Том 56. Глава 6.3. Схема Виида

— Мы очень польщены, что Вам понравилась наша кухня.

— Если честно, я никогда не пробовал таких деликатесов.

— Насколько нам известно, Вы и сами шеф-повар… – присоединился к разговору Аркхим – офицер Гильдии Гермес, отвечающий за разведку.

– 2-ой высший уровень.

— Ха… Ваш уровень Готовки очень высок.

— Я готовил только из дешёвых продуктов, купленных на рынке или полученных из подземелий, так что я бы не сказал, что он высокий. Но однажды я непременно им займусь.

— Говорят, что ингредиенты имеют такое же значение, как и сам процесс приготовления пищи. Кажется, Вы уже давно испытываете интерес к кулинарии.

— Да. Я подумываю выделить время, чтобы продавать свои блюда на городской площади.

Лефей проанализировал каждую частичку из того, что сказал Виид, однако никаких скрытых посылов так и не выявил.

Скульптор искренне хвалил еду и поддерживал светскую беседу.

«Но зачем? Чего он хочет всем этим добиться?».

И вот, с течением времени Лефей начал чувствовать, что пытаться что-то раскрыть попросту бессмысленно. Хоть они и находились внутри неприступной военной крепости, куда более встревоженными выглядели сами гермесовцы, нежели пришедший сюда в одиночку Виид.

— Могу я упаковать остатки?

— Простите?

— Я не хочу, чтобы такая вкусная еда пропала зря.

— Пожалуйста, как Вашей душе угодно…

Получив добро, Виид сложил в сумку кучу еды. После этого обеденный стол был убран, и в зале установилась атмосфера для серьёзного разговора.

«Наконец-то мы услышим его истинные мотивы», – сосредоточился Лефей, и Виид не заставил себя ждать.

— Помогите мне в битве с Кэйберном.

— Что?

— Я не прошу вас брать на себя ответственность за свои прошлые действия. Мы все делали то, что делали ради своего собственного выживания. Итак, моё предложение: если вы будете сражаться вместе со мной, я позабочусь о процветании Гильдии Гермес.

***

Как только Виид покинул Лахонию, Гильдия Гермес объявила экстренное заседание всех своих высших чинов.

Такие враждебно настроенные по отношению к Вииду персонажи, как Калькус, были возмущены упущенной возможностью убить скульптора.

— Итак, он попросил нас сразиться с Кэйберном… Неужели он хочет сформировать альянс для победы над чёрным драконом?

— Всё верно.

— Чушь собачья. Мы должны были сразу же ему отказать. Зачем нам бороться за него? Виид, завоеватель Центрального Континента… Тьфу. Пусть сам со всем и справляется.

Мнение Калькуса было совершенно разумным. Члены гильдии, присутствовавшие во время предложения Виида, думали аналогичным образом.

— Ради чьей выгоды нам сражаться? Его собственной?

— Наши потери будут огромными.

— Он сказал, что если мы будем сражаться вместе с ним, Гильдия Гермес будет признана членами континента, – нахмурившись, пояснил Аркхим.

— Признана?

— Мы получим независимое управление территорией Хэйвена, при этом никаких захватнических действий не произойдет. Ведение торговли и других отношений с Центральным и Северным Континентами также никак не будет ограничиваться. Однако по соглашению мы должны будем признать, что находимся под контролем Империи Арпен и являемся частью её территории. Более того, на континенте есть множество земель без лордов. Тысяча членов нашей гильдии получат право управлять указанными регионами.

Голова Калькуса начала мало-помалу обрабатывать услышанное.

— Он примет нашу независимость, прекратит любые нападения, и тысяча членов нашей гильдии будут назначены лордами? Значит… он намеревается положить конец войне? Разве для нас это не крайне благоприятные условия?

Это было настолько новаторское предложение, что даже самые коварные члены гильдии потеряли дар речи.

Гильдия Гермес постоянно сокращалась: люди выходили из неё, а негативное отношение игроков к гильдии только продолжало расти.

Гермесовцы больше не осмеливались мечтать о том, чтобы вновь править Центральным Континентом.

С другой стороны, Империя Арпен становилась ещё могущественнее. И при этом она предлагала самую настоящую расширенную автономию?

Всё это отличалось от тактики человеческих волн, показанной на Гарнавской Равнине.

Гильдия Гермес называла себя самой могущественной фракцией в Королевской Дороге, но так называемый «штурмовой отряд», готовясь к сражению с Кэйберном, быстро набирал обороты и едва ли не дышал в спину лучшим членам Гильдии Гермес.

Кроме того, им было рассказано о Жаровне Жертвоприношения.

Если война перейдёт в новую, активную фазу, и гермесовцам будут противостоять пользователи жаровни… первых постигнет настолько ужасная участь, что Гарнавская Равнина покажется сказкой.

А как только война будет проиграна – они лишатся всего, в том числе региона Хэйвен.

Именно так, в конце концов, пали и другие гильдии.

Однако, если Гильдия Гермес потеряет власть, она лишится не просто территории – она столкнётся со всеми игроками континента. Из-за множественных злодеяний, совершённых ею вплоть по настоящее время, она будет преследоваться до конца своего существования.

Хотя никто и не говорил об этом вслух, но все прекрасно это понимали.

— Хоть и формально, но если мы примем данное предложение, Версальский Континент будет полностью объединен под властью Империи Арпен.

— Верно. В нашей текущей ситуации принятие предложения означает, что мы лишимся достижения «Император, объединивший Королевскую Дорогу».

— Значит, у нашей гильдии больше нет шансов на завоевание континента, а потому нам следует капитулировать?

— Я бы сказал так. Мы будем безопасно править территорией Хэйвена и получим тысячу мест лордов, в результате чего наша текущая территория удвоится. Где здесь капитуляция?

Большинство мнений игроков, услышавших предложение Виида, сочли его приемлемым. Однако Аркхим лишь тяжело вздохнул и продолжил:

— В этом предложении есть ловушка.

— Какая ловушка?

— Мы, Гильдия Гермес, должны использовать Жаровню Жертвоприношения, чтобы сразиться с Кэйберном. По крайней мере, 10,000 из нас.

— Что…!?

Калькус и остальные были просто поражены.

Согласно тому, что они увидели в эфире, использование жаровни предполагало самые ужасные последствия, какие только мог вообразить высокоуровневый игрок.

— Это слишком абсурдно.

— Это непростое предложение.

— Мы должны отказаться от него!

— Это и вправду непростое предложение, поскольку Виид тоже воспользуется жаровней. То же самое будет и с гномами, его ближайшими знакомыми и многими другими игроками из штурмового отряда.

— Ах…!

— Если они будут сражаться под действием жаровни, а мы – нет, вряд ли нам удастся помочь в битве с Кэйберном.

— Это действительно проблема.

Им не хотелось использовать жаровню, но разница в боевой мощи была бы слишком велика.

— Кроме того, он сказал, что тысяча лордов будет назначена в зависимости от их вклада в битву против Кэйберна.

— Вклада?

— Именно. Это система вознаграждения, которая предполагает поощрение более активного участия…

— Я думаю, всё это имеет смысл. В таких условиях будет намного легче убедить членов нашей гильдии присоединиться к сражению.

Поскольку именно члены гильдии должны были получить места лордов, данная часть предложения выглядела приемлемой. Игрок, внесший наибольший вклад в победу, удостаивался максимальной награды, что было довольно справедливо.

— Сражаться с Кэйберном или не сражаться…

— Сначала эта идея казалась мне полным бредом, но если они признают территорию Хэйвена в обмен на помощь…

— Да, мы потеряем уровни, но их всегда можно вернуть. Наша территория останется как есть…

— Если мы добьемся успеха в охоте на дракона, то получим невероятные боевые достижения. Думаю, одно только это позволит нам вернуть около 10-20 уровней.

— Если добьёмся.

— Нам просто нужно собрать все имеющиеся силы. Виид тоже будет там. Но вот если мы отклоним его предложение, то потеряем гораздо больше, чем несколько уровней.

Руководство гильдии понимало: чем дольше они будут обсуждать данный вопрос, тем меньше у них останется вариантов для отказа. Если Империя Арпен пойдёт на них войной, пострадают больше всего они сами – главные лорды Гильдии Гермес.

Деньги, власть, земли…

Всё это было куда важнее уровней.

Итак, в процессе голосования за принятие предложения Виида, лидеры Гильдии Гермес спросили мнение Бадырея.

Если истинный лидер гильдии, Бадырей, откажется – дела не будет.

Бадырей некоторое время помолчал, но вскоре смирился с поглощением их территории Империей Арпен и битвой против Кэйберна.

***

Собрав все свои вещи, Лефей уставился в окно, из которого открывался вид на крепость Лахония.

— Ух-х… Это меньше, чем я ожидал.

Вещей набралось всего-навсего на одну сумку. Антиквариат, сокровища и снаряжение, которые он скопил на должности заместителя главнокомандующего, в основном были потеряны в ходе разрушения Замка Арен.

Когда его гильдия сохраняла свою власть над Центральным Континентом, они построили данную крепость для защиты от самых мощных и непредсказуемых угроз.

Это была неприступная цитадель, способная противостоять самым сильным армиям, но теперь она утратила всяческий смысл.

— Мудрецы говорят, что строительство замка приводит к провалу, а прокладка дорог – к успеху… Никогда не любил эту поговорку, но, похоже, ситуация сложилась именно так, – пробормотал Лефей.

В его голосе чувствовалось облегчение от переставшего ощущаться давления. И когда он покинул свой кабинет с перекинутой через плечо сумкой, Аркхим спросил у него:

— Ты уходишь?

Всё это вызывало у Аркхима какое-то странное ощущение. В отличие от своего напористого и твёрдого характера, Лефей говорил крайне редко и даже в момент принятия решения лишь кивал головой.

— Кажется, мне здесь больше нечего делать.

— Я не понимаю. Твой титул и должность останутся нетронутыми. Ради возрождения гильдии тебе стоит остаться.

Пусть именно Лефей и разрабатывал наиболее крупные схемы, но он был совершенно свободен от ответственности за поражение в противостоянии с Империей Арпен. Виид сражался более искусно, чем они предполагали, а сила стоящих за ним людей оказалась намного выше, чем они думали.

Члены Гильдии Гермес знали, что наибольший вклад в гильдию внёс именно Лефей. Однако…

— Всё так. Но я ухожу, потому что от меня больше нет никакой пользы.

— Но…

— Настала эра Виида. Гильдии Гермес никогда не обставить его.

— Пардон? – непонимающе переспросил Аркхим, – Что ты имеешь в виду?

— Просто… – хотел было объяснить Лефей, но в конце концов лишь тяжело вздохнул, – Будет лучше, если ты не будешь знать. Или всё-таки хочешь?

— Кажется, ты говоришь не о том, что наша гильдия будет безоговорочно следовать его условиям из-за могущества Империи Арпен.

— Да. Его предложение – ядовитое яблоко.

— Ядовитое яблоко?

— Я даже не догадывался, что Виид обладает столь невероятными способностями в политике. Он действительно умеет вывернуть ситуацию в свою пользу. Он – человек, который может сломать нашу гильдию всего несколькими словами.

Перед тем, как покинуть гильдию, Лефей почувствовал необходимость рассказать Аркхиму о нескольких вещах.

Он стал беспомощным заложником коварной схемы Виида, но при этом чувствовал некую ответственность перед своим прямолинейным товарищем.

— На первый взгляд его предложение кажется простым компромиссом. Мы используем жаровню и сражаемся против Кэйберна. В результате этого гнев и недовольство игроков Гильдией Гермес утихнут, и мы сможем сохранить контроль над Хэйвеном.

— Ну, разве это не прекрасно?

— Вопросов нет. Само по себе предложение Виида является справедливым и логичным. Всё произойдёт именно так, как и оговорено. Мы будем бороться до самого конца, чтобы сохранить то, что принадлежит нам. Однако в конце битвы нас ждёт не награда, а падение.

— Падение?

— Такая судьба у гильдии, которую загнали в угол.

Лефей говорил о том, что результат битвы с драконом не имеет большого значения.

— Победа или поражение… Каким бы ни был результат, отношения с Арпеном не изменятся. Что важно, так это следующий шаг. Во-первых, члены нашей гильдии будут соревноваться друг с другом, чтобы войти в первую тысячу и стать лордами.

— Ну… Это же логично.

— Как результат – тысяча основных игроков с превосходными боевыми навыками покинут гильдию.

— Они могут сохранить свою связь с гильдией. Виид сказал, что имеют полное право сделать это.

— Скорее всего, они уйдут по своему собственному желанию.

Это позволит членам Гильдии Гермес получить должности не просто лордов, но лордов Империи Арпен. Другими словами, им станет попросту не выгодно поддерживать отношения с гильдией.

Даже напротив, это станет препятствием в управлении игроками на Центральном или Северном Континентах, а потому их окончательное дезертирство будет неизбежным.

— Гильдия Гермес – это забор, который со временем только ослабевает. Игроки будут жить новой жизнью в качестве лордов, и если произойдет новый виток противостояния с Империей Арпен, они нас не поддержат.

— Мы не такие маленькие, чтобы дезертирство тысячи игроков привело к нашему краху.

— Да, мы не маленькая фракция. Но если пробить дыру, может рухнуть даже самая прочная стена. То, что связывало членов гильдии воедино, исчезнет.

Гильдия Гермес стремилась к высшей форме власти и распределяла среди своих членов огромные прибыли. Но с новым порядком всем станет ясно, что жить в качестве лордов Империи Арпен намного выгоднее, чем оставаться в составе гильдии.

Авантюристы, воины, лорды…

Те, кто находятся в поиске жизни, пойдут своим собственным, свободным путём.​