9 Том. Глава 6. Мужской роман.

Когда Виид открыл глаза, первым, что он увидел, был жарко пылающий костер.

- Я не умер? Все еще жив?!

Тело невероятно ослабло, здоровье находилось на минимальной отметке, но он выжил.

  Вы справились с простудой.

Физические характеристики снижены на 32%.

Эффекты от способностей и техник уменьшены на 40%.

Продолжив отдыхать, соблюдая постельный режим, вы можете полностью выздороветь. Однако в случае нагрузки или перенапряжения организма, оставшиеся очаги простуды повышают вероятность рецидива.

Уже приготовившись умереть, думая о конце, каким-то чудом он выздоровел и теперь мог вдыхать теплый воздух пещеры.

'Странно, холодный воздух внутрь не попадает?'

Посмотрев на вход в пещеру, Виид увидел, что потолок в том месте обрушен, а сам проход завалило большой каменной глыбой.

- Что... это... такое?!

Вглядевшись в проход, Виид вдруг затрясся всем телом от ужаса.

'Меня решили похоронить заживо?!'

Сейчас он был абсолютно уверен, что те мучения посредством каши показались Союн недостаточными, и тогда она решила замуровать его внутри горы.

Виид успокаивающе постучал по груди.

- Ну и хрен с ней! Главное, что я жив. А уж выбраться отсюда большого труда не составит.

Благодаря скульптурному мастерству можно с легкостью резать не только камни, но и металлы. И пускай вход плотно завален, кромсая по чуть-чуть глыбу, он сможет выбраться отсюда уже через несколько часов.

На крайний случай существовал еще один способ: позвать находившегося снаружи Ледяного дракона и приказать очистить вход. И каким бы слабым слуга ни был, его сил с избытком хватит на расчистку этих камней.

Легкий сквозняк шел со стороны обрушенного входа, но после быстрого обследования ничего, кроме небольшой щели, через которую даже не протянуть руку, Виид не нашел.

И тут его не на шутку испугала неожиданно пришедшая мысль:

- Альберон! Что случилось с Альбероном?

Напарник, заболевший в том злополучном полете столь же серьезно, как и он. Священник, помогавший все это время своими навыками и способностями. И что самое главное, наследник престола Фреи, смерть которого принесет просто уйму всевозможных проблем!

Поистине шокирующая и ужасающая мысль посетила в тот момент Виида.

- Нельзя... Никак нельзя допустить, чтобы он погиб!

Быстро осмотрев пещеру, Виид нашел недалеко от того места, откуда он встал, лежащего неподвижно товарища. Спящего и, на первый взгляд, целого.

- Он жив! Ха-ха!

Уже немного успокоившись, Виид подошел поближе, чтобы подробнее осмотреть собрата по несчастью. Альберон и вправду тихо спал. Причем с умиротворенной улыбкой на лице, что говорило и о его успешной победе над простудой.

Виид, наконец, окончательно расслабился. Неожиданно для себя он открыл простую истину: с простудой шутки бывают плохи.

Однако тут, рядом с Альбероном, обнаружилась еще одна странная фигура, полностью закутанная в какую-то тряпку. Виид легонько и осторожно попинал ее ногой.

- А это еще что такое?

На полу лежало старое, покрытое пылью манто. Виид раньше его совершенно точно не видел. При этом, сейчас внутри него что-то находилось, размерами как минимум со среднего человека.

- Вроде бы на монстров не похоже...

Виид осторожно, не спеша поднял манто и вгляделся в открывшуюся картину. Там лежала свернувшаяся калачиком и истекающая холодным потом Союн!

Сразу же множество вариантов вспыхнуло в голове Виида, но один светился больше всего:

- Да-а... Она не собиралась похоронить меня заживо. А просто хотела оставить в плену и мучить долгое-долгое время.

Имея превосходство в уровнях и классе, она бы могла вечно держать его силой и творить все, что душе угодно. Вершить самые зверские и безжалостные мучения!

Хотя, по правде говоря, Союн переутомилась, пока ухаживала за Виидом и Альбероном. Несколько долгих часов ей пришлось провести в бушующей вьюге, чтобы найти пригодный для костра хворост. Потом, сварив кашу, терпеливо и долго кормить с ложечки полуживых больных. Неудивительно, что в таком водовороте событий она совершенно забыла о себе, не поела, устала и в итоге тоже заболела.

Всего-то незначительной простудой.

Проигнорировав которую, будучи занятой уходом за больными, она доигралась до того, что полностью ослабла и теперь лежала пластом. Возможно, если бы ей не пришлось столько заботиться о Вииде, дежурить целую ночь, неустанно меняя прохладный компресс и поддерживая сильное пламя, тогда бы все обернулось по-другому. Теперь же она лежала под старым манто и дрожала, словно осиновый лист.

Вот только все эти обстоятельства Виид свел к одному:

- Да-а, она определенно желала меня замучить!

То, что он был жив и практически здоров лишь благодаря этому, прошло мимо его сознания.

Виид достал из рюкзака кухонные принадлежности. Он собирался приготовить поесть, чтобы хоть немного восполнить запас живучести.

К тому же для этой цели существовало одно прекрасное блюдо.

Используя угря, корюшку и даже золотую рыбу, он сварил суп - Буйабесс. Приготовил одно из популярнейших и изысканнейших блюд французской кухни. Весьма полезное для здоровья, что особенно важно при ослабленном состоянии.

Когда-то давно, в детстве, он пробовал это блюдо в чтущем традиции и не экономившем на рыбе заведении. Суп был просто объедение! К сожалению, того идеального вкуса добиться у него, из-за недостатка ингредиентов, сейчас так и не получилось.

Виид смотрел на лежащих Альберона и Союн и неспешно поедал порцию горячего супа Буйабесс.

- Во-о-о, теперь жить можно. Наконец-то все налаживается.

Это был чистой воды эгоизм. Виид не любил есть один. Когда готовишь и ешь в одиночестве, нет ни аппетита, ни настроения, а вкус пищи попросту не ощущается.

А вот кушать в компании людей, да которым еще и не досталось подобного лакомства, это уже другое дело!

Виид стопроцентно был тем человеком, что не будет сажать яблони, даже если им грозит окончательная погибель. Нет, ни за что. Он будет срывать плоды и поедать их с огромным удовольствием.

  Вы восполнили живучесть. Здоровье вновь восстанавливается.

Блюдо Буйабесс поднимает иммунитет к простуде на 15%.

Для начала Виид наелся сам и лишь потом стал кормить Альберона.

- Кушай. Хорошо, а теперь еще одну ложечку. Поправляйся. И тогда я с тобой завершу еще уйму заданий.

Следующей была Союн.

- Долги надо возвращать.

Отомстить за ту ужасную кашу, которой она насильно пичкала его.

Виид собрался до краев напихать в Буйабесс черного перца, соли и, конечно же, чеснока. Но, взглянув в лицо Союн, сжалился и передумал все это делать.

Даже сейчас, погрузившись в спасительный сон, ее лицо оставалось прекрасным: чистая, без единого пятнышка кожа, вздернутый носик и алые губы. Капельки пота, выступившие на лбу и на крыльях носа, лишь добавляли очарования, но не могли и на секунду отвлечь от изящной линии шеи и, конечно же, ключиц!

Виид не видел ни единого изъяна.

Все части тела составляли единую гармонию - истинную и наивысшую степень красоты!

И даже в слегка полуприкрытых из-за головокружения глазах с избытком переливалось очарование.

Союн казалась спящей нимфой.

А Виид все же был мужчиной.

'Ладно. Сдержусь. Во всяком случае, поев ее стряпню, я остался жив. Да и зачем тратить попусту настолько ценные на севере приправы?'

Осторожно приподняв одной рукой Союн, он стал, ложка за ложкой, понемногу кормить ее Буйабессом. Наблюдать, как с закрытыми глазами она с удовольствием поедала суп. От чего у Виида по-настоящему закололо в груди.

'Надо было просто отомстить. Надо было накормить ее ужасной едой'.

В тот день он только кушал и отдыхал. Восполнял упавшую из-за болезни живучесть.

* * *

Проснувшись на следующее утро, Виид почувствовал значительное улучшение своего состояния. А вот Союн и Альберон из-за высокой температуры и недостатка сил так и остались лежать на полу пещеры.

'Ах, какая же злостная простуда. До сих пор не желает отпускать'.

Невидимая сила Долины смерти. Неожиданно для всех первоочередной задачей стала не борьба с монстрами, а выживание в царствующем над окружающими землями холоде.

Для начала, пока организм полностью не восстановился, Виид понемногу готовил еду, вытачивал статуэтки и как можно больше отдыхал.

Хотя в последнее у него не так уж сильно получалось. Наблюдая за укутанной с головой в одеяло и спящей Союн, он чувствовал какое-то необычайно романтическое настроение, так подходящее для создания скульптур

'А все складывается не так уж и плохо'.

В определенной мере Виид был доволен. Ведь не так уж и часто выпадает подобный случай, чтобы можно было украдкой понаблюдать за такой красивой женщиной как Союн.

Да и, кроме того, он чувствовал счастье из-за возможности спать в одном месте с прекраснейшей на земле девушкой, а также три раза в день, придерживая ее голову, самолично кормить с ложечки. Виид по полной наслаждался ситуацией, о которой любой мужчина может только мечтать.

В какой-то момент, когда силы вернулись к Союн, она не решилась больше есть из-за обуявшего ее смущения. Щеки девушки покраснели, а ресницы быстро-быстро захлопали, ясно вместе с плотно сжатыми губами показывая, что она отказывается дальше так есть.

Но Виид не отступил. Он не хотел выглядеть слабохарактерным, да и уже взвалил на себя ответственность за выздоровление подопечной.

- Ну, ты же только что с удовольствием ела.

- ...

Факт, который уже никак не опровергнуть! Одно из самых действенных убеждений, которое используют мужчины по отношению к женщинам. 'Я только буду держать тебя за руку и спать' - лучшая и выдающаяся из возможных тактика.

Союн слегка приоткрыла губы и скушала еще немного. Потом еще и еще, и теперь она уже привычно принимала одну ложку с едой за другой.

'Как же давно мне не приходилось кого-то вот так кормить'.

На Виида нахлынули воспоминания.

После смерти родителей он сам растил сестренку. Развлекал ее катанием на спине. И хотя, казалось, был и ненамного старше ее, все равно для детей эта разница представлялась огромной.

Самой же большой проблемой на тот момент являлась еда. Лишних денег никогда не было, и главным блюдом их стола являлся простой соленый рис.

Обычно бедные семьи получали помощь от правительства или центров социальной защиты. Это вполне нормальное явление - принимать помощь, которая позволяет твоим родным хоть как-то выживать в этом мире.

Но от правительства в то время можно было получить только одно - рис. А социальные органы, даже несмотря на то, что двое маленьких детей остались с престарелой и больной бабушкой, совершенно не спешили что-либо предпринимать. Хотя самым логичным стала бы передача детей в какую-нибудь другую семью.

Поэтому им ничего и не оставалось, кроме как питаться соленым рисом, который, естественно, уже через неделю сестренка отказывалась есть.

- Кушай. Еще одну, и животику станет хорошо.

Черпая небольшой ложечкой соленую кашу, Хэн кормил младшую сестру. Даже несмотря на то, что Хаян просто ненавидела этот рис, если удавалось положить его в рот, она молчаливо все съедала.

И именно кормление и забота о Союн вызвали в нем воспоминания тех времен.

Виид сам не заметил, как стал очень внимательно и деликатно подносить одну ложечку за другой, время от времени гладить девушку по голове и даже, в конце концов, приговаривать:

- Умничка, давай еще немножечко.

- ...

Вот только после первой подобной фразы лицо Союн моментально заледенело. И по окончании обеда она повернулась на другой бок, стараясь побыстрее заснуть. Однако раскрасневшееся, как спелая хурма, лицо девушки говорило все само за себя.

- Братик, а что ты сейчас делаешь? - раздался неожиданно 'шепот'.

Услышав его, Виид сильно испугался и вспотел, словно его застали на месте преступления. Все из-за присутствующей рядом Союн, рассказать о которой он попросту не мог. Несмотря на то, что это была бы правда о задании и болезни, сам факт нахождения его в подобной ситуации так дико бы звучал на словах, что сестра бы никогда ему не поверила.

Встречи с женщинами, в понимании Виида, всегда вели только к проблемам и неожиданным расходам на развлечения.

'Нужно всю жизнь прожить в одиночестве, только тогда удастся накопить лишний цент'.

Это было стопроцентное жизненное кредо, из-за которого он настолько отдалился от любых отношений с женским полом.

Виид поспешил ответить сестренке:

- Занимаюсь исследованиями.

Вообще, 'шепотом' можно было разговаривать со знакомыми только после добавления их в список друзей. Но в случае с родственниками создатели игры делали небольшое исключение, и сестренка могла связаться с ним с первых секунд своего пребывания в Королевской дороге.

- Исследования? Это как-то связано с заданием?

- Ага.

- А что за задание? - с большим любопытством спросила Юрин.

Вступив не так давно в игру и с головой погрузившись в выполнение заданий, ей теперь все было очень интересно.

- М-м, да так, ничего особенного. Бегаю тут по северу.

- Ты на севере? Я слышала, что в игре практически нет людей, способных там путешествовать. Или это местные байки? Говорят, там настолько сильный холод, что замерзаешь до смерти. Ты как там, братик, в порядке?

- Нормально. Да и разве ж это холод?! Тут такая жара, что я хожу раздетый. А по утрам раскалываю лед в речке, ныряю и купаюсь. Кхе-кхе!

- Ой, ты что там, кашляешь?

- Нет-нет... Какой кашель? Жара такая, что пот ручьями льет, - 'сказал' Виид и поближе подошел к костру.

Только блеф и преувеличение. Виид никак не хотел показывать свою слабость, даже если через мгновение ему предстоит умереть. В глазах сестры он должен был навсегда оставаться сильным и надежным старшим братом.

- А-а, вот как. Должно быть, тяжело выполнять задания на севере.

- Да нет. Разве это сложно? Я всегда выполняю задания подобного уровня.

И Виид надменно рассмеялся.

- А что это за задание?

- Ну-у, мне надо найти на севере место под названием Долина смерти, разгадать тайну и еще посадить семена. Да, кстати, а разве уже не прошло четыре недели, и тебе не должны были открыть выход за пределы города?

- Ага. Сегодня как раз четыре недели.

- Поздравляю. Наконец-то ты сможешь попутешествовать по Версальскому континенту и насладиться природой. И еще, не недооценивай кроликов, будь осторожна. А лисицы вообще сильные, так что и не думай их первыми трогать.

- Спасибо, братик. Я буду осторожна.

- Кстати, а что у тебя за класс персонажа?

Виид затаил в душе надежду.

В нынешнее время уже было обычным делом, что деньги зарабатывали и делили все члены семьи. Ведь работая в одиночку, в современном мире не выжить!

Хотя в действительности все это время именно в одиночку Виид зарабатывал столько, что мог отправить сестру в университет! Проявляя свою скупость, он сам изготавливал необходимые вещи и продавал все собранные предметы. К тому же получал хорошие доходы от рекламы с заданий для телеканала или Зала славы.

Но все же, работая вдвоем, можно было ожидать намного большие деньги.

'Было бы замечательно, если ее класс окажется не таким странным, как мой'.

Все это время молчавшая Юрин наконец-то ответила:

- Оу, мой класс... Я получила его весьма неожиданно: познакомилась с одной старушкой при выполнении связанных заданий и...

- Хм-м, вот как, значит.

Невольно Вииду вспомнилось задание от инструктора в тренировочном зале. Казалось бы, на первый взгляд легкое, оно привело к цепочке событий, которые и определили будущий класс.

- И теперь я Художник водного света.

Лицо Виида приняло землистый оттенок.

- Х-художник водного света?

- Ага. Это скрытый класс!

- ...

Вииду показалось, что пол пещеры уходит из-под ног.

'Что ж, блин, за судьба такая, что не позволяет нашей семье получить нормальные классы!'

Уже одно название говорило, насколько данный класс далек от заработка большого количества денег. Даже черные копатели, относящиеся к классу авантюристов, при небольшой удачливости могли наткнуться на ценные предметы в своих изысканиях.

В конечном счете оказалось, что не только он, но и сестра выбрала связанный с искусством класс. Вот только у нее не было приписки 'Легендарный'.

'Зарабатывать деньги я могу и в одиночку. В принципе, с самого начала расчет был на это. Ну, а сестра... Если это позволит ей расслабиться и отдохнуть, пусть будет художником'.

Все-таки классы, связанные с искусством, имели необычную притягательность, поэтому младшая сестра могла с увлечением проводить время в игре.

- Кстати, братик. Холод я просто ненавижу. Наверное, мне не стоит идти к тебе, да?

- Угу. Тебе здесь явно придется несладко. Я бы даже сказал, что из-за малого здоровья и характеристик тебе будет попросту опасно тут находиться.

- Вот как...

- Но ты не отчаивайся. Я познакомлю тебя с людьми, которые смогут тебе помочь.

- И кто это?

- МЕЧи. Уж у этих ребят хватит сил на это.

Странствующая по континенту в поисках знаний и умений толпа учеников. Если уж попросить их, то они слетятся со всего света, оставив свои дела на потом.

- Эти парни смогут снабдить тебя начальным снаряжением новичка. Я им потом заплачу, так что ни о чем не волнуйся и спокойно принимай от них помощь.

- Угу, хорошо. Но, братик, ты не раз говорил, что у тебя есть еще друзья в игре, с которыми главным образом и охотишься.

- Ты про Пэйла, Ирен, Сурку и остальных?

- Ага. Познакомь меня с ними.

- Конечно же, познакомлю. Я скажу им, чтобы они с тобой связались. К сожалению, Пэйл с остальными сейчас находится довольно далеко от тебя, и встретиться в ближайшее время будет затруднительно.

- Далеко или нет - какая разница... В любом случае, ты обещал! Ну ладно, мне пора покинуть стены крепости. Я потом еще 'позвоню'.

- Хорошо. Берегись кроликов.

- Ага. За меня не беспокойся. Сам будь аккуратен на севере.

Закончив разговор, Виид, ступая на цыпочках, взял немного веток и подкинул в уже догорающий костер. Он старался быть предельно осторожным и тихим даже при приготовления пищи. И только во время его работы над статуэтками в пещере можно было услышать еле-еле звучащий скрежет обрабатываемого дерева.

Спустя два дня постоянной заботы и ухода Альберон, наконец, поправился настолько, что мог передвигаться самостоятельно:

- Виид, мне так стыдно.

- Да ничего, все нормально.

- Кажется мои силы восстановились, и сейчас я смогу использовать силу богини.

- Фух, слава богу!

Виид слегка кивнул головой. Если к напарнику вернулась способность использовать лечебную магию, то окончательного выздоровления оставалось ждать не так долго.

- Богиня Фрея, смой страдания и боль с тел верующих и преклоняющихся пред тобой. Излечение!

Первым получил благословение, конечно же, Виид.

  Благодаря священной силе повышается иммунитет организма.

Вероятность других заболеваний резко снижается.

Оставшиеся очаги простуды исчезают.

Организм приходит в свое обычное состояние.

Вылечившись, вы получаете постоянный 2% иммунитет к простуде.

Сопротивление к магии льда увеличивается на 0,2%.

Наконец простуда была побеждена, да еще и с приятным постоянным бонусом к будущим заболеваниям.

Подобным образом Альберон благословил себя, а потом и Союн. Их болезнь протекала намного сильнее, чем у Виида, поэтому полного выздоровления не случилось.

Но питаясь в течение следующего дня здоровой пищей и отдохнув возле теплого костра, они набрались стольких сил, что теперь могли уверенно держаться на ногах.

- Эта простуда была невыносима, - бормотал Виид, расчищая долотом выход из пещеры.

Пришла пора показать монстрам Долины смерти, где раки зимуют.

* * *

Зефи зевал во весь рот.

- Ыа-а-а. Как скучно.

Заплетавшая себе косички Хварен заинтересованно спросила:

- Скучно? Ну, мы же сейчас на охоте.

- Это не так, как раньше. С Виидом, в натуре, было веселее.

- Что правда, то правда, рубилово шло просто непрерывное.

- Только от одних воспоминаний о том времени мне до сих пор кажется, что мое тело обмотано бинтами.

Выматывающая и опаснейшая семидневная охота в компании Виида и МЕЧей!

Даже простые воспоминания вызывали дрожь в теле у всех присутствующих на поляне игроков. Ну, а уж о том, что после той охоты любая другая не представляла трудностей, и говорить не стоило.

Увидев приближающуюся группу Рыцарей-скелетов, Ромуна громко рассмеялась:

- Ха, с этими мы сейчас одним махом справимся!

Сурка сжала свои прелестные кулаки и, направив их в сторону монстров, произнесла:

- Да-а, такого чувства напряжения, как раньше, нет.

Те ощущения, из-за которых по спине и шее пробегал холодок, полностью исчезли. Теперь, охотясь на монстров, товарищи спокойно болтали и даже не удивлялись неожиданному появлению новых противников во время привала.

В бою Ромуна ловко сновала между монстрами, ставя на них магические метки и активируя разрушительные заклинания. Пэйл бил всегда точно 'в яблочко', выпуская из своего лука порой одновременно по три стрелы. А Хварен даже успевала во время сражения приводить в порядок свой наряд после танца.

Тогда Зефи предложил:

- Ирен, так скучно. Благослови, что ли, монстров. А то кажется, сейчас я усну.

- Монстров? Хорошо, сейчас все будет. Заодно повышу мастерство навыка. Да появится воля, способная придать силы свершить невозможное. Усиление группы!

Лишь от одного благословения Ирен сила монстров увеличилась на 20%. Но это нисколько не изменило очки опыта и количество предметов, получаемые после победы игроками.

Все делалось просто из интереса. Чтобы повысить накал битвы, Ирен с согласия друзей сделала монстров значительно сильнее.

Лицо Сээчви, казалось, еще больше позеленело.

'Они просто звери'.

Она не считала себя чем-то хуже остальных. Но для нее охота в отряде на рыцарей-скелетов 320-го уровня, да еще и усиленных благословениями, была попросту невозможна из-за низкого уровня. Да и вообще, монстры стали реальной опасностью для каждого из собравшихся.

Поэтому Сээчви не оставалось ничего, кроме как держать себя в тонусе.

- Сестренка, давай сейчас.

- Ок, принято. Чвик-чвик!

По сигналу Сурки, рискуя жизнью, Сээчви бросилась в открывшийся проход между рыцарями-скелетами. Из-за низкого уровня в подобной ситуации она могла помогать лишь в одном: спасать выпавшие предметы от их возможного повреждения во время сражения.

Охотиться все время попросту невозможно, поэтому для участников отряда был очень важен каждый добытый с монстров предмет.

Вообще, класс Сээчви именовался как 'Командир'. Но из-за большой разницы в уровнях ее харизма и лидерство не слишком-то и сильно воздействовали на отряд. Всего лишь на 3% повышали физические характеристики и на 2% - скорость восстановления здоровья.

Вот если бы в отряде присутствовали другие орки, то можно было бы ожидать большего эффекта от способностей класса. А так Сээчви не оставалось ничего, кроме как тренировать свою реакцию во время быстрых пробежек.

Командир, в отличие от всех остальных орков, обладал намного более слабыми техниками и способностями, связанными со сражением с монстрами. Да и силами был обделен. Так что для Сээчви охота в составе подобного отряда представлялась намного лучшим решением, чем действовать в одиночку.

Да, она рисковала жизнью, но зато подружилась с новыми людьми и вписалась в их небольшую команду. Ну, а редкие смерти, которые все же иногда происходили из-за малого количества здоровья, никак на ее решение остаться не повлияли. Благодаря особенности, присущей оркам, штрафы на опыт и навыки снижались чуть ли не вполовину.

Сражение с рыцарями-скелетами проходило довольно напряженно, но даже в этом, в избегании клинков монстров, храбрая оркчиха находила свою особую прелесть.

Зефи, который с размаха атаковал своей удочкой сразу несколько противников, на мгновение застыл от пришедшей в его голову мысли.

- Кстати, ребята, Виид же недавно говорил, что его сестра начала играть в Королевскую дорогу.

- Что, правда?! - воскликнула пропустившая эту новость Ирен.

- Интересно, какая она? - задумчиво протянул Зефи.

Но на его вопрос повисла тишина. Все задумались о сестренке Виида.

И затем стали по одному бубнить:

- Младшая сестра Виида...

- Сестренка, хм-м. Она...

- А-а-а, я вообще представить себе не могу!

- Блин, даже боязно это узнать.

- ...

После не такой уж и давней встречи с МЕЧами, неожиданно оказавшимися дикими бугаями, они все так до конца еще и не отошли. Так те были только друзьями Виида, а тут сестра.

Завершив сражение и расположившись на отдых, Пэйл вдруг решился:

- Может, послать ей шепот? Все равно скучно, а так узнаем, где она, и не нужна ли наша помощь.

Хварен тут же закивала головой:

- Конечно, отличная мысль. Поприветствуем ее и заодно узнаем, что она за человек.

И Пэйл отправил шепот Юрин. Она была внесена в список друзей через Виида.

- Привет, меня зовут Пэйл.

Юрин рисовала картины в окрестностях Родиума.

Каждое ее движение руки, каждая выведенная линия сопровождались взглядами нескольких сотен игроков. И вот спустя какое-то время портрет облаченного в полный доспех мужчины был завершен.

- Все. Готово.

Мужчина молча принял портрет. И так же молча заплатил за работу.

- Ой, рисунок же стоит 2 серебряные монеты. А вы дали целых десять.

- Восемь - это от меня лично вам.

- Спасибо!

И Юрин одарила щедрого клиента чистой и искренней улыбкой, что растопит лед в сердце самого хладнокровного мужчины.

'Такая милая. Эх, мне бы в детстве такую младшую сестренку'.

Ему нравился юный облик и то, как она счастливо выводила линии на белом листе бумаги. О такой сестре он мог только мечтать и ни капельки не жалел о проявленной щедрости ценою в восемь серебряных.

- Эй, если твой рисунок завершен, то уйди в сторону!

- Да. Вообще-то, тут очередь.

Град недовольных возгласов обрушился на недавнего заказчика. Несколько сотен людей стояло в очереди, чтобы получить свой рисунок из рук Юрин.

- Кто следующий? Здравствуйте, что вам нарисовать?

Теперь перед ней стоял пузатый, нарядный торговец.

- Нарисуй меня таким, чтобы я выглядел внушительно. Да, и было бы неплохо показать меня мускулистым.

- Да вы и сейчас замечательно смотритесь. Хе-хе, ну ладно, учту все пожелания.

- Спасибо.

Рисуя портреты и получая за них деньги, Юрин еще и улучшала мастерство!

Идя дорогой, схожей с путем брата, который с самого начала игры зарабатывал скульптурным мастерством, у нее получалось все намного легче. Мужчины облепили ее и просили картины только из-за одной женской очаровательности.

- Мне нарисуй, пожалуйста, на заднем фоне башню Ирис, что на севере.

- Хорошо.

- А двоих сможешь нарисовать?

- Конечно, семейные портреты я тоже делаю.

Картинный бизнес походил на скульптурный во всем, кроме одной отличительной черты. Редкий клиент пожелает создать скульптуру, похожую на себя, в то же время среди картин большую часть заказов составляли портреты.

Посещающие Родиум туристы особенно любили просить сделать их на фоне местных достопримечательностей, чтобы оставить воспоминания о поездке.

Однако если бы не жизнерадостная улыбка Юрин, то такого количества людей, желающих заказать свой портрет, вокруг никогда бы не собралось.

И вот когда начался закат, трудолюбивая художница собрала инструменты и встала. Наступающие вокруг сумерки уже никак не позволяли продолжить ее работу.

- Фу-у, на сегодня я закончила. Большое всем спасибо.

- А завтра вы опять придете?

- Конечно. С рассветом ищите тут.

- Тогда запишите меня первым. Я планирую завтра покинуть Родиум, и было бы здорово на прощание получить от вас прекрасный рисунок.

- И меня тоже запишите.

- Хи-хи-хи. Хорошо, но тогда завтра обязательно приходите.

Юная художница пользовалась весьма большой популярностью.

Покинув своих клиентов, Юрин пошла в уже знакомые по работе уборщицей магазины инвентаря, оружия и доспехов, где на заработанные с рисунков деньги она купила хорошую для своего уровня экипировку.

- Ведь, как говорят, 'для каждого дела нужен свой инструмент'.

Облачившись в первом магазине в блестящую кожаную броню, Юрин было хотела прикупить острый меч, но неожиданно для себя обнаружила, что сил держать и сражаться им у нее не было. Поэтому она купила себе боевые перчатки, к тому же немного дополнительно увеличивающие урон.

Юрин подошла к кролику.

- Быстрые руки!

Пусть и неумело, она кулаками колошматила кролика. Скорость ударов была такая, что порой ей казалось, что у нее пять или даже шесть рук. И глядя на это беспощадное избиение, смог бы теперь кто-то сказать, что эта девочка, притягивающая взгляд, на самом деле - художница?

- Умри, умри!

Кролик оказывал сопротивление, поэтому Юрин пришлось подключить ноги.

Днем - деньги, ночью - охота. Таким образом она старалась оптимально получать деньги и опыт. Хотя последнее из-за выбранного класса было не так-то и просто.

- А охотиться-то нелегко.

После того, как Юрин поборола первого кролика, она расположилась на отдых. В этот момент и услышала незнакомый мужской 'шепот':

- Привет, меня зовут Пэйл.

- Ой, здравствуйте, - почтительно произнесла Юрин.

При первом общении с незнакомыми людьми она всегда впадала в крайнюю степень застенчивости.

- Ты же младшая сестра Виида? Я его товарищ, мы вместе охотимся с начала игры.

- А-а-а, я слышала, что вы прекрасно владеете луком!

- Ха-ха-ха! Похоже, Виид многое рассказывал обо мне. Как бы не захвалил. А еще он что-нибудь говорил?

- Да. Говорил, чтобы ни в коем случае я не подтрунивала над вами. И что вы очень робкий и осторожный.

- Ага, вот как. Да, есть такое. Я малость робок. Что-то еще?

- Ну-у, еще... что вы в одиночестве всякой ерундой страдаете.

- Гкхм-м.

Юрин нравилось слушать рассказы брата о его товарищах. То, с какой нежностью и тщательностью он говорил о них, дало ей почувствовать, что это добрые люди.

'И они уже охотятся с мои братом. А я вот пока из-за уровней не могу'.

Без какой-либо злобы, а, скорее, из зависти, она все же подшутила над Пэйлом, хотя брат и просил этого не делать. Но на шутку новый знакомый лишь рассмеялся.

- Ха-ха-ха! Ладно, а где ты сейчас?

- В Родиуме.

- Ого, в городе художников. А мы на горном хребте Юрокина. Если выйдем сейчас, то придем только через неделю.

- Вы хотите прийти ко мне?

- Конечно. Если тебе нужна помощь, то мы с радостью поможем.

- Тогда, наверное, не стоит. Я сама доберусь к вам.

- Что?!

- Да-да, сама. Опишите пожалуйста место, где вы находитесь.

Юрин достала бумагу, угольный карандаш и приготовилась рисовать.

Пэйл был поражен.

Расстояние от Родиума до хребта Юрокина выходило просто огромным. И это не те места, куда из-за большого количества монстров может спокойно ступить новичок.

Однако Пэйл начал покорно объяснять.

- Прямо за нами два огромных дерева. На фоне скалы. Обычная такая, серого цвета.

- А какая там земля?

- Ну-у, куда ни ступишь, повсюду растет густая трава. Еще есть цветы, справа целая синяя поляна. Там же вдалеке гора с пологим склоном, на котором растет куча деревьев. Крепость темных эльфов в той же стороне, только еще за двумя горами.

- А погода?

- Ясно. На небе совсем немного облаков.

Пэйл хоть и не понимал, что происходит, старался все как можно подробнее объяснить.

В то же время за его молчаливым верчением головы с интересом наблюдали друзья, первой из которых не выдержала Ромуна:

- Пэйл, что ты делаешь?

- Сам не знаю. Юрин попросила описать здешнюю местность. Вот я и описываю.

- Хм, ее так интересует это место? - наклонив голову, спросила Ирен.

Конечно, если брать во внимание пейзаж, место, где они находились, трудно где-то увидеть. И дело было не в восходах или закатах солнца. Вовсе нет. Лишь когда опускался туман, или шел сильный дождь, окружающая местность приобретала загадочное настроение, так подходящее для размышлений о жизни.

Для людей с тонкой восприимчивостью, без сомнения, тут бы нашлось место, чтобы удрученно поразмышлять о своей судьбе.

Незаметно к Пэйлу подошел Зефи..

- А какой у нее голос?

- Что?

- Ну-у, голос приятный?

Зефи, у которого не было еще девушки, проявлял чрезмерное любопытство.

'Наверняка сестра Виида необычайно энергичная и деятельная. И вряд ли позволит умереть с голоду даже в самой плачевной ситуации'.

Молодому рыбаку приходилось встречаться со многими девушками. Красивыми и переполненными уверенностью сердцеедками, которые, только узнав о его семейном положении, сразу же торопились всучить свой телефонный номер.

Вот только Зефи больше не хотел встречаться с такими. Ему нужна была девушка, способная полюбить и понять его душу, но никак не нацеленная на богатство и положение в обществе. Он мечтал о такой девушке уже долгое время, превращаясь в моменты размышления в простого и застенчивого парня.

Пэйл сочувственно посмотрел на друга. Он прекрасно понимал, что даже если у него красивое лицо, добрый взгляд и великолепно подвешенный язык, в мире найдется не одна дверь, навсегда закрытая перед ним.

- Прости, Зефи.

- Не понял.

- Третий МЕЧ, предвидя такое, предупредил меня.

От одной этой фразы сердце Зефи ушло в пятки. Стоило ему только представить себе Третьего с его угловатым лицом и покрытым канатами мускулов телом, как по спине пробегала легкая дрожь.

А в реальности тот был еще ужасней, чем в Королевской дороге. Если бы по какому-то стечению обстоятельств в мире появился самый настоящий орк, то именно Третий будет тем парнем, что одними голыми руками сотрет того в порошок.

- И что он говорил?

- Передаю тебе слово в слово: 'Тот, кто тронет Юрин пальцем, - умрет'.

- ...

- Четвертый МЕЧ тоже добавил: 'Если кто-то будет доставать Юрин, я тому вырву позвоночник'.

- ...

- И, начиная с первого до последнего МЕЧа, все они высказались по этому поводу...

Зефи хотелось заткнуть уши.

- Так, все, хватит. Я больше не могу это слушать.

Пэйл с жалостью посмотрел на него.

- Да, мне тоже тяжело об этом говорить. И даже помнить не хочется. Поэтому каждый раз, когда я слышал очередную фразу, я просто считал.

- Считал?

- Убьют - 309 раз, изобьют до состояния овоща - 68 раз, госпитализация в больницу на срок больше 30 недель - 92 раза, парализация нижней части туловища - 32 раза. И да... Два способа смерти, которые никак нельзя описать словами, типа и живым не будешь, и как бы не мертвым тоже... Так что если ты по-прежнему желаешь, я могу сказать тебе, какой у нее голос, но...

- М-м-м-м-м.

Зефи быстро-быстро отрицательно замотал головой. У него начисто исчезло желание заводить какие-то отношения с Юрин, которая, несомненно, уже стала сестренкой для всех МЕЧей в школе.

И кроме того, он еще раз хорошенько подумал. Всё-таки Юрин была младшей сестрой Виида. И что бы ни случилось, один этот факт делал ее особой, которую лучше никогда не трогать, даже не беря во внимание все способы возмездия от МЕЧей.

Юрин, взяв за основу объяснения Пэйла, рисовала на листе пейзаж.

Безусловно, ее мастерство еще требовало огранки, так как даже в школе она сосредотачивала все силы на учебе, а никак не на ИЗО или музыке.

Поэтому хоть особым талантом она и не обладала, но все равно старалась изобразить на листе все как можно подробнее. И если не всматриваться в детали, а охватить получавшуюся картину в общем, то рисунок выходил достаточно хорошим. По-женски плавные линии передавали красоту и живость природы.

И вот в какой-то момент рисунок по объяснениям Пэйла был завершен. Радуясь чему, Юрин тут же вскинула свою руку и прокричала:

- Техника картинного перемещения!

Она использовала секретную способность класса Художника водного света.

Пейзаж, нарисованный на бумаге, начал слегка колебаться...

  Вы использовали навык картинного перемещения.

На три дня максимальный запас маны снижен наполовину.

Если знать место назначения, то эта удивительная способность могла переместить игрока прямо туда.

Юрин, активировав навык, принялась рисовать свой образ на изображенном пейзаже. Ноги, туловище, руки и, наконец, голову. И вот как только последняя деталь была выведена на листе, в то же мгновение она магическим образом исчезла из Родиума.

Ее глаза на секунду закрылись, а открыв их снова, она уже очутилась около Пэйла, Ирен, Хварен, Ромуны и остальных.

Увидев из ниоткуда появившуюся Юрин, все очень испугались.

Для Зефи и Сээчви эта удивительная мистическая техника выглядела, как будто девушку внезапно выплюнуло из-под земли.

Секретная техника картинного перемещения, доступная только Художникам водного света, никому из них, конечно же, не была известна.

* * *

Виид решил для начала более тщательно разведать окрестности Долины смерти.

- Одним заходом покончить с этим заданием у меня не получится.

Он очень рассчитывал на помощь Союн и Альберона, но даже с ними надеяться на быстрое завершение похода было бы большой глупостью. Не только из-за большого количества монстров, но и погоды, рельефа местности и еще неизвестно чего...

- Необходимо бы получше изучить все вокруг.

Превозмогая холод, Виид забрался на Ледяного дракона и взлетел к облакам. С такой высоты Долина смерти с окружающими ее землями предстала как на ладони. Лед и снег расстилались по ней и пропадали где-то за горизонтом. Горы опоясывали ее со всех сторон и скрывали собой замерзшие реки, города и деревни.

Открывшийся вид можно было бы назвать еще одной диковинкой севера, доступной только тем, кто может оказаться на высоте птичьего полета.

На севере располагалось множество неизведанных земель, и задания, которые можно получить при исследовании их. Это был настоящий рай для искателей приключений.

- Эх, если бы не этот мороз...

Виид как можно плотнее укутался в меховое манто.

Даже приказав Ледяному дракону лететь медленно, бьющий в лицо ветер оказался таким сильным, что промораживал до костей. И чтобы не простудиться повторно, этот полет надо было как можно скорее завершать. Поэтому Виид сосредоточил все свое внимание на Долине смерти.

В центре горной цепи, будто образованной огромной каменной змеей с двумя головами, как раз располагалась она - огромная долина. На возвышающихся же вокруг скалах собралась огромная армия монстров. Только разгромив которых, можно было успешно завершить задание.

- Ага. Самым дальним краем как раз является то место, где сходятся 'две змеиные головы'.

Даже если прикинуть на глаз, размерами долина выходила не меньше одного квадратного километра. Не так уж и много, но и, на самом деле, не мало. Примерно через две трети от ее начала Виид увидел замерзших рыцарей и солдат.

- А вот и воины империи Нифльхейм.

Рядом с застывшими навсегда солдатами валялось множество проржавевших мечей, щитов и другой разнообразнейшей амуниции.

Виид только начал гадать, что там произошло, как резкий порыв ветра чуть не скинул его с дракона. Погода в этом месте долины ухудшалась, особенно по части проходящего сквозь все слои одежды холода.

- Во всяком случае, я узнал достаточно.

На этом Виид решил закончить разведку.

* * *

Благодаря проведенным исследованиям Вииду удалось найти новую пещеру, размерами достаточную, чтобы там уместились все виверны, и еще место осталось. Он рассчитывал, что она станет их логовом по крайней мере до момента начала зачистки Долины смерти.

Вообще, северный холод пронизывал до костей! И это еще не беря во внимание полную неизвестность о погоде данного региона. В любой момент мог пойти снег, подняться пронизывающий ветер или даже ледяная буря.

К тому же монстры по ночам становились сильнее.

Виверны и Ледяной дракон тоже классифицировались как своего рода монстры и получали соответствующее усиление. Однако если по ночам Ледяной мог отлично себя чувствовать и показывать все, на что он способен, то другие оживленные скульптуры просто загибались от холода.

Не предвидевший подобного Виид покачал головой:

- Да уж. Задание не из легких.

В каком-то роде он уже набил руку на истреблении Ледяных троллей и Ламий в дневное время. Но вот с наступлением ночи не оставалось ничего, кроме как забиваться в пещеру, тем самым, в результате, давая так нужное монстрам время на излечение.

И на следующее утро местность опять кишела выросшим как из-под земли отрядами врага. Обладающие невероятной регенерацией тролли могли похвастаться не меньшей плодовитостью.

Поэтому спустя день Виид принял решение на ночь отправлять Ледяного дракона в одиночное сражение против оставшихся групп монстров. В то время как остальные члены отряда набирались сил у теплого костра внутри новообретенной базы.

- Альберон.

- Да?

- Следи за костром.

- Слушаюсь, Виид.

Альберон, как и было поручено, стал подкидывать в костер хворост, всецело сосредоточившись на том, чтобы огонь не погас. Вокруг него кружком расположились так жаждущие тепла и укрывшиеся крыльями виверны.

- Очень холодно.

- Когда днем сражались, я думал, замерзну навсегда.

Виверны жаловались друг другу на жизнь и грелись возле языков благословенного пламени.

- Кы-ы-ыр-ра-а-а-а!

Периодически снаружи пещеры доносились крики ведущего бой Ледяного дракона.

'Этот чудик привычен к холоду, да и здоровья у него завались, так что все будет в порядке'.

Виид ни капельки не беспокоился о своем слуге.

Он уже давно понял, что Ледяной дракон весьма робок и боязлив. Так что, несмотря на свое огромное туловище, даже если на миг для него возникнет серьезная опасность, он тут же обратится в бегство.

Поэтому еще ни разу не было такой ситуации, когда дракону что-либо угрожало. Как только его здоровье приближалось к критической отметке, он сразу же улетал и, приземлившись напротив входа в пещеру, превращался в невинную овечку.

Виид все понимал и хладнокровно просчитывал ситуацию.

'Так задание выполнить не получится'.

Сколько бы за день они ни уничтожали Ледяных троллей, наутро их встречала не меньшая армия противника. А ведь помимо них в долине водилось и огромное количество других монстров, с которыми тоже надо было что-то решать.

Были, конечно, в данной ситуации и плюсы: все участники отряда потихоньку повышали свое мастерство и росли в уровнях. Но все же не стоило задерживаться в одном месте, а то мало ли, что может в скором времени произойти.

'В любом случае придется как-то побороть холод. Если это удастся, то, возможно, и сложившаяся ситуация резко изменится'.

Из-за холода все, кроме одного участника отряда, не могли использовать в полную силу все имеющиеся у них способности.

Виид всю ночь напролет искал возможное решение данной проблемы.

Практически все шкуры волков уже были им использованы, а те, что остались, никак не могли пригодиться в этом деле. Можно было попытаться обжарить рыбу Айю в вине, но и это не внесет значительного перевеса в сложившуюся ситуацию с холодом.

К сожалению, шитье и кулинария имели вполне осязаемые пределы.

И тогда Виид достал скульпторский нож.