Глава 9. Фень Ню и Небесный меч.

Часть первая.

После многих лет магической практики сила Ниан Бинга достигла определённого уровня. Он кашлянул, чтобы скрыть свою неловкость, и сказал: «Привет, я пришёл, чтобы найти старика Хуа Тьена. Он здесь?»

Девушка придирчиво осмотрела Ниан Бинга с ног до головы и несколько сомневающимся тоном сказала: «Кто ты? Что тебе нужно от него?»

Ниан Бинг услышал осторожный вопрос юной леди. Он не мог не подумать о своем Мастере. Он тихо вздохнул: «Я здесь, чтобы отдать дань уважения старику Хуа Тьену, это последнее желание моего покойного учителя».

Молодая леди все еще не верила словам Ниан Бинга. Она спросила: «Кто твой учитель?»

Ниан Бинг нахмурил брови и ответил: «Мне запрещено разглашать настоящее имя мастера. Раньше он имел одно прозвище и был известен, как Демонический шеф-повар.»

Услышав эти три слова, девочка вскрикнула, открыла дверь и бросилась внутрь. Ниан Бинг теперь мог разглядеть ее получше. Она была одета в голубую кофту и штаны, полностью прикрывающие тело, видна была только голова. Длинная шея тоже была закрыта. Фигура имела плавные округлые формы. Она смотрела на Ниан Бинга двумя большими голубыми глазами цвета ясного неба. Цвет же глаз Ниан Бинга имел синий оттенок, как у глубокого океана.

Юноша, казалось, был поражен. Юная леди была очень высокого роста, гораздо выше обычных девушек. Она была ниже его всего на полголовы. Брюки, обтягивающие бедра, подчеркивали ее женственную фигуру. Все вышеописанное вместе создавало облик очень утончённой девушки.

Молодая леди снова осмотрела Ниан Бинг. Её прекрасное лицо теперь имело несколько стыдливое выражение, когда она обратилась нему с вопросом: «Ты старший ученик Джа Зи? Минуту назад ты сказал, что у него было последнее желание, только не говори мне... не говори мне, что старик Джа уже...»

Ниан Бинг грустно кивнул головой и сказал: «Мой мастер недавно скончался. Юная леди, где старик Хуа Тьен?»

Девушка скептически посмотрела на Ниан Бинга и добавила: «По словам моего мастера, старший ученик Джа Зи выглядел, как жирная свинья, а ты вовсе не толстый! Кроме того, мой мастер сказал, что у старика Джа довольно крепкое здоровье, как он мог умереть?»

Мысль о смерти Джа Зи уже не так сильно угнетала Ниан Бинга, и он, не удержавшись сказал: «Судьба человека переменчива, как погода, кто может с уверенностью сказать, как долго ему осталось жить? Почему ты считаешь, что я тебя обманываю? Последний раз старик Хуа Тьен видел меня, когда мне было всего 11 лет, что уже семь лет назад. В то время я был толстым, но это не значит, что сейчас я остался таким же. Будь уверена, что тот толстый мальчишка, о котором ты говорила, это я.»

В глазах юной девушки появился холодный блеск. Она упорно продолжала стоять на своем: «Только если ты предъявишь что-то, что может подтвердить твою личность, тогда сможешь увидеть мастера.»

Ниан Бинг нетерпеливо сказал: «Помнится, когда я в последний раз был здесь, у Хуа Тьена не было подмастерья. Раз уж тебе нужно доказательство, то взгляните на это,» -  сказал Ниан Бинг и вытащил когда-то созданный стариком Хуа Тьеном нож Утренней Росы.

Когда молодая девушка увидела его, ее глаза загорелись. Она ухватилась за рукоять ножа, тщательно осматривая его и лаская проржавевшие ножны. Она почувствовала прохладу, исходящую от ножа и пробормотала: «Это верно, верно, это именно он, Утренняя Роса!» Её руки потянулась к рукояти ножа, куда был инкрустирован драгоценный камень. Она почувствовала ледяное дыхание волшебного камня в форме ромба. Она уже верила ему.

Ниан Бинг посмотрел на магический нож в руках юной леди и сказал: «Я называю его Вздох Богини Льда и Снега».

Молодая девушка взглянула на Ниан Бинга и сказала: «Очень красивое имя, только звучит оно несколько холодно. Почему ты назвал этот нож именно так?»

Ниан Бинг слегка улыбнулся и добавил: «Я не могу сказать тебе, считай, что это мой секрет. Прекрасная леди, теперь вы можете впустить меня, чтобы я наконец увидел старика Хуа Тьена?»

Молодая девушка кивнула головой, крепко держась за Утреннюю Росу, и повернулась, чтобы зайти внутрь, добавив: «Пойдём со мной.»

Ниан Бинг последовал за молодой леди во двор магазина металлической утвари. Он был пустынен, так же, как и в прошлый раз. Печь по-прежнему стояла в центре двора. Рядом с ней лежали другие вещи, видимо, для поддержания огня в печи.

Юная леди повела Ниан Бинга в сторону комнат. Дело было днём, поэтому Ниан Бинг ясно смог увидеть разрушенный облик двух комнат. Казалось, будто они могли рухнуть в любой момент. Юная леди подошла к двери комнаты и резко остановилась, повернув голову в сторону Ниан Бинга: «Пожалуйста, входите».

Она открыла дверь и жестом пригласила юношу войти.

Ниан Бинг посмотрел в прозрачные голубые глаза девушки. Не зная почему, она не вызывала недоверия или подозрительности. С большой надеждой он зашел внутрь.

«Ах!» - тревожно воскликнул юноша. Он едва вошел в комнату, как сразу же остановился. В помещении было только одно окно, солнечный свет падал на табличку, какая обычно бывала на могилах. Там четко было написано имя. Это была мемориальная доска, на которой было высечено «Мастер Хуа Тьен».

Резко развернувшись, Ниан Бинг шокировано посмотрел на юную леди и воскликнул: «Старик Хуа Тьен умер?!»

В глазах молодой девушки появились слезы, и она невнятно сказала: «Да, два года назад, мастер ушёл, покинув меня.»

Ниан Бинг закрыл глаза, печаль вновь окутала его сердце. Он снова посмотрел на мемориальную табличку, прошел вперед и выпрямил обе руки вдоль тела, уважительно поклонившись три раза.

«Мастер, я не ожидал, что первый день нашей встречи будет последним. Я надеюсь, что ваш дух на небесах обретет покой. Мой мастер тоже там. Возможно, когда вы увидите его, то сможете попросить его приготовить вам какие-нибудь деликатесы.»

Молодая девушка выпрямилась вслед за Ниан Бингом. Видя уважительное отношение к покойному Хуа Тьену, ее мнение о юноше немного улучшилось. Она подошла к нему и тихо сказала: «Хотя тело учителя уже упокоено, его дух по-прежнему здесь. Он навсегда останется в моем сердце. Я никогда не забуду те пять лет, что я обучалась у него. Некоторое время он даже позволял мне ухаживать за ним.»

Ниан Бинг глубоко вздохнул: «Люди умирают, это неизбежно. Никто не властен над своей судьбой. Это справедливо и для старика Хуа Тьена, и для моего мастера. Я не знаю, когда, но моё время тоже придёт».

Его откровенно взрослые суждения так разительно контрастировали с его юным возрастом. Глаза девушки слабо засияли: «Я до сих пор не знаю, как тебя зовут.»

Юноша отвлекся от глубоких мыслей: «Ах! Привет, меня зовут Ниан Бинг. Юная леди, а что насчёт тебя?»

Барышня повторяется в бормотание: «Ниан Бинг, Бинг Ниан. Это имя звучит довольно глубоко. Меня зовут Фень Ню».

Ниан Бинг похвалил: «Фень Ню, почти как феникс, оно действительно тебе очень подходит.  Когда я приехал сюда семь лет назад в первый раз, Мастер и Учитель Хуа Тьен смеялись и шутили друг над другом. Но теперь все совершенно изменилось, они уже ушли из жизни, оставив тебя и меня одних. Юноша и девушка, не живущие вместе, но стоящие в одной комнате, это весьма смущающая вещь. Поскольку Хуа Тьен больше не с нами, я отправлюсь дальше по своей дороге. Мисс Фень Ню, хотя судьба и свела нас вместе, разлука неизбежна. Может, мы когда-нибудь снова встретимся».

Фень Ню наблюдала, держа Утреннюю Росу в руке, как Ниан Бинг покидал комнату и вдруг закричала: «Подожди!»

Ниан Бинг обернулся назад и спросил: «Мисс Фень Ню, вам ещё что-то нужно?»

На лице Фень Ню появился слабый румянец. К счастью, освещение в комнате было тусклым, поэтому она понадеялась, что он не заметит её смущения: «Я, я просто хочу спросить, с какими вопросами ты пришёл на этот раз?»

Поскольку Фень Ню является ученицей Хуа Тьена, то, возможно, она могла помочь бы в его делах. Подумав об этом, он достал из-за пазухи нож Истинного Солнца, который был передан ему его мастером.»

Ты должна была слышать об этом ноже от старика Хуа Тьена, это был шедевр, созданный им».

Фень Ню не надо было присматриваться. Блеск ее глаз стал несколько ярче, чем, когда она увидела Утреннюю Росу: «Это Истинное Солнце? Это правда нож Истинного Солнца?»

Ниан Бинг слегка кивнул головой и сказал: «Да, это именно он. Джа Зи передал мне его самый любимый нож, прежде чем уйти в лучший мир. Я всегда ношу его с собой. Я пришел не только чтобы повидать старика, но и для того, чтобы он взглянул на клинок. Хотя этот нож весьма хорош, но между ним и Утренней Росой есть большая разница, и она заключается в том, что у этого ножа нет собственной души. Хотя рог Огненного дракона - очень редкая и ценная вещь, но в нем нет души, поэтому я и пришел к Хуа Тьену, чтобы он подарил ее этому клинку. После этого он сможет стать равным по силе Утренней Росе».

Глаза Фень Ню ярко засияли: «У тебя случайно нет под рукой волшебного камня огня, который не уступает камню в Утренней Росе?»

Ниан Бинг слегка улыбнулся, его рука нырнула в складки одежды на груди. Он вытащил из кармана камень Бога Огня. Магический камень испускал слабый красный свет, и, казалось, даже атмосфера в комнате немного изменилась.

 

Часть вторая.

Фень Ню вскрикнув, вздрогнула, когда Ниан Бинг взял камень Бога Огня в руки. Внезапно огненный шар вырвался из ее тела, её розовые волосы моментально стали ярко-красного цвета, и даже в голубых глазах появилась алая пелена, такая же яркая, как пламя. У Ниан Бинг не было выбора, он взялся за Утреннюю Росу, слегка обнажил лезвие, выдвинув его из ножен большим пальцем. Прозрачно-голубой свет, исходящий от клинка, защитил тело Ниан Бинга от обжигающего потока пламени.

Постепенно этот красный свет исчез, и облик Фень Ню снова стал прежним, а алая пелена спала с глаз.

«Хорошо, это огненный камень очень высокого ранга. Если бы его можно было соединить с ножом Истинного Солнца, это бы значительно его улучшило. Несмотря на то, что мастер уже умер, я готова попробовать соединить этот огненный камень с ножом Истинного Солнца.»

Видя кристально-чистый взгляд Фень Ню, Ниан Бинг почувствовал, как его сердце забилось чаще. Он хотел согласиться, не раздумывая. Однако, он заставил себя успокоиться. Свет пламени, появившийся ранее ясно дал ему понять, что на вид эта прекрасная девушка не так проста, как кажется. Он немного поколебался и сказал:

«Мисс Фень Ню, я хочу знать, как Хуа Тьен умер. Ты можешь мне об этом рассказать?»

Ниан Бинг бы никогда так просто не согласился отдать камень Бога Огня, оставленный ему отцом, незнакомке без каких-либо вопросов. Особенно, если это — милая девушка, которая очень неожиданно появилась и может сейчас просто дурачить его.

Когда-то отец Ниан Бинга из-за этого камня поссорился со своей семьёй, поэтому всё нужно было тщательно обдумать прежде, чем принимать какие-то решения.

Фень Ню мельком взглянула на Ниан Бинг: «В этом году мне исполнилось семнадцать лет. Я родилась в Империи Прозрачного Леса, мои родители были простолюдинами. Когда мне было пять, великая чума пришла в мой родной город, и забрала жизни моих родителей. У меня не было выбора, кроме как бродить по улицам, ведь я стала бездомной. Спустя пять лет, когда мне исполнилось десять, я пришла в город Льда и Снегп, где умоляла мастера взять меня в подмастерья. С его слов, я узнала, что с рождения обладаю силой Небесного Огня. Он взял меня, вложив все силы в мое дальнейшее обучение. Пять лет назад мастер почувствовал, что его время скоро придёт, и силы оставляют его. Однако, он не хотел покориться так просто судьбе. Два года назад мастер совершил невероятное, он сотворить единственный в своём роде меч с двумя лезвиями. Он растопил печь и бросился в неё, пожертвовав собой и своей душой ради этого клинка. Он хотел сотворить истинный шедевр - меч Богов. В конце концов, от его тела не осталось даже пепла, но Мастер по-прежнему жив, ведь его душа слилась воедино с этим мечом. Сам клинок был выкован мастером Десяти Небесных Огней. Вот причина, по которой я называю его мечом Небесного Пламени. Он состоит из того же материала, что и нож Истинного Солнца, сделанный из рога Огненного Дракона.

Пока Фень Ню рассказывала свою историю, она вернула Камень Бога Огня и Нож Истинного Солнца Ниан Бингу.

Не проронив ни слова, она зашла внутрь. Сердце Ниан Бинг дрогнуло. Пока она описывала, как Хуа Тиан пожертвовал собой, чтобы наделить меч особой силой, её глаза медленно наполнялись тоской, Юноша понимал, что все это не ложь. Он верил ей, хотя и ничем не мог помочь.

Через какое-то время Фень Ню вышла, держа в руках удивительной красоты меч с двумя лезвиями. Ножны были такого же бордового цвета, как и у Ножа Истинного Солнца. На верхней части были яркие узоры, похожий на пять крупных оттисков с изображением огненного дракона.

Он был настолько искусно выполнен, что выглядел, как живой. В его пасти сверкала безупречно-белая жемчужина, от которой исходил мягкий свет. Рукоятка меча была ребристой, в то время, а на обратной стороне был закреплён белый драгоценный камень. Подобные драгоценные камни были хорошо знакомы Ниан Бингу.

Этот был точно таким же, как у Небесного Цветка.

Фень Ню посмотрела на Ниан Бинг и сказала:

«Это последний шедевр Мастера - меч Небесного Пламени. Сам меч имеет общую длину в 1.1 метр, длинна лезвия 80 сантиметров, толщина 4 сантиметра, ширина 20 сантиметров, а рукоятка длиной двадцать три сантиметра.»

Так как лезвие меча было обнажено, звон клинка мягко разносился по всей комнате, подобно драконьему рыку.

Неожиданно на мече вспыхнул яркий свет, который молниеносно вырвался и слегка обжог запястье Фень Ню.

«Потрясающий меч» - выпалил Ниан Бинг, пристально глядя на алый цвет на конце лезвия. Он понимал, что по качеству этот меч ничуть не уступает Утренней Росе.

Фень Ню слабо улыбнулась, глядя на обнаженное лезвие:

«Да, это … потрясающий меч. Несмотря на то, что в нём нет волшебного камня, и он не обладает магической силой, подобно твоей Утренней Росе, однако душа Мастера находится в нём. Для настоящих мастеров боевых искусств этот меч, несомненно, одно из лучших ныне созданных орудий. Я думаю, что сейчас больше не осталось никаких сомнений относительно друг друга, так?»

Ниан Бинг слегка покраснел и ответил:

«Мисс Фень Ню, я действительно хочу верить тебе. Просто Камень Бога Огня— это единственное, что осталось у меня от отца. Поэтому у меня нет другого выбора, кроме как быть осторожным!»

Глаза Фень Ню мягко светились, и она сказала:

«Я не виню тебя и, уверяю тебя, всё понимаю. Что может сделать кузнеца более счастливым, чем собственноручно созданный меч Богов, не имеющего равного в мире, верно? Прошу тебя, позволь мне довести Истинное Солнце до совершенства! Эта работа не займёт много времени. Тем более, ты пока можешь взять моё Небесное Пламя, а когда я закончу, ты вернешься с ним и Камнем Бога Огня. Возможно, когда я буду инкрустировать камень мне понадобится твоя помощь.»

Ниан Бинг покачал головой и ответил:

«Нет. Это не нужно, Фень Ню. Я же могу так обращаться к тебе? Без формальностей. Я просто оставлю Нож Истинного Солнца тебе. Мне не нужно брать с собой твой меч Небесного Пламени, как будто это залог. Мой мастер и Хуа Тьен были хорошими друзьями. Я надеюсь, мы станем друзьями тоже. Я доверяю тебе.»

Говоря это, он развернулся, чтобы вытащить нож Истинного Солнца, чтобы отдать его Фень Ню.

Фень Ню выглядела немного растерянной. С щелчком она вернула Меч Небесного Пламени в ножны. Она взялась за рукоять Истинного Солнца, её тоненькие белые пальцы коснулись пальцев Ниан Бинг. Они оба одновременно отдернули руки. Поскольку ни один их них не имел осбого контакта с противоположным полом, они просто не смогла не смутиться. Фень Ню опустила голову и посмотрела на Нож Истинного Солнца.

«Почему ты поверил мне так быстро?»

Ниан Бинг улыбнулся и ответил:

«Потому что я доверяю своей интуиции»

На самом деле, его интуиция была лишь частью истинной причины. Он понял кое-что, и это было куда важнее.

Когда Фень Ню достала Небесное Пламя, её тело выпустило мощное Доу Тси, которое оказалась точно таким же сильным, как Доу Тси Хуа Тьена. Увидев это Доу Тси в небольшой комнате, он понял, что находится в невыгодной ситуации. Оно и понятно, как маг, он привык вести бой на длинной дистанции и не подпускать врагов к себе. Хотя даже если бы противник подошёл ближе, он, скорее всего, смог бы хотя бы быстро поставить какую-нибудь магическую защиту невысокого уровня. Однако, именно в этой ситуации Ниан Бинг бы не смог даже попросту сбежать.

Фень Ню не нападала на него и Ниан Бинг понял, если ты хочешь, чтобы люди доверились тебе, ты должен довериться им первым.

Фень Ню улыбнулась, она выглядела очень счастливой, когда Ниан Бинг полностью доверился ей.

«Спасибо! Мы ведь уже друзья, верно? Работа над мечом займёт как минимум месяц, поэтому возвращайся через месяц с камнем Бога Льда, если ты хочешь, чтобы именно я сделала новый Божественный меч. Даже если тебе нужно будет куда-то уехать, я все равно буду ждать тебя после того как закончу работать над клинком, ведь в течение двух лет я не собираюсь покидать это место.»

Ниан Бинг сказал:

«Я тоже останусь в городе Льда и Снега на какое-то время. Мы сможем увидеться через месяц. А сейчас, видимо, мне пора идти»

Фень Ню посмотрела на Ниан Бинг, и неожиданно сказала:

«Поешь прежде, чем уйдёшь. Мне кажется, ты голоден.»

Ниан Бинг пристально и недоуменно смотрел на неё какое-то время. Сердце снова тревожно забилось. Он быстро закивал и ответил:

«Да, действительно, я ещё не ел.»

Смерть Джа Зи он воспринял тяжело, и маялся от безутешного горя. И хотя он очень хорошо мог контролировать свои эмоции, он не мог в подобном настроении притронуться к пище. Теперь, когда Фень Ню заговорила о еде, он почувствовал, как заурчал пустой желудок. Да, он действительно проголодался:

«Мисс Фень Ню, я приму твое предложение и останусь на обед. Но готовить буду я, тем самым хотел выразить тебе благодарность.»

Глаза Фень Ню засияли ярче:

«Всё в порядке! Как я могла забыть, что ты — ученик Демонического Шеф-повара? Пища, которую ты готовишь, должно быть, невероятно вкусная! Кажется, у меня наконец появится возможность попробовать нечто особенное. Только погоди минутку, почему же ты просто не зовёшь меня по имени? Не нужно добавлять «мисс» или другую подобную ерунду.»

Она была в приподнятом настроении. От её ледяного спокойствия не осталось и следа. Вместо этого, Фень Ню вела себя, как дитя.

Когда Ниан Бинг последовал за Фень Ню на кухню магазина оружейных изделий, он горько улыбнулся. Поговаривали, что даже самая искусная домохозяйка не может готовить без риса. Тоже самое касается и хорошего шеф-повара. Без необходимых ингредиентов даже великий мастер не сможет ничего сделать.

Небольшая кухня занимала площадь не более четырех-пяти квадратных метров. Не стоит и говорить, что здесь не было ни свежих овощей, ни мяса. Из приправ была только соль, а из съестного – рис. Похоже, больше не было ничего съедобного.

 

Часть третья.

«Фень Ню, что ты обычно кушаешь? Почему здесь только рис?»- неуверенно спросил Ниан Бинг.

Смутившись, она опустила голову и сказала: «Я каждый день ем только кашу! Когда учитель еще был жив, он говорил, что самый полезный для пищеварения продукт – каша. Иногда мы покупали немного овощей и добавляли их туда. Учитель, говорил, что этого достаточно для нормального питания. Вчера я съела все овощи что были, поэтому надо пойти в магазин. Тебе что-нибудь взять?»

«Только кашу? - застыв, спросил Ниан Бинг. - Ваша жизнь и правда очень обыденна. Не нужно ничего покупать, пойдем лучше пройдемся», - выдавив улыбку, сказал он.

Вдвоем они снова дошли до внутреннего дворика. Фень Ню посмотрела на Ниан Бинга и с сожалением произнесла: »Я хотела, чтобы ты остался на обед, но забыла, что дома совсем ничего нет.»

Ниан Бинг, улыбаясь, покачал головой, в его сердце появилось необъяснимое чувство жалости. «Не переживай, я знаю другой способ. Если я даже с этим справиться не могу, тогда я и вовсе не гожусь в повара».

Пока они разговаривали, его взгляд рассеянно блуждал по небу. Вскоре, на верхушке стены он обнаружил свою цель. В глазах Ниан Бинга сверкнул синий огонек, и он, направив руки в сторону стены, в ту же минуту сбил двух птиц, что мило ворковали там. Они замертво упали прямо на землю.    Фень Ню шокировано посмотрела на него: «У тебя и боевые навыки есть? Зачем ты убил этих несчастных голубей?»

«Не знаю, это была обычная магия льда начального уровня. Миллионы людей умирают каждый день, два голубя это ничто, по сравнению с этим. Фень Ню, пойми, в глазах повара все съестное - это продукт, а у тебя ничего не было, вот я и решил эту проблему.»

Фень Ню бросила на него недовольный взгляд: «Не думала, что ты настолько жесток».

«Жесток?» - улыбаясь, спросил Ниан Бинг. - «Хорошо, тогда не ешь, то что я приготовлю», - сказал он, направляясь к стене. Спустя восемь лет тренировок, сила Ниан Бинг достигла невероятного уровня, направленный на голубей лед, моментально убил их, не причинив им никаких страданий.

Держа двух голубей, он подошел к Фень Ню: «Голубиное мясо очень питательное и помогает сохранять физическую форму. Если ты думаешь, что это жестоко, тогда не смотри, как я буду готовить», - сказал он.

«Нет, я хочу посмотреть», - Фень Ню упрямо последовала за ним на кухню.

Ниан Бинг достал миску, налил воды, и, вернувшись в комнату, быстро общипал голубей и выпотрошил их и вымыл мясо.

Увидев кровь и внутренности, Фень Ню нахмурилась. Она с трудом заставляла себя смотреть дальше, Ниан Бинг в это время лишь улыбался. Резким движением руки, он достал свой клинок Утренней росы. С помощью магии он легко заморозил внутренности и кровь в миске. Перевернувшись, миска с громким стуком упала на пол и в ней был лишь кусок льда. Ниан Бинг взяв мясо, негромко начал произносить заклинание: «Обжигающее пламя, разразись и обрушь всю свою мощь на землю и небеса, техника Взрывающегося Пламени!»

Сгущающийся огненный шар образовался перед ним, в глазах Ниан Бинга заиграли огни. Увеличившись до 5 дюймов, шар с грохотом исчез, не оставив за собой ничего, кроме горячей струи пара. Шокированная Фень Ню уставилась на него: «Ты, ты владеешь сразу двумя магическими элементами? Лед и пламя, как это возможно?”

«В этом мире нет ничего невозможного. Нужно лишь захотеть, и все получится. Когда мы готовили вместе с учителем, то часто использовали такой метод, чтобы избавиться от мусора. Смотри, на полу и следа не осталось. Лед и пламя могут превратиться в пар. Перед тем, как заморозить кровь, я полностью смешал внутренности голубя со льдом, и под действием Взрывающегося Пламени все исчезло.  Заклинание Взрывающегося Пламени относится к заклинаниям третьего уровня. Нужно быть магом средней руки, чтобы полностью раскрыть его силу».

Взяв голубя за ножку, он резким движением оторвал ее. Из-за такой жестокости у Фень Ню совсем испортилось впечатление о Ниан Бинге. Прислонившись к двери, она наблюдала за ним, думая, что же в конце концов он собирается сделать. И вдруг она заметила, что ножка голубя, которую Ниан Бинг держал в левой руке, словно изменилась. Он стоял там и был спокоен, как скала, полностью сосредоточив свой взгляд на голубе. За чем же он наблюдает? Он пошевелился, но Фень Ню увидела лишь легкое, невероятной красоты бледно-синеватое сияние, плавно пробирающееся наружу. Левая же рука была словно тень, и непрерывно вращалась, а горка из мелких одинаковых кусков мяса все увеличивалась. Несмотря на то, что ножа видно не было, Фень Ню вдруг обнаружила, что посреди синего сияния от ножки голубя, которая находился в руках Ниан Бинга, осталась лишь кость. Не успев и глазом моргнуть, как Ниан Бинг уже взялся за другую ножку. Сияние все так же исходило от его рук. К тому времени, как на доске оказалось две ножки, рядом небольшой горкой уже лежало мелко нарезанное мясо. Он достал белый платок, протер свой нож и положил его обратно в ножны. На клинке Утренней росы не осталось и пылинки.

Довольный собой, он подошел к печке, с помощью огня, возникшего в его левой руке, он зажег пламя. Кастрюля начала накаляться.  Добавив воды, Ниан Бинг кинул две косточки в кастрюлю, и, улыбнувшись, сказал: «Только по-настоящему горячая еда, считается благоприятной для пищеварения».

Фень Ню застыла с открытым ртом: «Ты правда никогда не изучал боевые искусства? Ты очень быстро орудуешь ножом», - пробормотала она. Фень Ню понимала, хотя она и владела боевыми навыками, ее движения не были столь быстрыми.

Улыбаясь, он ответил: «Этот нож режет только овощи и мясо, это самый обыкновенный нож, не такой, как у тебя. Этому искусству ты училась у учителя Хуа Тьена. Я хотел бы изучать боевое искусство, может, смогу  у тебя чему-нибудь научиться. Так как у тебя есть только соль, я не буду тушить мясо, а просто его пожарю.”- доставая из кармана небольшой сверток, сказал он. Ниан Бинг разложил его на доске, и в нем оказалось много разных вещей. Самой большой был маленький нож, а самой маленькой была длинная игла. Всего их было около десяти видов, и большинство из них - иглы.

«Для чего тебе все это?Вещи совсем как у врача. Ты еще и лечить можешь?», - с любопытством спросила Фень Ню.

«Иглы не для лечения, а для готовки», - засмеявшись, ответил он. Насыпав риса в миску, он промыл его водой и поставил рядом с собой. Затем Ниан Бинг взял горстку риса, а другой рукой достал вторую по толщине иглу и проткнул себе палец. Накалившаяся до красна игла проткнула ту горсть неочищенного риса, как только Ниан Бинг взмахнул запястьем. В то же время в тонко нарезанном мясе образовалось отверстие от прокола. Рис и мясо были соединены, словно шелковыми нитями. Движения Ниан Бинга становились быстрее, зернышки риса одно за одним следуя за иглой, непрерывно нанизывались друг на друга, а затем и на мясо, превращаясь в одну искусно сделанную связку. Процесс, который наблюдала Фень Ню становился все удивительнее, и был больше похож на творение искусства, чем на обычное приготовление пищи.

Запутанные действия Ниан Бинг становились все яснее. Движение гибких рук не замедлялось, юноша не пропускал ни единой детали. Несмотря на то, что его движения были быстрыми, времени прошло довольно много. Глядя на ровные ряды смешанного вместе риса и мяса, Ниан Бинг улыбнулся, полдела было сделано благодаря магии. Не будь у него этих игл, он бы ни за что не смог так равномерно, их нанизать. Рисовые зерна, похожие на жемчужную подвеску лежали на доске. Развернувшись, он открыл крышку кастрюли, в которой варились кости, достал ложку и аккуратно вытащил их. Посмотрев на бульон, он пробормотал что-то непонятное. Яркий синий свет направленный на лежащий на доске рис, заморозил его. Ниан Бинг достал клинок Утренней Росы и, махнув им, равномерно обсыпал солью кусок льда. Затем он отправил его в кастрюлю и закрыл крышку. Вернув клинок в ножны, Ниан Бинг повернулся к неподвижной Фень Ню: «Вот и все. Осталось немного отварить их и все готово. Должно получиться вкусно, хотя пришлось немного повозиться, да и ждать тебя заставил».

Странно посмотрев на него, Фень Ню сказала: «Это, это ты так готовишь? Если бы кто-то другой так делал, ему бы и дня не хватило, чтобы закончить».

Ниан Бинг засмеялся: «Дня? Если бы прошел целый день, голубя бы уже нельзя было есть. Нет смысла готовить ради красоты, для начала попробуй, потом и поговорим».

Вдвоем они вышли из кухни. То удивление, что Фень Ню испытала при виде силы Ниан Бинга, скоро исчезло. Они принесли два деревянных стула и сели прямо посреди двора. Ниан Бинг выглядел усталым, щурясь, он смотрел на старое дерево, что было снаружи. Смешивание риса и мяса требовало полной концентрации. Он и сам не понимал, зачем ради Фень Ню взялся готовить такое блюдо. Его приготовление отнимало столько же сил, как и контроль магии. Приготовление на первый взгляд простых блюд гораздо лучше демонстрирует реальные навыки повара.