Глава 4600. Пространство Родословной

Как Чу Фэн, так и Инь Тяньчоу были полны решимости одержать победу в этой битве, потому что они знали о том, что единственной судьбой, которая ожидала проигравшего, была смерть!

Несмотря на то, что они воспользовались сокровищами, которые увеличили их мощь их духовной силы, они по-прежнему были близки друг другу с точки зрения силы. Они больше не сдерживались, однако битва всё равно оставалась такой же напряжённой, как и раньше.

Время медленно шло, и вскоре они двое сражались друг с другом уже почти целый день. Если к тому времени они до сих пор не смогут определить победителя, тогда их битва наверняка закончится ничьей.

В конечном итоге, они будут телепортированы из Инкубационного Леса из-за активации формации.

Сложившаяся ситуация заставила Чу Фэна немного забеспокоиться. Он вошёл в этот лес для того, чтобы найти для Сун Юнь Жемчужину Божественного Омоложения, и если всё так и продолжится, тогда эта возможность выскользнет у него из рук.

Однако Инь Тяньчоу был действительно могущественным.

До сих пор никто не оказывал на Чу Фэна настолько сильного давления, когда он сражался против других мировых спиритистов той же возрастной группы, как Инь Тяньчоу. Победить Инь Тяньчоу определённо было бы непросто.

*Свист!*

В то время как Чу Фэн всё ещё задавался вопросом о том, как он должен был победить Инь Тяньчоу, тот внезапно сделал нечто шокирующее. Он подбросил серебряную чашу, которую он держал в своей руке, в небо.

Как только серебряная чаша вылетела у него из руки, она сразу же увеличилась в размере, так что её диаметр превысил десять тысяч метров и она покрыла Чу Фэна и Инь Тяньчоу.

− Это чувство… Что-то здесь не так!

Когда небо над ним было покрыто серебряной чашей, Чу Фэн сразу понял, что ситуация сильно осложнилась. Серебряная чаша обладала какой-то силой, из-за которой Чу Фэн чувствовал себя немного подавленным.

Чу Фэн немедленно попытался сбежать, однако обнаружил, что он не может выбраться из области, покрытой чашей. Появился невидимый, но прочный барьер, который Чу Фэн не мог разрушить.

− Похоже, ты всё осознали, но теперь это бессмысленно. Если ты не сможешь проявить силу даже большую, чем моя, тогда ты не сможешь сбежать отсюда, − сказал Инь Тяньчоу.

− У тебя недостаточно сил, чтобы победить меня, и поэтому ты решил воспользоваться сокровищем. И это всё, на что ты способен, Инь Тяньчоу? − Чу холодно усмехнулся Фэн, насмехаясь над Инь Тяньчоу.

− Ты не прав. Я действительно воспользовался силой серебряной чаши, однако я собираюсь победить тебя своими собственными силами. Я признаю тот факт, что ты способный человек, но если ты думаешь, что достоин быть моим противником, то ты сильно ошибаешься.

− Прямо здесь и сейчас я покажу тебе пропасть, которая существует между нами!

*Бум!*

Столб пламени вырвался из тела Инь Тяньчоу и устремился в небо.

Это пламя было немного особенным, оно состояло из белого, серого и синего видов пламени, слившихся воедино. Они сформировали существо, напоминающее дракона, и это подражание не ограничивалось только его формой. Оно выглядело почти так, как если бы это пламя жило своей собственной жизнью, что это было законченное существо.

Это было действительно красивое зрелище, но в то же время оно вызывало чувство почтения у смотрящих на существо людей.

Это не была ни боевая мощь, ни духовная сила. Это была сила родословной.

Появление силы родословной Инь Тяньчоу оказало на Чу Фэна огромное давление.

«Как он это сделал? Он не только смог призвать свою силу родословной в телесной форме, но и его сила родословной способна оказывать на меня настолько огромное давление, несмотря на то, что она не содержит ни малейшей частицы духовной силы?»

«Это эффект его сокровища?»

Чу Фэн поднял голову, чтобы посмотреть на серебряную чашу, покрывавшую небо над его головой.

Чу Фэн чувствовал, что во всей этой ситуации было нечто неправильное. Скорее всего, это произошло из-за влияния серебряной чаши.

− Ты впервые с момента рождения сталкиваешься с такой силой? Тогда позволь же мне рассказать тебе, что это такое! Это родословная мирового спиритиста, подобная Небесным Родословным или Божественным Силам практиков.

− Тем не менее родословной мирового спиритиста могут обладать только мировые спиритисты, и они являются гораздо более редкими, чем Божественные Силы. Только гении, возлюбленные небесами, могут обладать такой великой силой. И то, что ты видишь перед собой в данный момент, является именно тем, что тебе сейчас нужно!

− Теперь-то ты наконец понял, против кого ты осмелился выступить? Я, Инь Тяньчоу, обладаю самой могущественной родословной мирового спиритиста из всех мировых спиритистов Галактики Девяти Душ!

Возможно, это произошло потому, что Инь Тяньчоу хотел похвастаться своей силой, однако Инь Тяньчоу не стал сразу же нападать на Чу Фэна. Вместо этого он начал радостно объяснять свои способности.

− Родословные мировых спиритистов играют лишь вспомогательную роль в качестве поддержки мировых спиритистов. Несмотря на то, что они могут увеличивать мощь духовной силы и даже защитить своего хозяина, их нельзя напрямую использовать во время битвы. Тем не менее твоя родословная мирового спиритиста может оказывать гораздо большее давление, чем твоя духовная сила. Другими словами, сила твоей родословной мирового спиритиста намного превосходит твою нынешнюю силу.

− Почему это произошло? Всё дело в твоём сокровище? − спросил Чу Фэн у Инь Тяньчоу.

Даже без ненужных объяснений Инь Тяньчоу, Чу Фэн был в состоянии увидеть своими собственными глазами, что пламя было родословной мирового спиритиста Инь Тяньчоу. Вместо этого ему было более любопытно узнать о том, почему родословная мирового спиритиста Инь Тяньчоу смогла оказать на него настолько огромное давление.

− Ты прав. Моё сокровище обладает довольно выдающимся происхождением. Оно известно как Пространство Родословной. Укрепление моей духовной силы является всего лишь вспомогательным эффектом. Истинная сила этого сокровища заключается в его способности открыть Пространство Родословной.

− Если только твоя сила не превосходит мою собственную, в этом пространстве твоя духовная сила будет обречена на провал. Здесь ты сможешь сражаться только используя силу своей родословной мирового спиритиста. Короче говоря, в этом пространстве сила человека определяется исключительно силой его родословной мирового спиритиста! − объяснил Инь Тяньчоу.

− Понятно. Неудивительно, почему я так взволнован.

− Что ты сказал? Взволнован? Разве ты не ощущаешь давления, которое я на тебя оказываю? Разве ты не боишься давления, оказываемого моей родословной мирового спиритиста?

Взгляд Инь Тяньчоу постепенно становился мрачным. Он начал понимать, что что-то было не так.

− Я действительно чувствую давление, оказываемое твоей родословной мирового спиритиста. Но по сравнению с давлением твоей родословной мирового спиритиста, вещью, которую я ощущаю ещё более ясно, является пульсация моей собственной родословной. Я чувствую, что она вот-вот вырвется из моего тела!

− Инь Тяньчоу, я могу сказать тебе, что никогда в своей жизни я не чувствовал себя настолько взволнованным. Мне очень тяжело сдерживать их!

В этот момент для Инь Тяньчоу улыбка на лице Чу Фэна казалась таинственной и, возможно, даже зловещей.