.

«Сила Габриэля…»

Муянг задумался над этим процессом.

Сила Габриэля дала сбой и попыталась сделать дух Муянга благородным.

Было ли это потому, что определение «разложения» было другим, даже если он этого не хотел?

Однако, вместо того чтобы стать благородным, Муянг предпочел жить в трущобах. По крайней мере, в трущобах он чувствовал себя живым.

— Ты ведь мистер Муянг?

Тихо спросила Сьюзи.

Муянг знал Сьюзи. Он видел ее достаточно близко, когда напал на Великий Город с Элларсиго.

— Как ты здесь оказалась?

— Я следовала за тобой. Мне о многом нужно тебя расспросить. У меня столько вопросов, но…

Сьюзи заплакала.

Затем она бросилась к нему и крепко обняла.

— Я так рада. Я думала, что ты исчезаешь, — громко воскликнула Сьюзи.

И не только потому, что она снова встретила его.

Печаль, тоска и все те сложные подавленные эмоции теперь, когда она увидела Муянга, переполняли ее.

Муянг не шевелился.

Несмотря на то, что он оставался неподвижным, он вдруг поймал себя на мысли, что «сопереживает» чувствам Сьюзи.

«Неужели я эволюционировал?»

И не только это.

Хотя он оставался неподвижным, ему казалось, что он знает все, что происходит в радиусе нескольких километров.

Звук дыхания живых существ, и все, что можно было почувствовать.

Даже крик войны и густой запах крови.

И…

«Божественность»

Он обрел божественность полубога. Он стал наполовину бессмертным.

Хотя он не смог стать истинным богом, Муянг понимал, что это значит. Он стоял посередине, одной ногой здесь, другой там.

Можно сказать, что он был единственным и неповторимым.

Он был в состоянии услышать голос малой земли. И понимать поток воздуха.

И его способность к «эмпатии» значительно возросла.

Он просто мог знать.

Просто оставаясь неподвижным, он знал.

Эмоции Сьюзи были очень сильны. Их можно было сравнить с эмоциями новорожденного, который только вышел в мир.

«Хотя я не полностью завершил процесс, я вобрал его часть»

Муянг был так близок к тому, чтобы стать богом.

Хотя он был неспособен обрести истинную божественность, которая могла сотворить мир и все его содержимое, но, все же, это означало, что у него была часть этой силы.

Хотя он и не был всемогущим, в определенных областях он мог демонстрировать силу, подобную силе бога.

Это была гармония от смешения сил Люцифера, Габриэля и бессмертного.

Этого было достаточно. Скорее даже, это был самый лучший исход.

Поскольку только так он мог и получить силу, и сохранить себя.

— Мне нужна твоя помощь.

Муянг протянул руку и коснулся лба Сьюзи.

Хотя и совсем в небольших количествах, но сила Муянга проходила через его руку.

Все тело Сьюзи начало светиться, и ее физические способности начали быстро расти.

Это было возможно только потому, что это была Сьюзи. Когда она вошла в яйцо, в котором находился Муянг до того, как он закончил свою трансформацию, она синхронизировалась с ним, пусть и на малую долю.

Это было возможным, благодаря «линии света».

Сьюзи перестала плакать.

С удивлением на лице она заговорила.

— Как, как ты это сделал?

— Я расскажу тебе, когда битва закончится. Есть много вещей, которые тебе нужно узнать.

Вещей, связанных с Баэ Сунминем и причиной, по которой он напал на Великий Город.

Сьюзи имела право знать.

Была причина, по которой Сьюзи должна была последовать за Муянгом.

Или ему пришлось бы убить ее.

Теперь единственным человеком, способным установить с ним психическую связь с ним, была Сьюзи.

Другими словами, теперь она могла запутать Муянга и обеспечить ему безопасность.

— Я думаю, что знаю, что мне нужно сделать. Балрог… Я слышу голоса вокруг. Что за магию ты использовал?

— Я расскажу тебе, когда все это закончится.

Муянг сел.

После трансформации он обрел новые силы, но ему нужно было время, чтобы восстановиться.

Он хотел укрыться здесь и сохранить свои силы для борьбы с Энротом.

Сьюзи была бы очень полезна в этой ситуации.

Сьюзи сглотнула слюну.

По какой-то причине голос Муянга казался таким добрым. Как у ее отца.

Мог ли это быть не он?

«Он и есть мистер»

Это было правдой. Просто теперь он был способен «сопереживать». Это было нормально, проявлять доброту к тому, кому ты сопереживаешь.

— Никуда не уходи.

— Я буду здесь.

— Тогда… я вернусь.

Сьюзи кивнула.

Как только она смогла высвободить свои эмоции, она почувствовала себя сильнее.