Глава 384. Маленькая копия Халка

К счастью, содержание яда в дыхании новорожденного дракона было небольшим. Двэйн не упал в обморок, в полном смысле этого слова, он лишь почувствовал резкую боль в носу и груди, как будто что-то жгло изнутри. Голова слегка кружилась.

Гаргамель тут же подбежал к нему и попытался поднять его на ноги. Двэйн напряг все свои силы, намереваясь встать, он даже дал себе оплеуху, чтобы окончательно очнуться.

К счастью, он был готов к ситуации такого рода. Будучи превосходным магом-целителем, он довольно хорошо разбирался в различных ядах. Двэйн напряг свои последние силы, порылся в накопительном кольце и извлек оттуда бутылочку с какой-то жидкостью. Запрокинув голову, он вмиг осушил ее до дна.

*Бульк! Бульк!*

Нейтрализующее яд зелье оказалось как раз кстати. Двэйн просидел недвижимо некоторое время, пытаясь отдышаться. Затем его вырвало какой-то зеленой жидкостью, похожей на кислоту. Только тогда он более-менее пришел в себя.

Он решил, что больше никогда не будет брать на руки маленьких драконов. И он достал заранее приготовленную клетку.

Загнав в нее малыша, он крепко выругался:

— Вот черт! Я чуть не сдох! Этот парень чуть не убил меня!

Он обернулся и посмотрел на Гаргамеля и обнаружил, что-то в изумлении глядел на его лицо.

— Чего уставился?

— Твое лицо… Оно… — сказал мышь, дрожащей рукой указывая на Двэйна.

Двэйн тут же подбежал к одной из кварцевых куч, сваленных у стены, и схватил один из блестящих наполированных камней. Увидев свое отражение, маг впал в ярость.

Оказывается, кожа на его лице полностью позеленела! В таком виде он больше походил на тухлое яйцо. Это было и удивительно, и странно.

— Твою мать… Ну и видок у меня. Я теперь могу смело подаваться в супергерои!

Двэйн принялся изо всех сил тереть свое лицо, но зеленый цвет глубоко въелся в кожу и никак не хотел стираться.

Но Двэйна больше рассердило то, что когда он стал вытирать лицо, то обнаружил, что даже его руки постепенно приобретали зеленый оттенок. Недолго думая, маг снял с себя верхнюю одежду, обнажив свой пресс.

Двэйн очень переживал, что в его организме еще осталось немного яда, и хотя он только что выпил специальное противоядие с особыми свойствами, но вывести яд, выделяемый речным драконом, оказалось куда как сложнее, чем он предполагал.

Теперь зеленый цвет стал постепенно проявляться на его шее, перемещаясь вниз к груди и животу.

Двэйн весь покрылся потом. Обе его руки уже полностью позеленели.

К счастью, яд распространился лишь по верхней части туловища, остановившись в районе живота. Однако, все что выше пупка стало полностью зеленым. Осмотрев свои ноги, маг не обнаружил на них никаких изменений.

(Слава Богине… Иначе его смело можно было бы записать в тролли)

Двэйн смотрел на свое отражение в зеркале и не знал, плакать ему или смеяться.

— И на том спасибо, — процедил маг. — Если бы этот чертов дракон дыхнул на меня еще разок, то я бы точно стал маленькой копией Халка.

В таком виде у него отпало всякое желание продолжать эксперимент. Заперев новорожденного дракона в клетке, он создал вокруг него магический щит и, приказав Гаргамелю позаботиться о втором яйце, поспешно покинул лабораторию.

Двэйн вернулся к себе в спальню и тут же принялся листать имеющиеся у него книги, пытаясь отыскать способ яд, оставшийся у него в организме.

Он перепробовал больше десяти разных магических лекарств, убив на их изготовление весь день. Когда он сварил еще несколько зелий, то подумал, что очень скоро превратится в «горшок с лекарствами».

Хорошей новостью было то, что он убедился, что большую часть яда ему все-таки удалось нейтрализовать и изгнать из своего организма. Оставшиеся вредные вещества проявились лишь на лице в виде зеленых пятен, других повреждений, похоже, не было.

Однако… была и плохая новость. Двэйн понял, что его знаний в лекарственных зельях недостаточно, чтобы убрать этот отвратительный зеленый цвет. Все перепробованные им способы оказались бессильны против этого недуга.

Похоже, магу оставалось только морально приготовиться к тому, что он некоторое время побудет «Халком». Кто знает, когда же эта зелень полностью сойдет с его лица. Может, через месяц. Может… лет через сто.

Двэйну пришла на ум страшная мысль:

«А не могло ли так случиться, что зеленый цвет теперь будет и в моей ДНК? Это ведь поистине ужасно! Впоследствии все родившиеся у меня сыновья будут «маленькими Халками…»

Почувствовав безнадежность своего положения, он, наконец, принял решение написать письмо с просьбой о помощи.

Когда Гэндальф в Зеленом получил его, то тут же прибыл в Гилиат. Всего на это ушло три дня.

Последнее время Гендальф проводил в уединении. Он усердно исследовал эльфийской кровь госпожи Лист и уже успел добиться кое-каких результатов. В эти дни он как раз бился над одним очень важным открытием, а потому опечатал свою лабораторию, распорядившись, чтобы никто не смел его беспокоить. Все это он сделал для того, чтобы полностью погрузиться в эксперименты.

На самом деле, Двэйн перед тем как поехать в Гилиат и начать там свои опыты с драконьими яйцами, уже скатался до имения Гендальфа, однако в тот раз ему не удалось встретиться с ним и как следует все обсудить, так как он не смог разбить выставленный им магический барьер.

Целых два дня провел он возле лаборатории Гендальфа, пока, наконец, маг не снял барьер и не приказал принести ему еды. Увидев Двэйна, он не дал ему вымолвить ни слова и прогнал его прочь. Двэйн надолго запомнил его покрасневшие и опухшие глаза. Старик бормотал что-то невнятное себе под нос, похоже, что в тот момент он уже глубоко погрузился в свой мир, а потому был несколько похож на сумасшедшего. Даже если бы Двэйн попытался что-то ему сказать, он бы все равно не услышал.

Доведенный до отчаяния Двэйн схватил его и потребовал у него немного его крови.

Гендальф был настолько занят, что не обратил внимание на всю странность его требования и, вытащив из-за пазухи нож, порезал себе руку, из которой тут же потекла кровь, прямо в подставленную бутылочку Двэйна. Гендальф даже не стал терять время на то, чтобы перебинтовать рану, и снова вернулся к своим исследованиям. Двэйн даже стал беспокоиться, не сошел ли старик с ума? Такой глубокий порез, по его представлениям, нужно было срочно перевязать. А что если он потеряет слишком много крови и умрет?

Теперь в Двэйне вновь проснулась уверенность в себе. Ведь он без помощи Гендальфа вместе с Гаргамелем сам провел нужные ему эксперименты.

Как жаль, что приходится писать срочное письмо с просьбой о помощи…

Гендальф не хотел видеть рядом с собой никого из посторонних, так как все его силы ныне были сосредоточены на исследовании эльфийской крови. Он также хотел узнать побольше о магии эльфов. Неизвестно, сколько ночей подряд он уже не спал.

И хотя энергии у старика было хоть отбавляй, физически он был очень слаб.

Двэйн велел доставить письмо в Лоулань прямо в руки его невесте Вивиан. В нем он просил ее отправиться к Джоанне.

Только она в такое время могла вытащить своего учителя из научного безумия.

Однако Джоанне также пришлось дожидаться Гендальфа два дня. Когда он снял магический барьер для того, чтобы попросить еды, эта сумасбродная девица схватила его и, несмотря на все попытки мага улизнуть, благополучно доставила его в имение Герцога Тюльпана. Гендальф был взбешен до предела, однако он не мог вот так просто обрушить раскаты грома на свою ученицу, с которой они прожили бок о бок много лет.

Поэтому ему ничего не оставалось делать, кроме как позволить Джоанне насилу привезти себя в Лоулинь, откуда он во весь опор помчался в Гилиат.

Маг прибыл к Двэйну на третий день после того, как он отправил ему письмо.

Гендальф был очень разгневан, и хотя он не мог выместить всю свою злость на своей ученице, однако по отношению к Двэйну у него не было никаких ограничений.

В итоге, когда Гендальф прибыл в Гилиат, Двэйн не выехал ему на встречу, как это принято делать, а отправил к нему гонца с просьбой прибыть во «внутренние покои» здания администрации. Все было настолько секретно, что даже Джоанне не позволялось войти туда, и магу пришлось идти туда одному.

Гендальфа буквально переполняла ярость, но еще больше его переполняло любопытство. Войдя в комнату, он обнаружил там своего нерадивого ученика, стоящего закутанным в толстый ковер. Лишь только глаза приветливо уставились на него.

— Хм, — сердито сказал Гендальф. — Что за важное дело заставило тебя срочно послать за мной? Ты ведь прекрасно знаешь, что я сейчас ставлю очень важные опыты и исследую эльфийскую магию! Если бы не твое дурацкое письмо, то я бы уже наверняка открыл магические заклинания эльфов!

Маг сверлил Двэйна яростным взглядом.

— Лучше поскорее назови мне причину столь строчного вызова! Иначе я непременно проломлю тебе башку!

Двэйн печально вздохнул, а затем медленно сбросил с себя ковер, представляя его взору свой теперешний облик. Он с несчастным видом посмотрел на учителя. Все его лицо до кончика носа было изумрудно-зеленым.

— Посмотри на меня. Думаю, этой причины вполне достаточно.

Воцарилась тишина. Наконец комнату сотряс бешенный смех.

— А-ха-ха-ха!!!

Глядя на то, как старик буквально катался по полу от смеха, Двэйну стало не по себе. Маг реально испугался, не умрет ли он от столь дикого хохота? В его-то летах могло случиться все что угодно.

А между тем у Гендальфа уже от смеха потекли слезы. Он показывал пальцем на Двэйна и бессовестно смеялся.

— Ха-ха-ха! Вот так молодец! Ха-ха-ха! Ты всегда называл меня зеленым стариком! Посмотри на себя, ха-ха! Теперь еще нужно посмотреть, кто кого зеленее!

Двэйн никак не ожидал такой реакции от своего учителя, а потому с сомнением сказал:

— Учитель… Чего это Вы… Я всего лишь хотел, чтобы дракон поскорее вылупился из яйца. Драконье племя вымерло, остались вот только эти два яйца. Я должен был так поступить. Разве можно позволить столь великому племени вот так просто исчезнуть с лица земли? К тому же, я ведь приезжал к Вам. Тогда Вы целыми днями пропадали в лаборатории, я даже пробовал с помощью магии разбить Ваш барьер, но у меня ничего не вышло. Пришлось вернуться ни с чем. Да и кроме того… Вам не кажется, что использовать воду из источника Утекающего времени для того чтобы ускорить появление драконов на свет — не слишком удачная идея?

— Ладно, ладно. Оставим это… — голос Гендальфа дрожал.

Он еще несколько раз подряд проговорил «ладно, ладно», а потом внезапно гневно воскликнул:

— Вот черт, ну ты даешь!

Старик внезапно схватил Двэйна за шиворот и в ярости что есть сил заорал:

— Ну что ты наделал? Почему со мной не посоветовался? ААА! Драконьи яйца — это же так важно! Почему же ты мне не сказал, что собираешься помочь этим малышам вылупиться? Это ведь такой важный эксперимент! Ты, какой-то сопляк, думал, что если у тебя есть немного воды из источника и много умных книг, то ты сможешь так просто провести его? Закрой рот! Не надо мне тут возражать! И не говори мне про эту тупую крысу! Гарагмель — просто никчемное создание! У тебя и то больше магических сил, чем у него! Ты должен был сперва со мной посоветоваться! Двэйн, знаешь ли ты, что ты наделал? Бедный принц драконов! Знал ли он, кому доверял столь ценные яйца? Ведь ты чуть не уничтожил его последнюю надежду!!! Осел…