Глава 626. Боевой подвиг

Герцог дома Тюльпанов прорвал линию обороны противника на восточном фронте и вернул захваченную крепость.

В результате после битвы на восточном фронте произошло еще несколько небольших сражений.

Июнь. Люди начали восстанавливать крепость. Двэйн предложил оставить северную стену и заново восстановить линию обороны на основе относительно целой южной стены.


Десятки тысяч рабочих и вспомогательная дивизия Двэйна были направлены на север.

С середины и до конца июня, всего за полмесяца преступный народ на северном берегу реки осуществил шесть нападений.

Люди до конца отстаивали реку, обе стороны понесли огромные потери. Преступный народ когда-то захватил берег реки, но люди надеялись вытеснить их с помощью Лэй Ци, из-за которых орки потеряли абсолютное преимущество в бою. Несколько раз люди по приказу Двэйна специально отступали, чтобы орки пересекли реку, где их уже атаковал отряд Лэй Ци.

За это время отряд волков и Лэй Ци сталкивались три раза, и каждый раз бой заканчивался победой Лэй Ци. Конечно, стоит заметить, что у Лэй Ци было преимущество в количестве, а Лосюэ, кажется, не собирался отправлять больше волков.

Это даже заставило Двэйна засомневаться: «Зачем Лосюэ отправляет отряд волков ?! Неужели у него всего 2-3 тысячи наездников?»

Тем не менее, отряд Лэй Ци не был непобедимым. Речной песок слишком мягкий и рыхлый, что мешало им двигаться. Последний раз Лэй Ци прорвались сквозь отряд орков и завязли в трясине.

За шесть боев ни одна из сторон не выводила большое количество солдат. Для преступного народа самое главное было помешать восстановлению крепости. Стоит признать, у них это получилось. Действительно, процесс восстановления крепости значительно замедлился.

В июле военные действия начались у центральной крепости.

Генерал Росток чувствовал себя униженным из-за победы Двэйна на восточном фронте, поэтому Ураганный легион в центральной крепости начал в июле «летнее наступление».

Они объединились с генералом Аэрпаем из западной крепости, командиром корпуса Громовой булавы, которые произвели ложную атаку, а Ураганный легион нанес главный УДар.

Десятки тысяч солдат вышли за городскую стену и провели тщательную подготовку, чтобы напасть на лагерь противника.

Встретившись с орками, обе стороны понесли большие потери.

В результате … «летнее наступление» генерала Ростка не достигло намеченной цели, не смогло прорваться через лагерь врага и заставить их отступить.

Генерал Аэрпай на западной линии обороны одержал большую победу, которую можно назвать «чудом».

С самого начала войны западный фронт не подвергался нападениям преступного народа. Объединившись с «летним наступлением», полк Громовой булавы под командованием генерала Аэрпая перешел горы и обошел противника с тыла.

Люди неожиданно напали на земли, которые захватил преступный народ. По пути они сожгли поля и три деревни преступного народа. На самом деле, это были заброшенные деревни, которые после людей заняли орки.

Затем они снова скрылись в горах, когда им в противовес подоспели оборонительные войска противника. В горах им удалось избежать осады, в итоге они сами устроили засаду и успешно уничтожили войско орков, насчитывающее более тысячи солдат.

Стоит отметить, что этой десятитысячной армией руководил лично генерал Аэрпай! Он тут же прославился, одержав такую победу!

В августе обстановка была спокойной.

Однако в октябре преступный народ снова нанес удар, на этот раз по центральному району!

Это было очевидно. Если они смогу прорвать оборону центральной крепости, тогда войска на востоке и западе будут отделены и изолированы друг от друга!

По подсчетам для этой атаки орки собрали около 100 тысяч солдат, в том числе бегемотов и троллей.

Во время битвы Двэйна отправили в центральную крепость на помощь Хуссэйну. Хуссэйн собственноручно обезглавил 4 бегемотов, а во время боя убил какого-то орка. Из достоверных источников они узнали, что это орк был высокопоставленным командующим — Байсытином, главарем клана носорогов.

После трех безрезультатных атак один из главных вождей Носорог Скала пришел один к городской стене центральной крепости и вызвал на бой сильнейшего святого из людей.

В результате этого сражения тысячи воинов стали свидетелями «великой битвы святых».

Во время их боя наступила темнота. Они сражались целый день, но победитель так и не определился.

Перед уходом Скала крикнул: «Оказывается, среди людей действительно есть сильный человек!»

Однако позже люди стали считать, что слова Скалы специально выдумали, потому что вряд ли он мог говорить на языке людей. К тому же, учитывая строптивый характер Скалы, он точно не стал бы хвалить врага. Двэйн предполагал, что, скорее всего, Скала сказал что-то вроде «Черт возьми, ты победил!»

Тем не менее, десятки тысяч солдат стали свидетелями битвы святых.

О Хуссэйне, чье имя означало «святой защитник», узнала вся Империя. Он стал героем войны.

В октябре преступный народ на Западном фронте нанес несколько ответных ударов, однако, они все были устранены благодаря действиям генерала Аэрпая.

На какое-то время в северном районе Империи наступила странная обстановка.

Двэйн на восточном фронте и Аэрпай на западном фронте достигли довольно впечатляющих результатов. Двэйн уничтожил десятки тысяч орков, к тому же никто не мог превзойти его победу во время возвращения крепости. А генерал Аэрпай получил похвалу за неожиданное нападение на врага стыла.

Только генерал Росток в центральном районе до сих пор не совершил никакого подвига. Как будто… молодое поколение на восточном и западном фронте перехватило инициативу.

Ураганный легион тоже чувствовал себя бесполезным.


В ноябре преступный народ, наконец, начал широкомасштабное наступление на восточном фронте. По мнению Двэйна, Лосюэ сделал это намеренно.

Поскольку за последние несколько месяцев ситуация на восточном фронте зашла в тупик, а Лосюэ ничего не предпринимал, это вероятно вызвало недовольство орков. Чтобы унять недовольство союзников, на этот раз Лосюэ приложил немало сил. Он отправил несколько десятков тысяч орков и эльфов с драконами им на подмогу.

В результате … Двэйну пришлось защищать крепость, которая была построена только наполовину!

Ситуация сложилась довольно странная …

В начале битвы преступный народ использовал как наземные, так и воздушные атаки. Двэйн лично возглавил отряд грифонов. Он вступил в бой, воспользовавшись паническим настроением эльфов при встрече с грифонами. Сотня грифонов Двэйна не только не уступала, но и превосходила тысячи эльфов. Только после появления

драконов, Двэйну пришлось отступить!

Маги, служившие Двэйну, тоже вступили в бой и помогали грифонам защищать в воздухе. Многие из магов пострадали, более десяти были убиты. Среди наездников грифонов тоже нашлись раненные и убитые.

Хотя отряд Лэй Ци был могущественен, но они не могли помочь в защите города. На этот раз орки пришли подготовленными, похоже в последний раз они изучили тактику людей с использованием щитов, а так же придумали как ограничить Лэй Ци.

Во время битвы стену крепости снова разрушили, и наступил критический момент…

Но на этот раз произошло чудо! И это не прибытие Двэйна!

Произошло вот что…

После этой битвы среди солдат восточного фронта будет ходить удивительная легенда, все будут вспоминать события того дня со страхом и трепетом.

Если спросить солдат о том дне, то вот что они вам скажут:

«Тогда … произошло чудо! Мы потеряли стену, воздушный отряд герцога Тюльпанов едва сопротивлялся. Эти орки нападали на нас не щадя своих сил… Мы еще не достроили стену, поэтому не могли сформировать эффективную защиту. Я спокойно наблюдал за тем, как наша стена падает…а орки прорываются вперед. Но в это время…»

Если расспрашивать солдата дальше, то он бы в этот момент начал тяжело дышать и выпил бы вина для храбрости.

«В то время … я и мои братья, казалось, одновременно услышали голос с неба! Да, это был голос с небес! Женский, холодный, от которого волосы вставали дыбом! Голос звучал так ясно, как будто она говорила прямо мне в ухо „Посмотрите в небо!“, а потом…»

«…потом … Я поднял глаза и увидел, как небожительница спускается с неба! Клянусь Небом, я абсолютно не лгу! Она точно Богиня! Черт возьми! Хотя я не видел ее лица, но готов поспорить, что не видел женщины красивее! Я увидел ее силуэт и остолбенел! А после этого…»

«…небожительница вытащила длинный меч, отрезала прядь своих длинных золотых волос и рассыпала их перед собой…»

«…и битва закончилась. Угадайте почему? В тот момент я так напугался, что чуть не обмочил штаны! Мы все по ее приказу посмотрели в небо. Она рассыпала свои волосы, орки вокруг закричали и… наступила тишина! Богиня тоже исчезла, и мы опустили головы. На поле битвы мы увидели, что все орки, копошившиеся как муравьи, вдруг превратились в … каменные статуи! Скажи, разве это не чудо? Как та красавица может быть не небожительницей? Это точно была она! Слава Богине! Да здравствует Роланд! Да здравствует Империя!»

«Да здравствует Роланд! Да здравствует Империя!» — кричали солдаты, держа кубки в руках.

Таверна в городе-крепости теперь стала местом отдыха солдат.

Среди них сидел юноша лет двадцати с красивым лицом, позади которого стояли несколько крепких мужчин, похожих на охранников.

Поговорив с несколькими подвыпившими солдатами, он наконец-то получил полную картину битвы …

Это был Чарли, нынешний император.

Появление небожительницы? Благословение?

Она превратила орков в статуи?

«Герцог Тюльпанов, мой учитель, что за трюк ты придумал?»

Увидев, что вокруг него пьяные солдаты, он немного напрягся.

На этот раз император лично прибыл на восточный фронт, чтобы наградить солдат. Замечательно, что он приехал поздравить их лично! Хотя все знали, что фактически у него нет власти, но он как-никак император!

Только…это место он решил посетить инкогнито, но в сопровождении охраны.

«Ваше Величество», — один из охранников приблизился к его уху и прошептал: «Здесь слишком много людей. Прошу вас как можно скорее отправиться в резиденцию герцога».

«Куда ты торопишься», — уверенно сказал Чарли. «Здесь герои Империи Роланд! Разве мне, императору, стоит чего-то опасаться рядом с нашими храбрецами?»

Охранники услышали его прекрасные слова и посмотрели на него с восхищением. Император отлично справлялся и даже захотел взять пива и выпить с солдатами. Однако, это было уже слишком, и после долгих уговоров охранникам все-таки удалось его остановить.

«Хорошо, идем к учителю», — Чарли лишь делал вид, что сопротивляется им. Конечно, он бы не стал пить пиво вместе с солдатами!

«Слава Богине! Да здравствует Роланд! Да здравствует Империя! Да здравствует Герцог Тюльпанов!»

Чарли улыбнулся, услышав первые слова, но когда пьяные солдаты выкрикнули последнее предложение, его глаза странно засияли.

«Уходим».

Казалось, что он, наконец, потерял интерес и первый вышел из таверны, наполненной веселыми солдатами.