Глава 4601. Сильнейшая родословная

− Их? Кого ты имеешь в виду?

Инь Тяньчоу нахмурился, подсознательно отступив на шаг. Он ожидал, что Чу Фэн впадёт в отчаяние после того, как окажется в Пространстве Родословной, и то, как Чу Фэн вёл себя не так, как он ожидал, начало подрывать его уверенность.

− Скоро узнаешь.

Сразу после этих слов звук, который казался даже более оглушительным, чем раскат грома, эхом распространился от тела Чу Фэна.

*Бум!*

После этого пламя начало выходить из тела Чу Фэна, как если бы началось извержение вулкана. Это пламя поднялось высоко ввысь, достигнув неба. Будь то масштаб или мощь, все эти характеристики пламени Чу Фэна были намного сильнее, чем у Инь Тяньчоу!

Кроме того, его пламя обладало пятью цветами: белым, серым, синим, пурпурным и золотым!

Эти пять разноцветных потоков пламени были похожи на пять свирепых зверей, и от них можно было смутно услышать рычание и рёв. Они были не очень различимы на слух, однако, вне всяких сомнений, это было качеством, которым не обладало пламя, вызванное силой родословной Инь Тяньчоу.

Если количество цветов пламени, проявленное родословной мирового спиритиста, служило оценкой мощи родословной, тогда, вне всяких сомнений, родословная Чу Фэна была в несколько раз более могущественной, чем родословная Инь Тяньчоу.

− Чёрт!

Когда Инь Тяньчоу увидел пламя, вырвавшееся из тела Чу Фэна, его лицо начало багроветь.

Как только Инь Тяньчоу выругался, из его тела внезапно начал сиять белый свет.

Это длилось всего мгновение, но к тому моменту, когда белый свет исчез, Инь Тяньчоу уже не было на месте.

− Он сбежал? У него действительно есть такие способности?

Чу Фэн раздражённо цыкнул, однако, вне всяких сомнений, Инь Тяньчоу удалось сбежать. Как оказалось, у Инь Тяньчоу были подготовлены и другие козыри на тот случай, если он проиграет в битве.

«Это родословная, доставшаяся мне от моей матери?» − подумал Чу Фэн, начав изучать свою родословную мирового спиритиста.

Чу Фэн много раз использовал свою родословную мирового спиритиста, будь то для защиты от ядовитых вещей, контроля формаций или даже увеличения своей боевой силы. Также благодаря её силе Чу Фэн мог сражаться против Инь Тяньчоу, несмотря на то, что он только овладел Ощущением Трансформации Дракона второго ранга.

Однако, благодаря силам Пространству Родословной, Чу Фэн смог впервые увидеть её физическое проявление.

Его родословная мирового спиритиста была настолько же могущественной, как и его Небесная Родословная, но в то же время она была чрезвычайно красивой. Пламя выглядело таким же ярким, как северное сияние, но было гораздо более впечатляющим, потому что она обладала пятью различными цветами. Сияние, исходящее от пяти разноцветных потоков пламени, было настолько великолепным, что поражало до глубины сердца.

Чу Фэн не мог не почувствовать себя тронутым. И ведь эта величественная сила находилась внутри него.

*Вэн!*

Внезапно серебряная чаша над головой Чу Фэна начала сжиматься. В то же время родословная мирового спиритиста, которую высвободил Чу Фэн, вернулась обратно в его тело.

Вскоре серебряная чаша вернулась к своему первоначальному размеру, а окружение вернулось к своей первоначальной форме.

− Это действительно могущественное сокровище. Как жаль, что у него уже есть хозяин.

Чу Фэн схватил серебряную чашу, желая тщательно прочувствовать её силу. К своему глубочайшему разочарованию, серебряная чаша отвергла его попытку исследовать её. Несмотря на то, что она находилась в руке Чу Фэна, она всё равно не была под его контролем.

У чаши уже был хозяин, и этим человеком, скорее всего, был Инь Тяньчоу. Для Чу Фэна было бы непросто разорвать контракт между ними двумя.

− Пространство Родословной, да? Какое это полезное сокровище.

Хотя Чу Фэн не мог контролировать серебряную чашу, он всё равно считал это сокровище очень ценным. Если бы Чу Фэн смог завладеть таким сокровищем, тогда, если настанет день, когда ему придётся иметь дело с проблемными мировыми спиритистами, такими как Инь Тяньчоу, тогда эта чаша стала бы мощным козырем, на который он мог бы положиться.

В конце концов, она была ключом к тому, почему ему сегодня удалось заставить Инь Тяньчоу сбежать.

Ему, наверное, следует поблагодарить за это Инь Тяньчоу. Чу Фэн всё ещё задавался вопросом о том, как он должен был победить Инь Тяньчоу, но кто мог подумать, что тот в конечном итоге сам подложит себе такую свинью?

Судя по разнице в проявленных ими родословных мирового родословной, если бы Инь Тяньчоу не сбежал, воспользовавшись своими особыми методами, тогда он определённо умер бы по вине собственного сокровища.

− Я, Чжао Минъюэ, благодарю благотворителя за спасение своей жизни!

Внезапно позади Чу Фэна раздался голос. Женщина, которую Чу Фэн спас из лап Инь Тяньчоу, преклонила колени позади Чу Фэна.

Она надела одежду, которую ей дал Чу Фэн, и состояние её травм значительно улучшилось после приёма лекарственной пилюли. Цвет её лица всё ещё был довольно ужасным, однако большинство её ран, по крайней мере, уже исчезло.

Чжао Минъюэ была действительно красавицей. Она не была красавицей высшего уровня, но всё же обладала очаровательной внешностью.

Кто бы мог подумать, что человек вроде неё на самом деле угодит в лапы животного наподобие Инь Тяньчоу…

Чу Фэн не мог не пожалеть её, но эти чувства задержались в его сердце всего лишь на мгновение. В мире боевого развития подобные вещи происходили просто слишком часто, поэтому было почти бессмысленно размышлять о них слишком долго.

Если только Чу Фэн не станет правителем всего мира боевого развитие, он не сможет ничего с этим поделать.

− Не нужно подобных церемоний. Ты должна найти место, чтобы спрятаться, больше не продолжай участвовать в испытании, − сказал Чу Фэн.

Чу Фэн чувствовал, что этой женщине следовало как можно скорее покинуть это место, чтобы не подвергать себя ещё большей опасности.

− Благодетель, пожалуйста, подожди минутку. Могу ли я узнать твоё имя? − спросила Чжао Минъюэ.

− Я помог тебе просто из прихоти. Тебе не нужно думать об этом слишком много.

Чу Фэн собирался немедленно уйти, однако прежде, чем Чу Фэн смог сделать хотя бы шаг, женщина прыгнула вперёд и крепко схватила его за ногу.

− Благодетель, возможно, ты помог мне просто из прихоти, но таким образом ты спас мне жизнь. Я знаю о том, что, возможно, никогда не смогу отплатить тебе за твою доброту, но самое меньшее, что мне нужно сделать, так это узнать имя своего благодетеля!

− Пожалуйста, я умоляю тебя!

Глаза женщины покраснели, когда она заговорила, и казалось, что она скоро расплачется.

− Хорошо, хорошо! Меня зовут Чу Фэн. Мисс, ты должна отпустить меня. Если ты продолжишь держаться за меня, я буду исключен из этого испытания. Тогда ты ответишь неблагодарностью на мою доброту, − беспомощно ответил Чу Фэн.

− Ах! Пожалуйста, прости меня, благодетель. Я поступила нехорошо! − воскликнула Чжао Минъюэ в шоке, после чего поспешно отпустила Чу Фэна.

Чу Фэн быстро покинул это место в тревоге. Он не боялся мести Инь Тяньчоу, однако он беспокоился о том, что не сможет вовремя заполучить все пять ключей и встретиться с Сун Юнь.

Прошло более полудня, и к настоящему времени большая часть формаций, скорее всего, была уже разрушена. Количество ключей, которые Чу Фэн мог получить, уменьшалось с каждым потраченным им мгновением.

Но внезапно лицо Чу Фэна засияло от восторга. Он не нашел никаких формаций с ключами, однако он нашёл большую группу мировых спиритистов, собравшихся в одном месте.

Он узнал некоторых из этих мировых спиритистов. Это до того, как Чу Фэн вошёл в Инкубационный лес, они издевались над ним.

И что было ещё более важным, так это то, что у некоторых из них на поясе висели ключи пяти элементов.

Эти люди решили объединиться и путешествовать вместе. Интересно, что у них всех было общее дело, в котором они, казалось, были очень заинтересованы, а именно подавление Чу Фэна.

− Небеса и правда благоволят мне!

Беспокойное выражение лица Чу Фэна исчезло, сменившись радостной улыбкой.