16 Том. Глава 7. Девушка мечты Виида

Королевство вампиров Тодум!

Задержавшаяся Юрин рисовала вампира для улучшения своих навыков.

— Как вам?

— Прекрасно. Милая леди, не хотите ли вы испробовать бокал вина? Мы пройдём в мой замок, где я прикрою шторами окна, чтобы солнечный свет не проник внутрь. И мы сможем уединиться до утра…

— Благодарю вас, но нет!

Юрин не поддалась на соблазнения вампира. Ведь стоило за ним последовать, как всё бы завершилось прокушенной клыками шеей.

‘Что ж, кажется, здесь больше нет ничего интересного’.

Она решила закончить путешествие по Тодуму.

В королевстве вампиров находилось множество картин, нарисованных выдающимися мастерами прошлого, оценить которые не отказались бы многие художники. Чем, в общем-то, и занималась до сего момента Юрин. Однако, добившись успеха в совершенствовании своих навыков рисования, она уже успела устать от этого маленького мирка и теперь хотела попутешествовать по большому континенту.

— Возможно, пришло время двигаться дальше?

Юрин надела широкую шляпу и, собрав альбом и краски, поднялась с места. На её спине висел солидный мешок с кисточками, среди которых выделялась одна особенная.

Кисточка для шестнадцатого уровня.

На таком уровне игроки не могли рассчитывать ни на хорошее оружие, ни на сколько-нибудь полезную броню. Что, в общем-то, полученная из сокровищницы вампиров кисть и подтверждала, являясь по сути лишь красивым инструментом. Однако благодаря её плоской и широкой форме ею было удобно не только рисовать, но и рубить низкоуровневых монстров.

Ведь она была сделана из мифрила!

Кисточка обладала высочайшей прочностью и имела весьма полезное свойство, выражавшееся в том, что щетинки из неё практически не выпадали.

— Ну что, тогда в путь?!

Юрин начала рисовать прямо на полу.

Она изобразила таверну, в которой Пэйл и остальные с кружками в руках следили за сражением Виида. Юрин в подробностях нарисовала друзей за столом, окружавшие их вещи и внутренний интерьер зала.

Во время перемещения в неизвестную местность требовалось отобразить её с высоким уровнем достоверности. Ведь даже в случае маленькой ошибки можно было очутиться в абсолютно ином месте.

Тем не менее для того, чтобы оказаться рядом с другими людьми, следовало очень точно изобразить именно их. И если добавить к этому не менее точно нарисованное окружение, то, используя получившееся изображение, можно было спокойно переместиться в другое место с помощью навыков художника.

Закончив рисунок, Юрин добавила себя в компанию друзей, сидевших за одним столом.

И после этого сама оказалась в таверне.

— Очуметь. Это же Королевская гидра!

— Невероятно! Он действительно скульптор? Что за безумная расстановка сил.

Таверну заполонил не смолкавший, бивший по ушам людской гул, складывавшийся из обсуждения сражения, заказов и грохота чашек и тарелок. Атмосфера от творившихся событий была накалена до предела, так что на внезапное появление Юрин никто не обратил никакого внимания.

— Добро пожаловать.

— Как ты, Юрин?

Первой поздоровалась Хварён. Далее последовали приветствия от Ирен, Ромуны и Сурки, которые так же весьма долго не виделись с Юрин.

— Так ты всё это время была в Тодуме… Лучше бы покинула его вместе с нами.

— Ну, там было много мест, которые мне хотелось нарисовать. Кроме того, я выполняла различные задания для художников. Но раз уж теперь я здесь, надеюсь, угостите меня чем-нибудь вкусненьким?

— Конечно! Я тебя угощаю.

Хварён и Юрин всегда хорошо ладили. Они начали без умолку болтать, следя за видео с Виидом. А поскольку не менее разговорчивыми были Ирен и Ромуна, казалось, что женская болтовня никогда не закончится.

— Ты поменяла снаряжение?

— Да. Последнее платье было слишком откровенным, и я выбрала что-то поизящнее. Как тебе?

— Очень красивое, а где ты купила серьги?

— Это просто безделушка. Гоблинская вещица. Считаешь, они мне подходят?

— Несомненно, они просто созданы для тебя.

Дайни также поприветствовала Юрин.

— А я шаман отряда… Дайни. Надеюсь, мы подружимся.

— Привет, почему бы и нет.

По жизни Дайни была довольно застенчивой, но поскольку все присутствующие были очень дружелюбными, она легко вписалась в компанию.

Болтовня друзей продолжилась, все с интересом следили за приключениями Виида по телевизору, пока в какой-то момент Хварён не озвучила один весьма неожиданный вопрос:

— Юрин, а какие девушки нравятся твоему брату?

— В смысле?

— Ну… Я имею в виду его предпочтения в плане характера, внешности или привычек.

— То есть тебя интересует, какая у него девушка мечты?

— Да. Ты, как сестра, должна хорошо понимать его вкусы.

Пока таверна гудела от творившихся на трансляции событий, за столом, где сидела Юрин, все были заинтригованы другим. Идеальная девушка для Виида, человека, который, как казалось, вообще не испытывал интереса к противоположному полу.

— Честно говоря, я не знаю.

— Почему? У него никогда не было девушки?

Глаза Хварён засияли.

— Насколько я знаю, брату было не до этого.

— Ясно. Но ведь у него должны быть какие-то критерии.

— А-а-а! Я поняла, о чем ты спрашиваешь, но не знаю, как это объяснить.

— Тогда скажи, например, подхожу ли я?

Хварён задала вопрос с улыбкой на лице. Ведь она во многих журналах мира была номером один в списке самых завидных невест! Уверенная в себе и соблазнительная фея!

— Ну… Скорее всего, ты не подходишь.

Услышанное, конечно, расстроило Хварён, но всё же она спросила:

— Но что во мне не так?

Друзья же были шокированы.

Кто вообще может не любить Хварён? И какие причины для этого должны были быть?! Возможно, какой-то болезненный опыт, полученный в прошлом? Или, быть может, Виид не хотел встречаться с такой популярной звездой, опасаясь скандала?

— Хварён, как много нарядов ты покупаешь за год?

— Ну, где-то около пятидесяти. И ещё больше получаю в виде спонсорской поддержки.

— Мой брат больше всего жалеет деньги, потраченные на одежду.

Вот так Хварён, всегда одетая в фирменные вещи и надушенная элитными духами, изначально не могла быть девушкой мечты Виида!

— А что насчёт меня? — скромно улыбаясь, спросила уже Ирен.

Будучи близкой подругой Юрин, она задавала вопрос полушутя. Но Пэйл и Зефи заинтригованно закивали. Ирен тоже пользовалась успехом у парней. Она была женственной, доброй и красивой.

— Наверное, и ты не подходишь.

— Почему?

— Брату не понравится, что тебя могут легко обмануть из-за твоего наивного и доброго характера.

— … !

Тогда в ‘опрос’ уже включилась и Ромуна.

— А как насчёт меня?

— У тебя крепкий и целеустремлённый характер. Но вот твоя профессия…

— А что с ней не так?

— Ты будущая музыкантка. И, уж поверь, моему брату это не понравится, так как для занятий музыкой требуются большие деньги.

Глубоко укоренившиеся стереотипы обычных людей о деятелях шоу-бизнеса!

Хварён расстроенно спросила:

— У него вообще есть идеал?

— Скорее всего, мой брат даже не задумывался о девушке своей мечты. Я не знаю его предпочтений, но предполагаю, что она должна быть близка ему по духу.

— Значит, душевное родство…

Юрин остановила взгляд на новенькой и продолжила:

— Мне кажется, что Дайни больше всего подходит под описание идеальной девушки для моего брата.

— Почему?

Задав вопрос, Дайни весело рассмеялась. Ведь когда-то давно, во время охоты в небесном городе Лавиасе, Виид лично сказал ей о том же самом:

— Ты девушка моей мечты.

За время охоты у них было много времени, чтобы поговорить обо всём, в том числе один раз разговор коснулся и личных предпочтений.

— Но я не думаю, что стоит касаться деталей, — неуверенно произнесла Юрин.

— Ничего страшного, продолжай, — разрешила Дайни.

— Ну ладно, тогда ответь, как ты ухаживаешь за своими длинными волосами? Часто посещаешь салон красоты?

— Вообще не посещаю. У меня от природы здоровые волосы. И последние несколько лет я их просто отращиваю.

— Тебе не нравятся кольца и серьги?

— Верно. Считаю лишним носить помпезные металлические изделия.

— Вот как! А что насчёт фирменной одежды?

— Закупаюсь в основном только на рынке, и лишь в дни скидок, когда распродают залежавшиеся за весь год вещи.

Каждый пункт всё точнее описывал возможный идеал девушки Виида.

И с каждым следующим ответом Дайни всё больше бледнела.

Она неожиданно осознала, почему тогда Виид посчитал её красивой и назвал девушкой своей мечты.

* * *

Виид во главе воинов с наскоку захватил стены крепости. Поскольку нежить уже успела прорваться в глубь резиденции, они теперь попросту пустовали!

Оказавшись наверху, Виид выхватил лук высшего эльфа Элрика.

— Дух ветра.

Выпущенная вместе с духом ветра стрела тут же пронзила голову одного из сражавшихся внизу Тёмных рыцарей.

Среди воинов Сармио раздались выкрики:

— Вперёд, хватайте свои луки!

— Стреляем, пока колчаны не опустеют! Настало наше время!

Воины выхватили луки и также начали обстрел. Они выпускали одновременно по две-три стрелы, каждая из которых поражала какую-либо цель! Стрельба со стен давала им преимущество, ведь все противники предстали перед ними как на ладони.

Виид же старательно выцеливал только Тёмных рыцарей.

  Вы поразили Тёмного рыцаря Бэнсона. Получены очки опыта.

За шведским столом рука всегда тянется к самому вкусному.

— Незаменимая свиная грудинка или стейк из говядины.

В первую очередь в таких местах нужно быстро набить живот жареным мясом. И раньше, когда Виид получал зарплату, он частенько направлялся в ближайший ресторан с мясным шведским столом вместе с сестрой. И они не покидали его до того момента, пока не объедались до тошноты.

Тяжесть в животе, из-за которой было трудно пошевелиться… Виид не имел более чудесного и умиротворявшего воспоминания о своей подростковой жизни.

— Тут всё кишит монстрами!

Сложившаяся ситуация как раз и напоминала тот шведский стол. Уничтожение ослабленных врагов ради получения очков опыта!

Обычные воины в текущий момент не стоили даже потраченных на них стрел. Ведь их всё равно поразят представители племени Сармио, обрушивавшие на противников настоящий смертоносный ливень.

— Враг на стенах!

— Нужно остановить обстрел…

Армия ордена Эмбиню страстно желала достать Виида со всеми представителями племени Сармио, однако попросту не имела возможности для этого, поскольку их сдерживали надвигавшиеся силы Бэрекена.

Расположившиеся же на стенах воины продолжали свой обстрел, посылая всё новые стрелы поверх голов нежити. Неожиданно для себя Бессмертная армия получила поддержку со стороны, что привело к резкому увеличению потерь ордена.

Ко всему этому погибшие воины мгновенно перерождались в качестве новой нежити, число которой стремительно росло. Ход битвы, в которой обе стороны до этого не уступали друг другу, резко изменился, и теперь нежить напирала изо всех сил.

Воины племени Бежагви застучали мечами по щитам.

— Мы тоже хотим сражаться!

Виид кивнул в знак согласия. Победить в сложившейся ситуации одними лишь лучниками не получится. В то же время нужно было обязательно добить армию ордена, пока она так ослаблена.

— Я дам вам сто охотников племени Сармио. Отправляйтесь внутрь крепости!

— В крепость?

— Обойдите по правой стене и проникните во внутренние помещения. Скорее всего, именно там находятся остатки магов и священников ордена Эмбиню. Уничтожьте их!

Благодаря своей наблюдательности, развитой в процессе совершенствования скульптурного мастерства, Виид примерно понимал структуру крепости. Воины ордена сейчас держались только благодаря поддержке находившихся глубоко в тылу священников. Лишь их молитвы поддерживали силы и давали им защиту.

Именно поэтому требовался внезапный удар по священникам.

Как только обычные воины потеряют источник восстановления сил и защиту от яда Чёрного змея и заклинаний нежити, оборона ордена падёт.

Правда, скорее всего, священников охраняли Тёмные рыцари, но в этом вопросе на племя Бежагви можно было полностью положиться.

— Но мы не знаем, где находятся маги и священники.

— В этом вам и помогут охотники из племени Сармио. Жёлтый, ты тоже иди с ними.

Виид в своих приказах учитывал способности всех имевшихся сил.

— Жёлтый, ты пойдёшь во главе и расчистишь им путь.

— Му-у-у!

Конечно, Виид не отказался бы призвать Рыцаря смерти Ван Хока и поручить командование ему, но это было невозможно, пока Бэрекен Демофф оставался на поле боя. Будет довольно сложно использовать украденную ‘вещь’ перед лицом настоящего хозяина. Кроме того, если Ван Хок решит вернуться к Бэрекену, это станет невосполнимой потерей.

— Спасибо за доверие.

— Мы отправляемся внутрь крепости!

Воины племени Бежагви вместе с охотниками из Сармио и Жёлтым пронеслись по стене и ворвались во внутренние помещения крепости.

Жёлтый быстро огляделся. Представшие перед ним старинные картины, украшения и мебель охватывали языки пламени. Небольшая группа охранников и фанатиков старательно пыталась затушить их, заливая всё водой.

— Му-у-у.

В глазах быка отчётливо читались ярость, раздражение и недовольство.

Пока некоторые были так бедны, что не имели даже защищавшего от дождя хлева, представители ордена припеваючи жили в настолько просторной и роскошной крепости!

Переполненный яростью Жёлтый начал скрести копытом по полу. Сейчас, в бешенстве, он был способен превзойти любую скаковую лошадь. Обладая высоким уровнем, бык имел не только высокую скорость, но и невероятную физическую силу.

Жёлтый ринулся по коридору, оставляя позади себя огненный след.

— Это бешеный бык!

— Какой-то бык прорвался в наш дом! Зарежьте его!

— Принесём его в жертву.

Но Жёлтый просто сносил всех встававших на пути вооружённых копьями охранников и религиозных фанатиков. Несясь вперёд, он вовсю использовал свой подавляющий вес.

— Му-у-у!

Ревущий Жёлтый расчищал коридор. В приступе бешенства он бодал всё, что попадалось ему на пути. Это была невероятная мощь быка, подкидывавшего противников рогами, бившего телом с разворота и сносившего всех нападавших сзади ляганием копыт!

Сейчас при взгляде на него было очень трудно поверить, что это действительно тот самый наивный бык. Стоило Жёлтому только покинуть Виида, и он тут же показал свою истинную суть.

Тем временем Бежагви и Сармио быстро добивали раскиданных быком врагов. Правда, погибая, те обращались в нежить под действием ‘Ауры смерти’, так что воинам приходилось убивать противников по два раза, из-за чего общее продвижение несколько замедлилось.

Периодически стены крепости содрогались от продолжавшегося между Бэрекеном, Фэйлордом, Королевской гидрой и Чёрным змеем противостояния. Но воины на это не обращали внимания, продолжая двигаться вперёд.

После зачистки коридоров охотники из племени Сармио устанавливали смертоносные ловушки. Благодаря им отряд не только защищался от преследователей, но и наносил серьёзный урон силам ордена, решившим воспользоваться этими путями для передвижения. Навыки охотников пришлись как нельзя кстати даже внутри крепости.

Наконец, охотники Сармио нашли зал, в котором укрылись священники.

— Вторжение врага!

Тёмные рыцари и священники встретили ‘гостей’ ожесточённым сопротивлением. И хотя воины Бежагви понесли большие потери, они уничтожили всех найденных тут противников.

Без поддержки священников численность Тёмных рыцарей в центре крепости начала резко сокращаться. Очень скоро и истощённые нападением нежити воины ордена не могли даже поднять щиты для отражения летевших в них стрел.

И всё это стало возможным лишь благодаря отважным действиям охотников Сармио и воинов Бежагви. Гибель двухсот священников стала началом конца военной мощи ордена Эмбиню.

* * *

Продолжавшийся воинами Виида обстрел, наконец, привёл к желанному результату. Значительно увеличившиеся ряды нежити разметали сопротивление и прорвались в глубь крепости. Скелеты и Рыцари смерти спешили вперёд.

— Похоже, они идут на помощь своему хозяину.

В самом центре крепости сошлись между собой Бэрекен Демофф, Королевская гидра, Черный змей и первосвященник Фэйлорд. Дорвавшаяся до места противостояния нежить, следуя приказу некроманта, накинулась сразу на всех трёх его противников.

Битва была очень жестокой, но никто не собирался отступать.

Королевская гидра, Бэрекен и Чёрный змей обладали невероятной регенерацией здоровья и быстро оправлялись даже от серьёзных ранений. Не говоря уже о том, что каждый из них имел значительные здоровье и защиту.

Первосвященника Фэйлорда же окружала божественная сфера, нейтрализовавшая большинство атак противников. Она не только сводила на нет заклинания Бэрекена или Чёрного змея, но и не позволяла нежити к нему приблизиться.

Поскольку Королевская гидра обрушивала беспорядочные удары на всё вокруг, было очень трудно провести какую-либо концентрированную атаку.

— Такими темпами это никогда не закончится.

Виид решил, что настало время сделать решающий ход. Минус текущего положения был в том, что, если одна из сторон сейчас слабнет, у остальных развяжутся руки и действовать станет ещё труднее.

— Но ждать тут нечего. Если всё и дальше так продолжится, то неизвестно, кто ещё останется. Пускай Фэйлорд в конечном итоге и проиграет, однако, когда окончательную победу одержит кто-либо из оставшихся трёх боссов, дела для нас будут совсем плохи.

Имевшимися у Виида силами было очень трудно сражаться с Бессмертной армией Бэрекена, с порхавшим по небу и бросавшимся заклинаниями Чёрным змеем или же обладавшей невероятной регенерацией Королевской гидрой.

Именно поэтому потеря Чёрным змеем одного крыла виделась сейчас прекрасным шансом.

Виид вытащил Плиту покоя.

— СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР!

Из покорёженной и позеленевшей от времени медной плиты заструилась тёмная энергия, которая тут же устремилась к центру крепости.

Реликвия имела весьма низкую прочность, поэтому Вииду приходилось действовать крайне осмотрительно, ведь воспользоваться ею он мог не более нескольких раз.

Под действием заклинания на лбах боссов появились чёрные метки.

  Смертный приговор вынесен Королевской гидре.

На день она лишается способности регенерировать Здоровье и части тела.

  Смертный приговор вынесен первосвященнику Фэйлорду.

На день он лишается способности регенерировать Здоровье, Ману и Выносливость.

  Смертный приговор вынесен Личу Бэрекену Демоффу.

На день он лишается способности поглощать Здоровье и Ману.

  Смертный приговор вынесен Черному змею Фрэйкису.

На день он лишается способности регенерировать Здоровье и Ману

  У Плиты покоя осталось 4 очка Прочности.

Смертный приговор катастрофически ограничил способности существ, лишив их источников сил! Правда, в результате его применения Плита покоя оказалась в весьма плачевном состоянии.

Тем не менее Виид снова её использовал.

— Адские духи, повинуйтесь настоящему хозяину!

Виид обращался к демоническим созданиям, сражавшимся сейчас против нежити и Королевской гидры за орден Эмбиню! Теперь все они восстали и перестали подчиняться приказам Фэйлорда. Более того, благодаря силе Плиты покоя они обратились против своих бывших хозяев, начав атаковать воинов ордена, защищавших первосвященника.

  У Плиты покоя осталось 3 очка Прочности.

Наложенное на Чёрного змея, Королевскую гидру и Бэрекена проклятье нанесло огромный ущерб каждому из боссов.

Бэрекен Демофф перестал получать приток здоровья и маны и теперь не мог бесконечно бросаться заклятьями.

Но всё же в самом тяжёлом положении оказалась Королевская гидра. Обычно она активно атаковала всеми девятью головами, поедая противников и разрушая крепость, но сейчас её огромное туловище практически не двигалось, принимая множество ударов. Причём если раньше она бы просто исцелилась ото всех повреждений, нанесённых воинами Эмбиню и нежитью, то теперь неожиданно оказалась лишена этой способности.

— КРА-А-А-А-А!

Рёв Королевской гидры разлетелся по всей крепости.

С переходом демонических созданий на сторону Виида, в крепости вновь воцарился настоящий хаос.

* * *

— Всё получилось.

Сердце Виида замирало при каждом использовании Плиты покоя. Всё потому, что находившаяся на грани разрушения реликвия в любой момент могла перестать работать. Стать, одной из тех вещей в мире, что внешне и по описанию красивы, но по факту хрупки и бесполезны.

Виид очень переживал о том, что реликвия может разрушиться до того, как он успеет воспользоваться ею хотя бы раз.

— Да, использовать её экономно было верным решением.

Виид почувствовал облегчение после того, как всё получилось.

Однако расслабляться пока было рано!

Разрушая на своём пути крепость, вперёд выдвинулась Королевская гидра. Она определила источник всех её проблем и теперь желала проглотить Виида.

— Я убью тебя!

С повисшей на теле нежитью Королевская гидра быстро приближалась.

Виид прищелкнул языком. За весьма небольшой срок качество возможных трофеев сильно ухудшилось.

— Будет сложно получить достойную цену за её кожу.

У Королевской гидры осталось всего пять голов, а тело было покрыто множеством ран. После потери регенерации Чёрный змей успел знатно потрепать её, в то время как Бэрекен наложил одно из своих проклятий.

Огромный монстр находился на краю гибели.

А вот Виид, Фениксы и Ледяной дракон, напротив, были абсолютно здоровы, не говоря уже о 5700 воинов, составлявших армию союзных племён.

Виид поднял руку.

— Лучники, огонь!

Охотники племени Сармио начали обстрел приближавшегося босса. Их стрелы со спиральными наконечниками при полёте набирали такое вращение, что пробивали самую крепкую защиту.

— КРА-А-А-А-А-А! — заревела от боли поражённая тысячами стрел гидра.

Виид, наконец, решил.

— Что ж, придётся смириться с тем, что за тебя заплатят как за истрёпанную вещь.

Кожа Королевской гидры была тяжёлой и толстой. Так что даже при том, что она довольно высоко ценилась, кожаные доспехи из неё делали нечасто.

Священники, Шаманы, Заклинатели и Маги не могли сражаться, надев на себя столь обременительную броню. При этом она защищала хуже, чем аналогичные по уровню доспехи из железа и мифрила, из-за чего её к тому же было довольно трудно продать.

— В лучшем случае из этого материала получатся только тёплые носки. Всем в атаку! — отдал Виид решительный приказ.

Ледяной дракон взлетел и с разгону вгрызся в шею гидры.

Он обладал огромным телом, размеры которого достигали нескольких сотен метров. И вот этим самым телом, образованным в результате снежных и ледяных бурь, он блокировал наступление Королевской гидры.

Стрелы охотников Сармио, удары мечей воинов Бежагви, присоединившихся после вылазки в крепость, и проклятия шаманов Рэкие обрушились на напавшего босса.

— Дикари! Да как вы смеете!

Тем не менее Королевская гидра продолжала сопротивляться. Будучи придавленной телом Ледяного дракона, она размахивала хвостом и раскидывала приблизившихся воинов. И, более того, пыталась скрутить и задушить своими головами преградившего ей путь противника.

Этот монстр полностью оправдывал ранг босса. Гидра имела более чем пятисотый уровень и поэтому могла достойно держаться против совместных атак Черного змея, некроманта Бэрекена и сил ордена Эмбиню.

Виид терпеливо выжидал.

— Несмотря на сопротивление, она скоро падёт.

Достав лук высшего эльфа Элрика, он неспешно стрелял.

Королевская гидра для него являлась лишь промежуточной целью, ведь впереди было ещё много сильных противников, так что тратить на неё все силы сейчас было попросту неразумно.

Благодаря Силе, способной обмануть смерть, Виид мог возродиться лишь раз, из-за чего ему приходилось выбирать наиболее безопасный способ сражения. Поэтому он просто выжидал, пока истощённая гидра сама помрёт!

Около сотни воинов племени Бежагви к этому моменту уже было съедено.

— Вам меня не убить!

Королевская гидра яростно ревела. Все пять оставшихся голов метались по сторонам и злобно шипели. Пускай её тело было утыкано тысячами стрел и напоминало ежа, она не собиралась умирать даже в таком бедственном положении.

— Вот, значит, как… Кто бы мог подумать?

Виид вновь прищёлкнул языком, видя упорство огромного монстра.

Легенда о Королевской гидре.

Если верить историческим хроникам Версальского континента, монстр не умрёт до тех пор, пока ему не отрубят все девять голов. И к данному моменту их осталось пять, каждую из которых теперь требовалось как-то отсечь.

— Но всё же даже у Королевской гидры есть пределы живучести.

Благодаря Смертельному приговору отрубленные части тела больше не восстанавливались. Конечно, было бы очень трудно отрубить все девять голов разом, но в сложившемся положении с оставшимися пятью это уже не казалось невозможным.

Виид расправил Крылья света и полетел прямиком к чудищу.

— КИАО-О-О-О!

Королевская гидра стремительно вытянула одну из своих голов.

Распахнутая пасть, полная огромных зубов, которые, казалось, были способны разжевать доспех, летела к своей цели. Кислотная слюна стекала каплями вниз, расплавляя каменную кладку. Оказаться проглоченным этой пастью было равносильно верной смерти.

— Хозяин, уклоняйся! — выкрикнул Ледяной дракон.

Занятый борьбой с Королевской гидрой, он не мог помочь ничем, кроме предупреждения.

— Хозяин, это опасно.

— Уклоняйся!

— Мы поможем!

— Возвращайся, хозяин!

Фениксы и Желтый тоже волновались за Виида.

До недавнего времени для всех скульптур Виид был мучителем, тираном и эксплуататором, забиравшим себе все трофеи! Но штурм крепости ордена Эмбиню показал его с другой стороны, проявил человека, готового пожертвовать собой ради других. Поэтому, понимая, что их хозяин имеет пределы в здоровье и мане, все скульптуры, кроме Ледяного дракона, бросились его спасать.

‘Это моя битва’.

Виид сложил крылья и резко спикировал вниз. Уклонившись от огромной пасти, он полетел в сторону Ледяного дракона.

— КИАО-О-О-О!

Королевская гидра продолжила атаковать ненавистного врага, двигая головами, словно гадюка. Причём уже четыре их яростно преследовали Виида.

Ледяной дракон распахнул крылья в попытке заблокировать их, но всё же две головы прорвались и продолжили свою яростную атаку.

Виид едва разминулся с ними. Головы пронеслись мимо него буквально на расстоянии метра. Сделать нечто подобное на столь близкой дистанции и такой скорости без заранее спланированных движений было попросту невозможно.

— Ледяной дракон, у меня есть для тебя задание.

Впившийся в это мгновения зубами в шею одной из голов гидры дракон проворчал:

— Что тебе ещё вздумалось в подобное время, хозяин?

— Освободи головы.

— Но тогда они бросятся к тебе.

— Всё под контролем, отпускай.

Ледяной дракон верил в Виида, так как без него он бы никогда не решился сразиться с Костяным драконом и уж точно не сумел бы тогда победить.

Стоило ему только освободить головы, как все они враждебно метнулись в сторону Виида. Сейчас для гидры не существовало никаких других врагов, кроме него.

— КИАО-О-О-О!

Королевская гидра совершала быстрые и смертельно опасные атаки.

Виид едва уклонялся, порхая рядом с пастями. Он кружил вокруг тела Ледяного дракона, пролетая между подмышками и ныряя под ноги двум огромным созданиям. В какой-то момент этой сумасшедшей погони длиннющие шеи гидры окончательно запутались, начав напоминать бельё после отжима.

Виид вспомнил свой опыт работы в прачечной. Когда невежественные люди кучей бросали в стиральные машины дорогие вещи ценой более ста долларов! Они наивно предполагали, что обычный стиральный порошок ‘Пиджон’ волшебным образом возьмёт и всё исправит!

— Нет ничего лучше ручной стирки!

Виид опустился на ближайшую шею и поднял меч к небу.

— Благословение!

Кольцо неярко блеснуло, и волна тепла пробежала по телу.

  Вы использовали благословение кольца Понтифика.

Ваши физические способности увеличены на 20 минут.

Эффект длился недолго, но этого было вполне достаточно для решающего момента.

Демонический меч, испивший крови Ледяного демона, опустился на шею гидры.

— Меч Цезаря!

Мощнейшая из имевшихся у Виида техник.

Действуя мечом, он рубил спутанные шеи Королевской гидры, словно перед ним находился моток огромных ниток. Правда, толстую кожу монстра было не так-то легко рассечь.

— Меч Цезаря!

Виид обрушивал меч вниз, будто занимаясь рубкой дров.

— Нет шеи, которую не разрубить с десяти ударов!

Не жалея здоровья и маны, он раз за разом наносил удары мечом.

Прижатые огромным туловищем Ледяного дракона головы Королевской гидры одна за другой отлетали, брызжа фонтанами синей крови. И более они не отрастали.

Наконец, все девять голов были отрублены.

  Получен новый уровень!

  Получен новый уровень!

  Кошмарная Королевская гидра, властвовавшая на болоте Нофрэн, обрела вечный покой.

В связи с великим достижением ваша Слава повысилась на 350.

Сила увеличилась на 3.

Здоровье повысилась на 10.

При том, что Виид лишь добил крайне израненную гидру, он всё равно получил два уровня. Ну, и конечно же, после этого он не забыл сделать главное. Забрать желанные трофеи!

  Вы приобрели огромный сапфировый кристалл.

Вы получили испорченную до неузнаваемости шляпу с пером.

Вы приобрели копье Cофии Великой.

Вы получили 3140 старинных золотых монет.

Обычные золотые монеты равнялись одному золотому, но старинные монеты обладали большей ценностью, так как по своей сути являлись антикварными вещами.

— Неплохая добыча.

Виид поспешил позаботиться и о других трофеях, ведь битва ещё не закончилась.

— Желтый, иди сюда!

Дождавшись прихода быка, он вытащил нож Захаба. После чего быстрыми движениями аккуратно рассёк и снял кожу с поверженного монстра! Пускай на ней и имелось множество повреждений, она всё равно могла пригодиться в дальнейшем…

Виид даже не забыл подобрать отрубленную голову своего живучего противника.

  Вы получили отрубленную голову Королевской гидры ?1.

Им были собраны все пять голов!

Трупы обычных монстров чаще всего исчезали, оставляя после себя только полезные материалы, однако головы гидры остались, и Виид решил прихватить и их. Так что теперь Жёлтому предстояло тащить все это на своей спине.

— В больших монстрах и награда большая.

Виид походил на радостного рыбака, поймавшего крупного кита.

Из того знаменитого романа про старика-рыбака, который попадает в шторм и в сражении за свою жизнь против акул теряет всё добытое мясо кита. Насколько же глубоки оказались те сожаления, что они смогли покорить сердца людей по всему миру!