Глава 625. Габриэль

Решение о награждении передали только на шестой день после того, как в столице получили доклад о победе.

Все солдаты восточного фронта, чьи имена предоставил герцог дома Тюльпанов, были вознаграждены в соответствии с боевыми заслугами.

Единственное, что привлекло всеобщее внимание, это награда самого Двэйна.


Учитывая то, что он уже достиг наивысших титулов и рангов, все гадали, как же принц собирался наградить Двэйна.

Может быть … даст ему титул великого князя? Или звание верховного главнокомандующего?

Оба варианты были маловероятны. Великим князем мог стать непосредственный родственник императорской семьи, а верховный главнокомандующий…разве может быть двадцатилетним? К тому же, Двэйн до него еще не дотягивал.

Однако всем все стало ясно, когда объявили детали награждения.

Похоже, наибольшую пользу это принесло младшему брату Двэйна Габриэлю, члену семьи Роулинг. За его выдающиеся подвиги в битве, Габриэль был удостоен звания командующего. Он «перескочил» одно звание, учитывая, что до этого он был командиром отряда кавалеристов. По правилам он должен был получить звание командира первого ранга.

Все знали, что это своеобразная награда и для Двэйна. Поскольку они не могли повысить Двэйна, то повысили его брата. Так или иначе, они принадлежали к одной семье, а значит не важно, кого именно награждать.

Но наградить одного лишь брата было недостаточно за такую победу, поэтому Двэйну… пожаловали земли.

Провинция Кальдерон. Это провинция, расположенная в южной части империи, недалеко от 6 великих южных болот. Она славилась выращиванием нескольких южных плодов.

Наградой для Двэйна стала часть провинции, включающая 3 города, 16 деревень вокруг и население в 250 тысяч человек!

По подсчетам 3 города, 16 деревень и население в 250 тысяч человек каждый год будут приносить Двэйну около 80 тысяч золотых монет (включая налог на торговлю фруктами).

Эта земля расположена в самой южной части провинции Кальдерон и занимает примерно четверть от всей территории.

Чиновники, узнавшие о такой награде, в первую очередь подумали вот о чем.

Всем было известно, что резиденция герцога дома Тюльпанов находилась на северо-западе провинции Деза, которой он управлял уже несколько лет. Она полностью стала сферой влияния дома Тюльпанов. Он контролировал границу с пастбищами, крупные торговые караваны, а также торговлю скотом и так далее. Каждый год он получал с этого большой доход.

На северо-западе Двэйн обладал мощным авторитетом, потому что имел деньги и солдат.

Однако, новая земля находилась в тысячах километров от земель Двэйна. Как ему управлять новыми землями? Он не сможет управлять землями, которые так далеко. Ему придется бросить управление своей территорией, чего он не сможет сделать. Если он сосредоточит главные силы на северо-западе, то на новые земли у него не останется сил…

«Блестящий ход».

Каждый из чиновников подумал, что принц поступил очень мудро!

Таким образом, его вознаградили за заслуги. Если не награждать за выдающиеся военные подвиги, то боевой дух солдат придет в упадок. К тому же, подобная награда не позволит Двэйну расширить свое влияние.

Сам Двэйн рассмеялся, когда прочитал приказ о награждении. Он с радостью принял его, и даже пригласил послов императора на ужин, заодно одарив их подарками.

Герцог был доволен новостью, которую получил от послов. Только все знали, что скорее всего он лишь делает вид.

Теперь всем стало ясно, что принц пытается ограничивать власть герцога дома Тюльпанов.

«Я действительно доволен, кто сказал, что я не счастлив?»

Ночью Двэйн сидел в своей палатке. Он посмотрел на младшего брата и сказал: «Почему я должен быть недоволен? 3 города и 16 деревень — не мало. Земля расположена недалеко от южных болот, теперь империя не сможет добывать там магических зверей. Получив там территорию, мы сможем развить неплохую торговлю».

«Но …», — Габриэль посмотрел на спокойное лицо брата и нахмурился. «Брат!»

«Что ты хочешь сказать?» Двэйн поднял на него глаза.

«Я…», — Габриэль глубоко вздохнул. Молодой человек набрался смелости и посмотрел на своего брата. «Брат, я больше не ребенок».

«Конечно, нет», — Двэйн говорил расслабленно. «Ты уже взрослый. Теперь ты командующий, поэтому у тебя есть полномочия командовать дивизией. Только, я считаю, что ты слишком молод и тебе нужно еще многому научиться, вместо дивизии ты пока получишь пехотный полк».

«Меня это не волнует». Габриэль покачал головой, его глаза блестели. Он вдруг подошел к входу палатки и посмотрел наружу. Затем он подошел к Двэйну и прошептал: «Брат, я больше не ребенок. Мы можем о многих вещах говорить прямо! Не нужно держать все в себе!»

«О чем ты?» — улыбнулся Двэйн.

Габриэль замешкался, его глаза сверкнули. Он говорил очень тихо, но уверенно: «Брат, мне никогда не нравилась императорская семья!»

Двэйн удивленно поднял брови. Он посмотрел в глаза брата и не увидел там сомнения: «Что ты имеешь в виду?»

Габриэль изменился в лице: «Я никогда не забуду как умер мой отец!»

Услышав это, Двэйн посмотрел на лицо брата. За несколько месяцев военной карьеры, он полностью потерял детские манеры и стал сильным юношей!


Сердце Габриэля сжалось!

«Брат! Болезнь моего отца развилась из-за тревоги! Он чувствовал себя плохо, я очень хорошо это понимаю! Да, наша семья участвовала в перевороте … Но это борьба за власть внутри императорской семьи! Наша семья всего лишь заняла не ту сторону. За власть боролись два принца, оба представителя императорской семьи, а отец отдал за них свою жизнь», -сказал Габриэль и сжал кулаки.

«Я знаю, победитель всегда прав! Но отец выбрал сторону, которая в итоге проиграла, наша семья разрушилась…в этом нет ничего хорошего!»

Говоря об этом, он слегка повысил голос, глядя Двэйну в глаза: «Но я знаю точно, отец умер из-за этого!»

Двэйн молчал.

Он всегда игнорировал эту мысль. Габриэль в данный момент говорил с полным отвращением к императорской семье.

«Ты …»

«Ничего». Габриэль покачал головой: «Я бы не сказал этого несколько месяцев назад, а спрятал эту мысль куда подальше. В конце концов, семья восстановилась, мне очень повезло. Я постараюсь возродить семью Роулинг и получить звание, несмотря на то, что не люблю императорскую семью. Но, по крайней мере, я буду стараться изо всех сил играть свою роль и не показывать истинных чувств».

«Что ты имеешь ввиду?» — Двэйн мягко улыбнулся.

«Я не слепой, не глухой и тем более не дурак», — Габриэль пристально посмотрел ему в глаза и сказал: «Брат, за эти месяцы отношения между тобой и императорской семьей немного изменились, я это вижу! Когда столичная гвардия направилась на северо-запад, чтобы противостоять твоим солдатам, я в академии чувствовал как все на меня смотрят.

Еще раньше … когда ты стал директором военной академии, я начал понимать! Императорская семья как будто хочет подчинить тебя! Они уже начали проверять тебя!»

Габриэль охрип, а взгляд его наполнился решимостью и силой.

Двэйн вздохнул и закрыл глаза на мгновение, чтобы подумать и сказал: «Что ты хочешь, чтобы я сделал?»

«Я ни на что не надеюсь!» — Габриэль покачал головой, но его следующие слова действительно удивили Двэйна!

Габриэль сказал: «Брат, если ты хочешь что-то сделать … несмотря ни на что, это твой выбор! Я обязательно тебя поддержу!»

Глядя на взволнованное выражение лица своего брата, Двэйн, казалось, улыбнулся. Он подошел к краю палатки, вытянул руку и осторожно провел над пламенем горящей свечи…

«Ты намекаешь на восстание?»

Двэйн слегка улыбнулся со спокойным выражением лица. Он очень свободно произнес слово «восстание».

Под его умиротворенным взглядом Габриэль чувствовал себя неуютно, но молодой человек не отворачивался и настойчиво сказал: «Если это однажды случится, я буду рядом с тобой!» Он взял со стола шлем, надел его, кивнул Двэйну и собрался уходить.

«Подожди», — Двэйн остановил брата, когда он уже подошел к выходу палатки.

«Ответь мне честно», — Двэйн посмотрел в глаза своему брату: «В тот день, на банкете во дворце … ты специально пригласил Мьюза на танец?»

Габриэль остановился, подумал и посмотрел на Двэйна: «Мне очень нравится Мьюз … Но, признаюсь, мне не нравится королевская семья, включая принца. Поэтому тогда я отчасти сделал это специально».

«Значит, ты хочешь, чтобы я поднял восстание?» — спокойно сказал Двэйн и посмотрел на брата.

«Это твой выбор». Габриэль покачал головой: «Брат, я буду делать так, как ты скажешь! Но я хочу сказать следующее: если императорская семья решила принять меры против тебя, тогда … ты не должен медлить!»

Габриэль вышел из палатки, Двэйн глубоко вздохнул и вдруг улыбнулся.

Шестнадцать лет! Это его шестнадцатилетний брат!

Вот о чем он теперь думает…

Он забыл, что ему самому было всего двадцать лет.

«Я знаю как умер мой отец!»

У Двэйна болела голова, когда он вспоминал слова Габриэля.

Этот юноша… слишком много думал. В этом нет ничего хорошего.

Он постоянно размышлял, как сделать жизнь Габриэля немного проще. Двэйн не хотел, чтобы он участвовал в сложной борьбе за власть. Он надеялся, что сможет защитить брата.

Но теперь у этого юноши, судя по всему, есть свое мнение…

Танец с Мьюзом…он придумал специально!

Но зачем? Спонтанное решение по глупости? Или …

Двэйн остановил поток мыслей в голове. Он не хотел представлять брата хитрым и расчетливым человеком.