Том 56. Глава 2. Король Демонов

— Эти никчемные гномы, должно быть, окончательно потеряли рассудок, решившись украсть мои вещи!

Гномы двух самых крупных горных перевалов продолжали страдать от гнева Кайберна.

Мирные деревни были полностью сожжены, а под воздействием бесконечных лавин окрестности превратились в непроходимые пустоши.

Гномы позабыли о своём инстинктивном страхе и пытались отомстить, но… все они погибли от смертельной магии дракона. Ну, а тех, кому удалось выжить, убили подоспевшие солдаты дракона.

За три дня было разрушено сорок пять деревень, в которых погибло более 30,000 гномов.

И эта война, прошедшая в самых глубоких частях двух перевалов, была освещена в эфире телеканалов.

— В конечном итоге целью дракона стало всё Королевство Тор.

— Кажется, что гномы и дракон больше не смогут сосуществовать.

— Возможно, еженедельный план Кайберна по отмщению переключится на поселения гномов?

— Думаю, до этого не дойдёт. В настоящее время города, на которые нацелен дракон… Хм-хм. Расчёты крайне сложны для понимания, но в любом случае целями станут крупные населённые пункты.

— Согласен. Гномы изначально не селятся в крупных городах.

Ситуация в Торе стала поистине ужасной, и всё больше гномов покидало горы, намереваясь убраться подальше от дракона. Всё это было настолько серьёзно, что даже Виид, выполнявший расовое задание, был глубоко обеспокоен.

Несмотря на это, гномы из Деревни Дебрадо, связанные с заданием по уничтожению дракона, были настроены весьма решительно.

— Сколько нам ещё страдать? Мы вернули сокровище нашей нации — Жаровню Жертвоприношения, а потому самое время поднять топор мести.

— Думаете, уже пора?

Природа гномов отличалась от человеческой. Естественно, они очень боялись дракона, но если их раса оказывалась на грани исчезновения… они хотели, чтобы враг заплатил за это как можно большую цену.

Другими словами, все гномы объединялись в один большой кулак.

— А это правда, что Жаровня Жертвоприношения была найдена?

— Да. Великий герой предстал с ней перед нами.

— И как же его зовут…

— … Виидхэнд.

Это было фальшивое имя, которое Виид назвал, находясь в состоянии Скульптурной Трансформации. Тем не менее, его имя быстро распространилось среди всех гномов Тора.

— Потрясающе! Кажется, впервые за всю историю мы наблюдаем столь масштабное расовое задание.

— Я тоже хочу присоединиться к нему.

— Мы все гномы, а потому обязаны помочь Виидхэнду.

— О, да. У гномов никогда не было военных заданий, подобных этому. Это будет весело.

Гномы, которым было на всё наплевать, даже когда Гильдия Гермес доминировала на Центральном Континенте, хотели, чтобы Виид преуспел в своём приключении.

Кайберн представлял собой наибольшую угрозу среди всех, с которыми когда-либо сталкивались гномы, а потому они очень надеялись, что дракон будет убит.

******

Каждый раз, когда появлялась такая возможность, Виид охотился. Помимо этого, он руководил штурмовым отрядом, который должен был сразиться против Кайберна и на данный момент занимался сдерживанием чудовищ.

— К бою.

100,000 монстров против тысячи игроков из штурмового отряда.

Утром, в полдень и во второй половине дня на обширных равнинах то и дело вспыхивали масштабные сражения. Даже после полуночи, до завтрака, во время завтрака и после завтрака… они всего лишь продолжали сражаться.

— 19 часов охоты в день… Впрочем, кажется, я начинаю к этому немного привыкать.

— Люди — поистине могущественные существа. Если бы я так делал с момента запуска Королевской Дороги, то уже давно бы обошёл Бадырея.

Игроки, зачисленные в штурмовой отряд, стали называть себя боевыми рабами. Прозвище, некогда данное Пэйлу, распространилось среди каждого из них.

— Поначалу я думал, что это какое-то безумие, но когда мы начали этим заниматься, я понял, что нет ничего невыполнимого.

— По сравнению с тем, как мы начинали, охотиться стало сложнее, но каким-то образом мы справляемся.

— Вот что значит человеческая сила воли.

— Да. Вот почему люди умирают от истощения.

Все они были свыше 500-го уровня, но чем больше они охотились, тем больше уважали Виида. Виид был не типичным человеком, по отношению к которому они могли применить столь банальные чувства, как ревность и зависть.

Виид бросался в самую гущу сражения и показывал результаты, достойные десяти лучших воинов.

— Все вперёд! В атаку! — кричал он, использую Технику Клонирования Меча, Секущего ножа лунного света и даже успевая исцелять своих союзников при помощи Меча Регенерации. Затем он использовал Взрыв Трупа и вызывал нежить, выполняя работу тридцати или даже пятидесяти человек. Даже игроки, чей уровень уже давно перешёл за 500-й, могли только и делать, что в ужасе наблюдать за происходящим.

— Это просто потрясающе.

— Он идеальный, всесторонний, полноценный и совершенный человек. Да, иначе и не скажешь.

— А ведь он довольно редко использует свои скульптурные навыки. Кроме того, он ещё ни разу не воспользовался Ваянием Великого Природного Бедствия.

— Если бы он воспользовался им, это место стало бы настоящим адом. И мы бы, к слову, тоже погибли.

Для того, чтобы получить новый уровень, игрокам часто приходилось неделями не покидать подземелий. Зачастую они должны были выйти за свои пределы, чтобы одолеть сильного монстра. Итак, вспоминая об этом, игроки постепенно перестали жаловаться на столь суровый режим. Всякий раз, когда Виид вёл их на охоту, они умирали от усталости, но когда он уходил для того, чтобы заняться выполнением задания, они с нетерпением ожидали его возвращения.

В зависимости от того, присутствовал он или нет, скорость охоты могла увеличиться в два-три раза. Кроме того, всякий раз, когда они видели Виида в действии, их сердца начинали закипать.

— Он столько всего делает… Что мешает мне делать то же самое?

— Просто держись. Если мы продержимся в таком режиме ещё месяц — то в будущем станем героями.

— Топ-игроки? Гермес Гильдия? Это шанс опередить каждого из них.

Постепенно у игроков штурмового отряда росло увлечение тренировками. Всякий раз, когда они видели тысячи монстров, их души наполнялись страстью.

— Давайте сражаться!

Игроки Центрального Континента обленились, находясь под давлением Гильдии Гермес и других престижных гильдий. Но теперь их личности постепенно менялись.

«Что ж, мой план начинает приносить кое-какие результаты», — подумал Виид, чувствуя, что отношение всех этих людей становится правильным — таким, какое и должно быть у настоящих боевых рабов. С другой стороны, новости о Жаровне Жертвоприношения распространялись как лесной пожар.

— Использование жаровни приводит к падению двадцати-тридцати уровней?

— Возможно и больше. Максимум — 10% в зависимости от того, какой у тебя уровень прямо сейчас.

— Это же абсурд.

Высокоуровневые игроки восприняли информацию о жаровне довольно скептически. Как для одноразового сражения с Кайберном последствия были слишком тяжелыми.

— Мне придётся отказаться от всего, над чем я работал, для одной-единственной битвы?

— Всё, чего мы добились за время этой адской охоты, окажется бессмысленным…

— Я стану слабее, и другие игроки опередят меня… Большинство игроков решило, что не будет использовать жаровню. Да, им хотелось принять участие в битве с драконом, но идти на такие жертвы…

Чем выше был их уровень, тем больше они были привязаны к нему.

— Но как насчет прямой трансляции? Если мы сдадимся, то будем выглядеть как мешки с грязью.

— Мы пообещали сражаться против Кайберна и с удовольствием сделаем это. Ни о какой жаровне речи не было.

— И то верно.

— Если мы продолжим тренироваться и честно выступим против Кайберна — этого будет вполне достаточно, чтобы сдержать обещание. Но если меня заставят использовать жаровню, я уйди вне зависимости от того, что будут говорить остальные.

Из 400,000 членов штурмовой бригады лишь несколько сотен человек решили использовать жаровню. Они не хотели нести потери и, честно говоря, имели на то вполне законные причины. Бегство во время битвы действительно стало бы предметом критики, но трата нескольких уровней… это была уже совершенно другая история.

Виид тоже прекрасно это понимал, а потому никогда и ни к чему не принуждал.

«Эти ребята подписались на битву с Кайберном, а потому я имею полное право таскать их по охотничьим угодьям. Однако заставлять их жертвовать собой… такого права у меня нет».

По правде говоря, в такой ситуации успешность битвы с Кайберном была далеко не гарантирована.

На данный момент не было ничего, что он мог бы предложить им взамен потраченным уровням. Кроме того, даже у Виида была совесть. Ну и последнее — такой подход шёл вразрез с обычной философией Виида.

Естественным желанием всех высокоуровневых игроков было становление ещё более сильными.

«Даже я бы отреагировал крайне скептически, если бы кто-то попросил меня сражаться, используя жаровню».

Независимо оттого, какая награда их ожидает, трудно будет заставить кого-то сделать то, от чего большинство людей отказывается.

«Единственный, кому действительно можно доверять, так это я сам. Я буду очень признателен людям, которые помогут, но… я не должен полагаться на них».

***********

Тем временем Тени Земли довольно быстро продвигались в своём желании раскрыть секреты Морозного Леса.

Сложность каждого из вышеперечисленных заданий была выше А, но Тени Земли были умными, опытными и умели пользоваться информацией, хранящейся в библиотеке Моры.

— О Маге Ветра пока ничего не слышно. Может, мы пошли ложным путём?

— Не знаю. Конечно, можно переключиться на другую цепочку заданий, но… уже слишком поздно.

— Виид потихоньку продвигается вперёд, так что, возможно, с этой стороны также возникнет необходимость остановить Кайберна.

— Будем надеяться.

После нескольких последовательных неудач самооценка лучшей группы авантюристов несколько упала.

Тем не менее, они не сдались и с помощью магии изменили погоду в лесу, что привело к настоящему чуду. Мрачный, замёрзший лес постепенно начал становиться зелёным.

Дзынь!

— Вот почему я не могу отказаться от приключений, — удовлетворённо вздохнув, проговорил Элике.

— Да уж, это и вправду захватывающее зрелище. Даже если никто не оценит наших усилий… оно того стоило.

Чудо произошло на окраине мира — в месте, которое никто не посещал.

Тем не менее, они гордились тем, что превратили небольшую часть Версальского Континента в красивый, преисполненный жизни уголок.

— Что ж, пока эльфы возвращаются, предлагаю здесь всё осмотреть.

— Хорошая идея.

Следуя совету Анрина, Тени Земли отправились в лесную чащу. Пока что здесь было абсолютно тихо: товарищи не слышали ни щебета птиц, ни шуршания мелких животных.

В целом, общая картина пока что оставляла желать лучшего: на сырой земле всё ещё лежали куски льда и снега. Однако…

— Добро пожаловать, авантюристы, — внезапно заговорило с ними одно из деревьев.

Это было простое дерево высотой около трёх метров, а потому Бен порядком удивился.

— Говорящее дерево… Ты не похоже на духа или фею. Неужели ты Мировое Древо?

— Отчасти. Хотя даже при этом я не смогло защитить этот лес.

Это было не Мировое Древо, которое существовало и защищало мир с незапамятных времен, но его потомок, проросший от его ветвей.

— Мировое Древо было уничтожено Кайберном. Оно сгнило в яде, сгорело в пламени и было разорвано на куски. Высшие эльфы взяли корни и ветви, ещё не сгоревшие и разбросанные по всему континенту дабы возродить древо, оберегающее царство лесов.

— Кайберн… Значит, это задание всё-таки связано с Кайберном, — простонал Элике.

— Кайберн сражался с высшими эльфами бесчисленное количество раз. Несмотря на мощь дракона, высшие эльфы так и не покорились ему… Они предпочли исчезнуть.

— Итак, причина, по которой этот лес… -пробормотал Анрин, глядя на опавшую листву.

— Да. Они бежали от Кайберна и вырастили здесь лес. Благородные высшие эльфы один за другим погибали под натиском чудовищ, которые беспрестанно выслеживали их. Если бы не помощь человека, их замысел никогда бы не воплотился в жизнь.

— А этим человеком случаем не является Маг Ветров Рекледар? — хитро блеснул глазами Элике.

— Да. Именно он и помог нам.

Оказалось, Тени Земли были на правильном пути в поисках Рекледара, связанного с Кайберном и Лэндони.

— Итак, у меня есть просьба. Помогите эльфам.