9 Том. Глава 5. В пещере.

Внутри неуютной и маленькой пещеры тело Виида пылало жаром.

  Ваша простуда принимает более осложненный характер.

Из-за озноба физические характеристики снижаются на 62%.

Вы не можете использовать боевые техники.

Вследствие критического падения живучести и выносливости, вы не можете более передвигаться. Появилось головокружение.

Если вы не получите своевременного лечения, то можете погибнуть.

На Севере климат был значительно хуже, чем на Центральном материке.

Четыре дня в неделю тут валил снег, и дул сильный, пронизывающий до костей ветер.

И отправившись на задание в Долину смерти, где температура была еще ниже средней, Виид совершил огромную ошибку. Ведь теперь ему предстояло бороться не только с монстрами, но и с окружающим холодом, который и в здоровом состоянии сложно переносить.

Завершив первый бой, он так умаялся, что уже к вечеру пусть и неприятная, но легкая простуда набрала такую силу, что теперь Виид не мог пошевелить и мизинцем.

От усилившегося жара капельки пота неприятно стекали по лбу и спине. В то же время сильная, непрекращающаяся дрожь не позволяла расслабиться и уйти в спасительный сон.

'Черт, неужели я вот так умру от простуды?'

Вииду хотелось кричать.

Умереть не в бою с монстрами, а от какой-то глупой простуды!

В любое другое время можно было бы попытаться восстановить силы благословениями Альберона. Одно повышение живучести значительно увеличивало шансы удачного и быстрого выздоровления. Но сейчас и данная возможность отсутствовала.

- Кхе-кхе.

Альберон сидел скрючившись и безостановочно кашлял. Он, как и Виид, простудился в том злочастном полете и теперь находился на грани жизни и смерти. Даже будучи наследником первосвященника ордена Фреи, он не смог избежать простуды.

'Похоже, теперь я действительно умру', - с сожалением думал Виид, уставившись взглядом в покрытый льдом потолок.

Конечно, спрятаться в пещере было намного лучшим решением, чем остаться на пронизывающем ветру, но даже и это не позволило избавиться от настоящего северного холода.

Серьезная простуда в подобном месте означала лишь неминуемую смерть. И если даже отключиться от игры, больное, ослабленное тело так и останется дрожать на холодном полу, и к возвращению игрока окончательно окочурится. Поэтому Виид не видел выхода из сложившейся ситуации.

'Как же я оплошал'.

Слишком поздно он стал упрекать себя в совершенном промахе. Все травы, что используют при лечении простуды, он необдуманно потратил без остатка во время приготовления пищи в деревне Мора. И теперь не было ни единого шанса как-то вылечиться.

'Ну все. Теперь точно ничего не сделать'.

Виид тихонечко прикрыл глаза.

Пол в пещере был ужасно холодным, да и со всех сторон окружали ледяные стены. В таком месте простуда не то что не пройдет, а только быстрее осложнится. Виид и Альберон не чувствовали уже ни рук, ни ног - смерть подступала к ним все ближе и ближе.

'Ну почему же так болит тело?.. Эх, как же грустно'.

С закрытыми глазами Виид окунулся в воспоминания.

В детстве он не гнушался браться за любую работу, гарантирующую хоть один лишний цент. Чтобы помочь торгующей на рынке бабушке, в то время, пока другие дети играли во дворе, Хэн уже вовсю вкалывал.

Конечно же, это было незаконно, поэтому неудивительно, что условия труда были просто отвратительными, да и деньги вовремя никогда не платили.

И все-таки на каникулах, работая сутками напролет, тратя время лишь на краткий сон, он мог зарабатывать хоть какие-то деньги. Однако они не так просто и давались. Каждый раз, когда приходилось браться за работу, в которой у него не было опыта, Хэну приходилось так сильно напрягаться, что уже очень скоро у него не оставалось сил.

- Ах ты, маленький недоносок! Думаешь, притворишься больным и не будешь работать? Если станешь и дальше так отлынивать, то можешь прямо сейчас считать себя уволеным!

Свыше трех недель не выплачивающий ежедневную зарплату директор был раздражен и разгневан. И даже то, что на лбу Хэна выступили капли пота, а под глазами прописались глубокие черные круги, нисколечко не убеждало хозяина, что работник действительно болен.

В те времена Хэн был молод и постоянно недоедал, вследствие чего чаще уставал и делал какие-то промашки.

Это очень злило работодателей, но что еще хуже, позволяло сваливать на него любые происшествия, произошедшие по вине остальных сотрудников.

- Научись вначале работать, придурок.

- И кому вообще потом такой тупица будет нужен?

- Лучше от тебя держаться подальше, пока еще чего не сломал.

- Грязный ублюдок! Из-за тебя у нас только прибавляется работы. Лучше вали отсюда, иди, вон, лучше грабежами займись, что ли.

Каждый раз выслушивая подобные бесконечные обвинения, Хэну приходилось молча терпеть. Он очень боялся потерять работу, ведь другую можно было и не найти.

Именно поэтому, даже заболев в тот день, он встал, позавтракал и пошел на работу. Взрослые видели, что он болен, слаб и еле справляется за столом, но никто, никто из них не то чтобы забеспокоился, а даже слова доброго не сказал. Всем было все равно, а Хэну не оставалось ничего, кроме как, скрючившись в углу от сильной боли, безмолвно плакать, стараясь сделать хоть что-нибудь.

С тех самых пор, с того случая, самой ненавистной в его жизни вещью стала слабость тела. А когда же от его труда стала зависеть еще и судьба сестры, болезнь и отдых превратились в непозволительную роскошь. Но всегда, абсолютно всегда, когда Хэн опять заболевал, та детская боль и обида - они возвращались.

- Черт!

Виид чувствовал, как его глаза защипало.

'Чем больше плачешь, тем делаешься слабее. А я не плачу'.

Стиснув зубы, он сдерживал подступающие слезы.

Мучиться ему уже не так долго. Тело ныло, а здоровье постепенно снижалось. Единственным, из-за чего он еще держался, была огромная стойкость, но и она уже подходила к концу. Осталось всего лишь дождаться в полубреду прихода смерти.

Вот только была одна проблема... Смерть - это еще не конец.

После нее сразу же активируется особый навык, переданный некромантами. И Виид переродится нежитью. Соответственно уровню навыка - в скелета, солдата-мертвеца, обладающего силой смерти и способностью управлять черной магией.

И Виид очень надеялся, что простуда, наконец, уйдет.

'Для восстановления уровней и опыта в навыках придется некоторое время поработать... Да-а, покрутиться, словно белка в колесе'.

С закрытыми глазами Виид ожидал смерть.

Настал тот редкий момент, когда он ничего не делал. Ведь все остальное время, даже в перерывах между сражениями, когда приходилось ждать восполнения здоровья и сил, он не единожды отдыхал, занимаясь созданием статуэток.

Быстрый рост уровней и навыков Виида как раз и заключался в этой невероятной работоспособности.

Однако время шло, а смерть все не приходила его забрать.

'Что за бред?'

Он приоткрыл глаза. Тело сильно ломило, а голова дико кружилась, но он все равно заставил себя осмотреться. Сделать это, чтобы в итоге увидеть... Союн!

Куда-то исчезнув не так давно, она вернулась и притащила с собой целую вязанку хвороста.

'Должно быть, это было нелегко'.

Поблизости от пещеры не находилось никаких пригодных для костра лесов или зарослей. И ей точно пришлось сходить очень далеко, преодолев бушующую на поверхности снежную бурю.

Сложив несколько веток, Союн развела костер. Воздух в пещере немного нагрелся, и Виид почувствовал небольшое облегчение.

Затем Союн достала из своих личных вещей небольшую жестяную банку. Ее сверкающие, а местами закопченные бока указывали на частое применение в качестве посуды для готовки или разогрева пищи. Такие банки продавали в галантерейных лавках по 4 медяка, но также их можно было обменять за одну-две шкуры лисицы.

Однако, несмотря на подобную доступность, даже новички не использовали их.

Союн искоса взглянула в сторону больного, как будто ей было очень неловко, что приходилось использовать эту банку для новичков. Виид же опять медленно закрыл глаза: температура росла, а с ней и усиливалось головокружение.

'Во рту пересохло'.

Страдая от сильной жажды, Виид начал погружаться в пучину забытья, как тут... что-то коснулось его губ.

'Что это?'

Он почувствовал непонятный аромат и нерешительно, уступив чужому давлению, чуть-чуть приоткрыл рот. Тут же что-то обожгло язык и полилось дальше в желудок.

Эта была жидкая каша. Союн, используя свой навык готовки, сварила кашу и теперь понемногу кормила больного.

Но какой ужас! Каша была чудовищно соленой и острой!

'О-о-оу, пожалуйста, перестань!' - внутренне кричал обессиленный Виид.

Вот только Союн не останавливалась. Она насильно кормила его отвратительного вкуса кашей, которая имела настолько сильный вкус рыбы, что Виид смог догадаться об ингредиентах.

'Да она добавила туда мой улов!'

Союн сварила кашу из риса, того, что держала на черный день. Ну, а потом использовала еще и выловленную недавно корюшку. Такую же, что для всех жарил на реке Виид. Но только Союн не смогла ее как следует разделать, и поэтому сильный рыбний вкус так и остался в каше. И это еще не говоря о плохо разварившемся рисе, который плохо разжевывался и комом вставал в горле.

Именно такой кашей Союн насильно кормила Виида.

- М-м-м!

Виид пытался плотно сжать губы, но Союн силой открывала его рот и вливала туда новую порцию каши.

Будь у Виида хоть чуть-чуть сил, он бы нашел слова, попросил бы ее этого не делать. Но, к сожалению, живучесть у него была сейчас такой, что он в любой миг мог испустить дух, куда уж там до какой-то речи.

Сначала одна ложка, потом вторая, третья... И чувство голода прошло. И хотя есть, безусловно, было мучительно, Виид утолил жажду и почувствовал легкое насыщение.

Однако Союн не перестала его кормить.

И тут до Виида дошло:

'Ах ты, убийца!'

Сейчас он не сомневался, что ее поведение, ее доброта и беспрекословное послушание - всего лишь часть огромной лжи.

'Вот, значит, как. Выжидала удобный случай. Строила все это время планы, чтобы вот так зверски замучить меня именно в тот момент, когда я не смогу оказать сопротивление'.

Вииду не оставалось ничего, кроме как внутренне проклинать свое положение. И молча терпеть все притязания со стороны Союн.

Каша пихалась ему в рот ложка за ложкой!

Наступил переломный момент.

'Все. Не могу больше. Лучше уж умереть, лишь бы закончились эти мучения'.

Теперь Вииду хотелось умереть.

Жар и головокружение становились невыносимыми настолько, что он уже считал хорошим выходом перерождение нежитью. К тому же потерю уровней и опыта всегда можно восполнить.

Но стремясь к смерти, сил на ее осуществление у него не было.

'А-а-а, кто-нибудь, убейте меня, пожалуйста'.

Щеки Виида выпирали в обе стороны от набитой в рот каши.

Порядка 150 ложек Союн запихала в него. Практически четыре с половиной тарелки!

Вииду казалось, что от подобной порции каши живот вот-вот разорвет. Обычно, как наешься, уже одна лишняя ложка кажется невмоготу, а тут...

Но, благо, все очень скоро прекратилось, и послышались удаляющиеся шаги. Как он предполагал, они звучали по направлению к Альберону. И хотя от жара чудовищно болела голова, Виид был уверен, что эти звуки - не галлюцинация. Нет, не услышать того демона, что мучил его все это время, он не мог.

'Аминь, Альберон. Помучайся теперь и ты'.

В свете последних событий несчастье другого для него было счастьем.

Приоткрыв глаза, он увидел, как Союн кормила кашей Альберона. Она аккуратно и медленно вкладывала ложку за ложкой в рот друга.

Виид задрожал от гнева.

'Да она зверствует! Настоящий зверь! Человек не должен быть таким'.

Движения старающейся не пролить ни капельки драгоценнейшей смеси Союн казались чертовски подлыми. При взгляде на них даже появлялась ассоциация, что ее бережные руки преподносят смертоносный яд.

Однако на Альберона у Союн ушло не так много времени, как на Виида. В отличие от прошлого раза, она не дула на ложку, прежде чем опустить кашу в рот, да и количество вышло не таким большим. Практически две трети съел Виид, и Альберону, получалось, досталось совсем чуть-чуть.

'Значит, все-таки ее главной целью был я. Именно со мной она хотела проделать все это как можно более мучительно.

Кашу Виид съел, но сил это совсем не прибавило. Жар и головокружение же, казалось, стали только сильнее.

Хроническая простуда - эта болезнь хуже любого гриппа, как минимум из-за того, что силы не хватает даже для шевеления пальцами.

Если бы в подобном состоянии они наткнулись даже на небольшую группу монстров, то все там же было бы покончено. Но добравшись до пещеры и расположившись в защищенном от ветра месте, они получили чуть больше шансов на выживание.

И хотя живучесть после плотного обеда, наконец, начала по понемногу восстанавливаться, простуда, казалось, свирепствовала не меньше, чем час тому назад.

Чтобы хоть чуть-чуть облегчить вновь усилившееся головокружение, Виид вновь закрыл глаза.

'Ничего нет грустнее, чем боль тела'.

Незаметно для себя самого, лежа с закрытыми глазами, он провалился в сон.

В душе стало гораздо спокойнее, когда он свыкся, наконец, с мыслью, что сейчас вот-вот умрет. И уснул он потому, что расслабился, осознав, что уже ничего не может изменить.

В Королевской дороге, копирующей во многом реальность, конечно же, можно было спать. Многие люди, расслабляющиеся в каких-то прекрасных местах, под щебетание птиц, шелест листьев или шум моря спокойно засыпали в игре.

Практическая ценность виртуальной реальности неиссякаема, но для Виида это был первый сон за все время игры. Все потому, что до этого он всегда куда-то бежал, всегда работал на пределе своих возможностей.

И теперь, впервые не имея возможности что-либо делать, Виид с полным правом мог расслабиться и хорошенько поспать.

А все это время неизвестный ухаживал за ним. Он ночь напролет растапливал снег и поил бессознательного больного. Протирал лоб влажной тряпкой. Каждый раз, когда Виид приходил в себя, он сквозь сильный жар и головокружение ощущал присутствие своего спасителя, ощущал заботу о себе.

Здоровье, практически снизившееся до нуля, пугало, но, к счастью, до конца так и не падало. В то же время человек так сильно заботился о нем, что порой Вииду представлялись нежные руки матери.

Самая прекрасная и в то же время опасная девушка на земле - Союн полностью отдалась лечению Виида.

* * *

С того момента, как Юрин услышала просьбу Баллона, буря эмоций все никак не отпускала ее.

'Да это ведь самое настоящее задание'.

Благодаря налаженным отношениям с владельцами лавок ей наконец-то дали первое стоящее поручение. И пускай вознаграждение не выглядело огромным, Юрин была очень впечатлена тем, что это ее первое задание.

- Я обязательно передам ему книгу.

  Вы приняли задание.

Юрин, убирая то в одной лавке, то в другой, с нетерпением ждала, когда же наступит нужная ночь.

- Сегодня взошла луна, а значит, тот старик должен придти. Ура, наконец-то можно выполнить задание!

Подхватив книжку, Юрин радостно зашагала к реке Хесна.

Свет яркой луны освещал каменную дорогу, по обеим сторонам которой высились удивительные фрески, скульптуры и другие произведения искусства. Порой вдалеке раздавались голоса поющих бардов.

Фантастическая ночь, что не встретишь нигде, кроме Родиума. Деятели искусства показывали невероятные представления, которые так особенно хорошо подходили для ночного времени.

Ну, а феерией творившегося в городе волшебства, конечно же, была пробегающая в самом центре Родиума река. Чистая и прозрачная Хесна. С наступлением ночи ее берега оккупировало множество влюбленных парочек и остальных жителей города.

'Старичок, значит...'

Юрин предполагала, что найти нужного человека будет проще пареной репы, а в действительности оказалось, что пожилых людей собралось достаточно много. Кто-то из них просто сидел и любовался рекой, кто-то рыбачил; встречались и те, кто вел активную беседу.

'Баллон говорил, что старик появляется в одиночестве'.

И Юрин принялась искать одиноких стариков. Но и таких оказалось несколько человек.

А книга была всего одна!

Отдать ее не тому человеку - и все, задание провалено.

Немного успокоившись, она начала высматривать более подробно, и спустя какое-то время ее взгляд остановился на старике, что стоял и наблюдал за водами реки как-то особо удрученно. Он выглядел нескончаемо одиноким, словно таил внутри себя какую-то грусть.

'Почему-то мне кажется, это именно он'.

Юрин не спеша подошла поближе и нерешительно заговорила.

- Простите, вы, случаем, не знакомы с Баллоном?

Старик не повернулся, но все же ответил:

- Баллон? Такой человек мне не знаком.

Отчего-то в его голосе слышалось такое бессилие, что невольно опускались руки.

'Может, это не он?'

И все-таки она не отступила и попыталась снова. Все потому, что от этого старика исходила какая-то особая атмосфера, не встречаемая более ни у кого на берегу реки.

- Господин Баллон держит в той стороне заведение для путешественников. Возможно, это хоть что-то прояснит?

- А-а, это мой друг. Но я знаю его только как шеф-повара.

- Я пришла с книгой, которую просил передать господин Баллон.

- О, это моя книга. Я одолжил ее... и теперь, оказывается, он ее уже возвращает.

Юрин почтительно, двумя руками протянула старику книгу.

- Спасибо тебе за старания. Передай Баллону, книгу я получил.

Дзынь!

  Задание 'Просьба повара Баллона' завершено.

Старик получил свою книгу назад.

Теперь возвращайтесь к Баллону и сообщите о выполненном задании.

Вознаграждение за задание: получите его в заведении Баллона.

Это было простое поручение, за которое не давали ни очков опыта, ни славы.

А вознаграждением вполне могла стать бесплатная кормежка в заведении повара.

Однако Юрин, даже завершив задание, осталась стоять около старика.

'Он такой грустный'.

Это непередаваемое одиночество и печальный взгляд не могли не задевать женского сердца, и она решила остаться и попытаться узнать, что же с ним произошло.

- А что вы там высматриваете, в реке?

- Девушка, за долгое время вы первая, кто проявил ко мне интерес. Раньше я отказывал людям, которые лезли ко мне с расспросами. Но для тебя я сделаю исключение в знак благодарности за то, что ты вернула мне книгу. Спрашиваешь, что я там высматриваю? Я смотрю на бумагу.

- Бумагу?

Как ни всматривалась Юрин в воды реки, но найти плавающую бумагу она не смогла.

- И где же она?

- В воде. Вода и есть бумага. Давным давно, когда я рисовал картины, мне не давала покоя одна мысль: 'Почему надо рисовать именно на бумаге?'. Ведь создавать картины можно везде: на земле, камнях... Да где угодно! Если хочешь отобразить красоты природы с помощью красок, так не лучше ли для этого использовать элементы мира, самой природы.

Вот так неожиданно для себя Юрин узнала, что старик раньше был художником.

А тот, нахмурив брови, продолжил:

- Ты тоже считаешь, что я не прав?

Юрин тут же отрицательно замотала головой:

- Нет. Вовсе нет. Я считаю, рисунок создается там, где этого хочется.

- Правда? Я уверен, что только слившись с природой в своем творении, можно будет ее по-новому выразить. Я всю жизнь провел бок о бок с живописью, заполняя пустоту на белых листах... Девушка, у меня есть к тебе просьба.

- Говорите.

- Среди нас, художников, ходит одна история. Легенда о художнике, который нарисовал картину на текущих водах реки. Ты не могла бы узнать, правда ли это?

- Но... я не знаю, мне кажется, я не смогу.

В голосе Юрин слышалась огромная неуверенность.

Предложение старика можно было назвать еще одним поручением, а она даже не знала, с чего начать его выполнение.

- Да нет. Это не такое уж и невыполнимое дело. Я просто стар и не могу, как раньше, ходить, вести расследование в Родиуме. И хоть денег у меня не много, сколько смогу, я тебе дам за оказанную услугу.

Дзынь!

  Новое задание: Просьба старого художника.

Среди художников распространены беспочвенные слухи.

Легенда о художнике, который нарисовал картину на чистой глади реки.

Узнайте, правда это или нет.

Сложность: Е.

Вознаграждение: 3 серебра.

Условия выполнения: только для человека, который внимательно выслушает рассказ старого художника, перед этим передав ему книгу от повара Баллона.

Неожиданно для себя Юрин наткнулась на связанное задание!

И девушка просто 'ослепла' от будущего огромного вознаграждения.

'Целых 3 серебряных! Чтобы столько заработать, мне пришлось бы мыть посуду 15 часов подряд'.

Конечно, в будущем, с повышением уровня, такие деньги падали даже с простых монстров. Но сейчас, в начале игры, это было просто огромной суммой!

На них можно купить стильную шляпку или даже магическую книгу с заклинанием огненного шара.

- Я обязательно все разузнаю.

  Вы приняли задание.

Старик радостно закивал головой:

- Спасибо. Я буду очень благодарен, если ты узнаешь для меня правду. И если все на самом деле так и было, значит, я не зря прожил жизнь.

Расставшись со старым художником, Юрин отправилась искать информацию. И первым местом, в котором, по ее мнению, нужно было искать, стала гильдия художников.

'Может, получится разузнать правду у одного из преподавателей?'

Благодаря тому, что в Родиуме она активно искала работу в лавках, найти здание гильдии для нее не представляло никакой проблемы. Но вот ожидаемого собеседования с преподавателем не получилось.

- Извини. Но у меня нет лишнего времени, чтобы тратить его на человека, не относящегося к художникам, ну, или, как минимум, не прославившегося хоть чуть-чуть.

Столкнувшись с такой первой неудачей, Юрин не остановилась, а только активнее стала искать среди художников того, кто найдет время поговорить с ней. И таким человеком в конце концов оказался привратник здания гильдии.

Выслушав ее вопрос и немного подумав, он осторожно сказал:

- Я тоже слышал об этом. Но это было так давно, что толком уже ничего и не помню. Скорее всего, бабушке Беллофе известна вся история. Все-таки она коллекционер известных картин и знает множество историй из живописи.

- А где живет эта бабушка Беллофе?

- В родовой резиденции Киам. Ты сможешь найти ее там.

- Спасибо.

Юрин сразу же направилась на поиски указанной резиденции. И довольно скоро нашла ее за стенами Родиума. Это было величественное и огромное здание. Войти в которое оказалось не так-то и просто.

Привратник не пускал внутрь пусть и милых, но никому не известных и ничем не прославившихся девушек.

Вот только и Юрин так просто не сдавалась:

- Я пришла к бабушке Беллофе, чтобы сказать ей кое-что о картинах.

- О картинах? Хм-м, бабушка Беллофе испытывает особые чувства к живописи. Хорошо. Ступай. Она сейчас должна быть в саду.

Привратник пропустил ее внутрь. Должно быть, в этом имении любая тема о картинах считалась своеобразным паролем для входа.

Бабушку Беллофе, как и говорил привратник, Юрин нашла в саду, ухаживающей за цветами.

- Здравствуйте. Вы не будете против, если я чуть-чуть отвлеку вас из-за одной легенды. В ней говорится, что один из художников написал картину на речной глади.

- Рисунок на воде? Ох, оказывается, на свете еще живут люди, которые знают этот давным давно распространившийся слух. А ведь я сама видела этот удивительный рисунок, когда была молодой.

- Так, значит, это все правда?..

- Конечно, чистейшая правда. Я вот этими самыми глазами видела. Зачем мне тебя обманывать? Такое удивительное движение кисти и стиль рисунка невозможно забыть за всю жизнь. Вот и мое хобби - собирать картины - появилось именно после того случая. Рисунка, нарисованного на поверхности реки. И хотя увидеть его больше нельзя, та композиция и слияние красок были совершенными. Ох, среди картин Родиума не было больше ни одной, впечатлившей меня настолько.

Юрин засомневалась.

- Но ведь картины и существуют для того, чтобы их можно было в любой момент достать и полюбоваться. А вы говорите, что той работы больше нет. Имеет ли тогда она хоть какую-нибудь ценность?

- Вы еще слишком молоды, моя юная леди, и не осознаете всю силу времени. Человеку, у которого нет счастливых воспоминаний, и настоящее, и будущее кажутся бесконечно туманными. Для меня, прожившей столько времени, ценность произведения того человека невероятно высока.

Дзынь!

  Задание 'Просьба старого художника' завершено.

Слухи, ходившие среди сообщества художников, оказались правдой.

Нарисованный на поверхности воды рисунок не сохранился, но и по сей день он считается выдающейся работой.

Вознаграждение: Получите его у старого художника.

  Получен новый уровень!

На этом поручение было завершено. Ну, а благодаря полученным очкам опыта Юрин даже смогла поднять уровень.

'Фу-ух, а я смогла достойно выполнить связные задания'.

В этот момент Юрин немного расслабилась от державшего ее все это время напряжения. И тут, казалось бы, уже закончившая разговор бабушка Беллофе с печальным выражением лица продолжила:

- Но больше всего я грущу от того, что увидеть столь дивное и прекрасное зрелище в наши дни все труднее и труднее. Потому что слишком много людей заблуждаются в своих предубеждениях о том, что картины должны быть нарисованы только на бумаге. Как ты думаешь, юная леди, смогу ли я еще хоть раз увидеть такую красоту до того, как умру?

  Скрытый класс!

Вам предложено выбрать скрытый класс 'Художник водного света'. Приняв его, вы получите уникальные навыки, недоступные другим начальным классам. Желаете стать Художником водного света?

У Юрин даже в мыслях не было становиться каким-то там художником. Но в глазах бабушки Беллофе стояли слезы и такая печаль, что, несмотря на все сомнения, она в конце концов кивнула.

- Я нарисую снова такую картину.

И белый свет охватил девушку.

  Вы приняли класс 'Художник водного света'.

  Вы освоили навык 'Рисование'.

Рисование - возможность рисовать все что угодно. То, что показывает художник миру, становится основой всего искусства. Изготовив же выдающееся произведение, вы сможете поднять славу и навыки.

  Вы освоили навык 'Цветное рисование'.

Цветное рисование - возможность раскрасить цветом любую поверхность. С повышением уровня вы сможете добиваться более тонких оттенков цвета. Также сможете получать краски из трав и цветов.

  Вы освоили навык 'Раскрас'.

Раскрас - возможность измазать свое лицо и тело красками и нагнать на врага жуткий страх, введя его в состояние шока. Ночью сила навыка увеличивается. Навык не воздействует на монстров с высоким боевым духом.

  Вы освоили навык 'Быстрые руки'.

Быстрые руки - ваши руки должны быть настолько быстрыми, чтобы успеть запечатлеть композицию такой, какой вы ее видите. Взамен увеличения скорости движения рук возрастает и расход маны. Возможно использовать и в сражениях.

  Вы освоили навык 'Идентификация произведений'.

Идентификация произведений - позволяет распознать ценность всех фундаментальных работ, выполненных другими ремесленниками.

  Вы освоили навык 'Картинное перемещение'.

Картинное перемещение - секретная техника, доступная только для Художника водного света.