Глава 226. Предзнаменование Разрушения (Конец)

Древний дьявол, Барлог.

У них не было никакого известного источника жизни.

Они просто существовали с определенного момента и исчезали в другой.

Были разные теории, но самой правдоподобной считалась та, согласно которой мир когда-то уже был уничтожен балрогами.

Они были слишком сильны, и ничто в прошлом мире не могло сравниться с их силой.

У балрогов была сильная склонность к разрушению. Они не могли противостоять этой тяге, они были хищниками.

Они ели себе подобных, когда были голодны.

Убив всех живых существ в Подземном Мире, барлоги начали жрать друг друга, пока почти все не вымерли.

Выжившие балроги с помощью мощного магического навыка погрузили себя в глубокую спячку до лучших времен.

Самые сильные среди них даже обладали силой, сравнимой с силой демонов-богов.

Они были неуправляемы и поглощали магию, которая обычно приводила их в бешенство, до того, что они уничтожали сами себя…

Вокруг любого барлога было одно лишь разрушение.

Земля смерти, в которой не выживали даже растения.

— Источники жизни — это их движущая сила.

Бам!

Крэш!

Он сходил с ума. Гигантский монстр крушил все, что видел вокруг себя. К чему бы ни прикасались его лапы, это исчезало с грохотом.

Баэ Сунминь бесстрастно наблюдал за этой сценой.

Внезапно появившееся чудовище жадно поглощало всю жизнь вокруг себя.

Несмотря на то, что они сразу же отправили солдат, чтобы остановить его, ущерб продолжал расти.

— Он здесь только один! Неужели мы не можем остановить всего одного врага?!

Прокричал Огар.

Он был вице-вождем огненных смол и взял на себя роль их лидера.

И это было правильно. Это был всего лишь один противник.

Однако Балрог не уставал.

Он даже не использовал свою собственную энергию, чтобы производить силу.

«Поглощение»

Он поглощал жизнь тех, кто был рядом, убивая их и используя их силу как свою собственную.

Хотя он не был уверен в механизме этого действия, он пришел именно к такому выводу, не торопясь и тщательно наблюдая за барлогом.

«Мне не стоит использовать Гидру и Беатрис»

Гидра была существом, которое достигло своего пика жизни, а Беатрис была ведьмой, которая использовала своих жертв, как источник для колдовства.

Если вызвать их, это приведет к настоящей катастрофе.

Благодаря двум типам их силы, балрог уничтожит все здесь.

Сунминю пришлось отказаться от двух своих лучших козырей.

«Мы используем против него только призраков и нежить»

Он не мог питаться жизненной силой от нежити и призраков.

Сунминь приказал доккаеби и эльфы отступить первыми.

— Хочешь, чтобы мы тоже отступили?

Огар бы недоволен.

Но Сунминь покачал головой.

— Балрог поглощает жизнь и превращает ее в свою собственную. Если мы будем сражаться так дальше, мы просто дадим балрогу еще больше сил.

— Наши товарищи погибли. Если мы отступим, это будет позор, мы потеряем свое лицо.

Даже при том что Огар смотрел на вещи трезво, пока он возглавлял огненных смол, он не мог не следовать их принципам.

Вот что значит быть предводителем.

Если он закроет глаза на смерть их товарищей, Огар больше не сможет вести их за собой.

Сунминь продолжил объяснять.

— Если мы лишим его рогов, он больше не сможет поглощать силу. Когда мы это сделаем, я оставлю всю остальную работу вам.

Балрог поглощал жизнь через два своих длинных рога.

Если они избавятся от этих двух рогов, то смогут получить преимущество.

— Я все понимаю.

Огар тоже знал, что он больше не может упрямиться в сложившейся ситуации.

Это была война Муянга. Он не мог все испортить.

После этого Огар с огненными смолами ушел.

Здесь осталось около сорока тысяч призраков. Если прибавить к ним нежить, то число их воинов достигнет пятидесяти тысяч.

Сунминь начал отдавать приказы.

— Мне нужно проверить нижние частоты.

Он убедился, что балрог впитывал жизненные силы и делал их своими собственными.

Теперь ему нужно было выяснить, сколько силы он может показать, не делая этого.

Когда он выяснит его предел, ему будет легче разобраться с ним.

«Собрать низкие частоты и заставить их срезонировать»

Сунминь собрал призраков тенивого типа.

Тени были существами, которые состояли из низких частот. Они были источником ужаса и призраками, не имевшими никакой формы.

Их было около двух тысяч. Он собрал тени, резонируя с ними на высокой скорости.

Он создал в воздухе магический круг и бесконечно вращал их в нем, позволяя вырываться только низким частотам.

Для обычного мага такой процесс был бы невозможен. Это требовало больших знаний и точных настроек без каких-либо ошибок.

Вскоре начался резонанс, и частота, которая удвоилась из-за этой резонации, волной направилась в сторону балрога.

Низкая частота не была магией. Балрог был способен поглотить даже магию, и Сунминь хотел проверить, сможет ли он поглотить сырую силу.

Нормальное живое существо это просто сбивало с толку, ломая разум. Оно начинало причинять себе боль и даже могло попытаться покончить с собой.

Гааааа!

Это сработало.

Балрог испустил вопль и начал спотыкаться об камни вокруг.

Он начал биться головой о камень и кусать себя за руку.

Однако он не нанес себе большого вреда, поскольку у него была плотная и жесткая кожа.

«Мне нужно сделать эту кожу мягче»

Это тоже нужно было сделать без использования магии.

— Мне нужно взять несколько бус.

Сунминь заговорил с девятихвостыми лисицами.

Пять девятихвостых лисиц были сильными призраками, служившими только Муянгу.

Став призраками, они обрели форму, и их сила была легко сравнима с силой дракона.

И эта сила девятихвостых лисиц была сосредоточена в бусинах.

Это было похоже на «Жизненный Сосуд» который использовали личи.

— Бусины?

— А как ты собираешься их использовать?

Девятихвостые лисицы были настороже. Это было обычное их поведение. Если их бусины уничтожить, то они ничем не отличались от обычных лисиц.

Если бы об этом просил Муянг, они бы без колебаний отдали их, но это был кто-то другой.

Однако они знали, что Сунминь следовал за Муянгом втечение уже очень долгого времени.

Если бы кто-то другой попросил об этом, они бы вырвали ему сердце.

— Я собираюсь разделить силы балрога.

Девятихвостые лисицы переглянулись.

Заклинания или обольщение не действовали на балрога.

Только атаки Сунминя.

Они на мгновение задумались, прежде чем передать бусины. Бусины были размером с кулак, при этом они светились очень ярко.

— Не используй их бездумно.

— Не волнуйтесь.

Бусины плавали в воздухе вокруг Сунминя.

Он копил силу, собирая ее. Этакий склад силы. Бусины станут стеной, которая отделит его от этой силы.

Он усилить собственные силы и ограничит силы балрога.

Причина, по которой балрог был так силен, заключалась только в том, что он был способен «впитывать». Не просто живых существ, но и окружающую магию.

Не зря люди говорили, что балроги однажды уничтожили мир.

Но, если он, с помощью пять бусин, сможет полностью блокировать поток окружающей земли, Балрог ослабеет.

— Καλην?χτα.

Пять бусин по воздуху быстро приблизились к балрогу и начали излучать свет, соединяясь лучами друг с другом.

Вокруг барлога образовалась пентаграмма и поймала его в ловушку посередине.

Это была сила полного блокирования.

«Ему будет трудно пробиться сквозь пять стен одной своей собственной силой»

В его нынешнем состоянии, когда его сознание было разрушено, сможет ли он пробиться сквозь пять бусин?

Затем Сунминь ударил посохом по земле один раз.

— Огненная линия располагает на севере. Нужно ударить энергией воды, это ослабит кожу балрога.

Пентаграмма отражала пять элементов.

Север был местом, где располагался элемент огня.

Если они нападут с этой стороны, это может повлиять на Балрога.

И Сунминь оказался прав.

По мере того, как призраки начали атаку мощными волнами воды, на коже Балрога стали появляться трещины.

Стены пентаграммы сдерживали только изнутри.

Не было предела тому, что могло войти снаружи.

Гваааааааааах!

Крик становился все громче.

Сунминь выработал хорошую стратегию.

Став старшим личом, Сунминь обрел больше знаний. Это означало, что он был способен понимать естественное использование вещей.

Нельзя было просто стать сильным, обучившись одним лишь навыкам.

Сунминь ударил посохом и телепортировался к северной стороне пентаграммы. Собрав энергию воды из окружающей среды и превратив ее в форму меча, он провел линию.

Бам!

Один из рогов барлога был срезан.

Граааах! Граааакх! Арррррх!

Graaaaa! Graaaaak! Eraaaaah!

Бам! Бам! Бам!

Барлог взбесился.

Он пытался выбраться наружу, всем телом врезаясь в стены пентаграммы.

Однако это было бесполезно, и он только истратил все свои силы.

После этого балрог перестал двигаться. Он упал на землю и задергался всем телом.

«Он умер»

Сунминь поднял руку.

Он прекратил атаку.

Даже грудь барлога перестала вздыматься, дыхания не было.

Он умер. По крайней мере, жизнь в нем, как живом существе, исчезла.

Но…

Сунминь нахмурился.

— Отойдите!

Кожа барлога стала красной. Она вскипела, и все его тело начало гореть.

Он умер. Но был оживлен.

Он использовал последнюю часть своей энергии, чтобы восстановиться.

Нет, это была не регенерация.

Самовозгорание!

Гра-а-а-а!

Балрог снова встал. Когда он протянул свою руку, возникло огромное пламя.

Раздался треск!

Он сломал стену. Это означало, что это была сила, которую не могла сдержать даже блокирующая сила.

«Я уже не успею»

Было слишком поздно уклоняться.

Сунминь возвел еще одну стену.

Огромная стена из костей. Стена, полная силы смерти и призраков, была щитом Сунминя, блокировавшим даже пламя дракона.

Взрыв!

Пентаграмма разрушилась, и мощное пламя распространилось повсюду.

Призраки, которые не смогли избежать его, испарялись, и пламя все росло.

Если они не остановят его, оно поглотит территорию.

«Я не знал, что он может загореться»

Он полностью вернулся.

Вероятно, это было запрограммировано в его биологической системе. Вернуться, загореться и спалить все после смерти.

Пламя было сильным. Стена, созданная Сунминем, медленно загоралась.

Если ничего не сделать…

— Похоже, я вовремя!

Сьюзи появилась, не обращая внимания на то, что происходит вокруг.

Прямо посреди пламени!

Пламя, которое сжигало все вокруг. Пламя, которое ни призрак, ни чудовище не могли остановить.

А Сьюзи, как ни в чем не бывало, пожала плечами и протянула руку.

И пламя начало втягиваться в руку Сьюзи.

«Кто эта женщина?»

Это была та самая женщина, которую он видел несколько часов назад.

Тогда она совсем не казалась особенной. У нее были отличные физические способности, но не очень много магических.

Однако магические способности, которые он ощущал сейчас…

— Все встаньте позади меня.

Сьюзи широко развела руки.

Затем появилась огромная стена света, которая начала быстро поглощать пламя.

Призраки и нежить собрались позади Сьюзи.

Это было очень странно. Какая бы ни сложилась ситуация, призраки и нежить не должны были слушаться ее.

Никого, кроме Муянга и Сунминя.

— Как?

Сунминь был шокирован.

Однако он узнавал эту силу.

— Ох! Это так вкусно. Не могу поверить, что огонь такой вкусный.

Сьюзи похлопала себя по животу и наклонила голову набок.

Сама мысль о поедании огня была странной.

Но она чувствовала, что это возможно. В этом состоянии она чувствовала, что это может сделать только она. Она делала то, что ей подсказывала интуиция.

Сунминь широко раскрыл глаза.

Этот вид… эта сила.

Это точно…

— Сила Муянга.

Мастера Огня!

Если только его глаза его не обманывали, это определенно была сила Муянга.