Глава 401. Вопль во мраке

В огромном зале было, по меньшей мере, сто культиваторов разных уровней, которые были частью разных сил.

Когда раздался крик «прочь», зал стал настолько тихим, что можно было услышать, как на пол падает булавка.

Взгляды присутствующих упали на палец юноши из Горы Небесного Меча и перешли на Цинь Ле, который находился в углу зала.

Между Цинь Ле и юношей стояли тридцать культиваторов, которые тут же отошли с дороги.

Пространство между Цинь Ле и юношей опустело, и они увидели друг друга.

Цинь Ле вдруг ощутил, как на него давят тяжелые взгляды. Он сразу понял, что вызвал гнев юноши.

Чан Хэ из Торговой Группы Морской Луны нахмурил брови и очень тихо произнес:

— Уходите сейчас же. Я продам вам Молот Астрального Грома за тысячу камней Земного класса.

— Мы уходим. Не очень хорошо… создавать проблемы, — тихо сказала Сюн Тин Юй.

Она знала Цинь Ле лучше остальных.

Она знала, что нынешний Цинь Ле отличается от прежнего Цинь Ле.

Прежде у Цинь Ле был мягкий характер, он был добр с людьми. Он не стал бы беспокоить тех, кто не оскорбляет его. Он редко создавал проблемы, а клыки показывал лишь тогда, когда его к этому вынуждали.

Но он слился с прежней личностью, и в Цинь Ле зародилось безумие. По его венам текла кровь берсерка.

Нынешний Цинь Ле мог создавать проблемы и оскорблять людей, даже если они его не оскорбляли. Ему собирались бросить вызов люди из Горы Небесного Меча. Фитиль сокращался, а порох уже готовился взорваться.

Би Ю из Секты Небесного Артефакта отправил на поиски Цинь Ле своих людей. Если сейчас Цинь Ле начнет сражаться, возможно, Би Ю выйдет на след, и его разоблачат.

Сюн Тин Юй запаниковала.

— Пошли, — под пристальными взглядами толпы Сюн Тин Юй, схватив Цинь Ле за руку, потащила его из зала.

— Подожди! — нахмурился Цинь Ле. Он словно врос в землю и даже не изменился в лице.

Повернувшись, он посмотрел на красивого культиватора из Горы Небесного Меча.

— Ты со мной говоришь? — прищурился Цинь Ле. Лицо его сохраняло безразличие.

— Я велел тебе уйти! Разве ты не слышал? — Ли Жун продолжал указывать на него пальцем. Он стоял, выпрямив спину, а худое тело напоминало меч, обтянутый кожей.

Еще никто на Острове Морской Луны не смел так с Ли Жуном разговаривать. С ним были вежливы даже старейшины сил Меди, которые были сильнее него, что уж говорить о равных.

Он привык, что возвышается надо всем, что превосходит всех. Поэтому отношением Цинь Ле остался крайне недоволен. Его выражение лица стало еще холоднее.

— Хватит устраивать беспорядок. Пошли, не стоит с ним драться, — мягко произнесла Сюн Тин Юй.

Игнорируя ее, Цинь Ле неподвижно стоял на месте, словно валун. Мрачно взглянув на Ли Жуна, он ослепительно улыбнулся и сказал:

— А если я не хочу уходить?

— Тогда я буду бить тебя, пока ты не захочешь! — крикнул Лин Жун.

Неожиданно из его Кольца Пространства выскочил длинный фиолетовый меч. Ли Жун, как и все бойцы Горы Небесного Меча, сражался на мечах. Он сжал рукоять длинного меча, и от него хлынула война сильного тепла.

Ли Жун указал на Цинь Ле длинным фиолетовым мечом.

По лезвию потекло фиолетовое пламя, которое быстро скопилось на острие. Сотни язычков огня вмиг слились вместе, образовав пятно огня.

Культиваторы осторожно отошли от Ли Жуна и Цинь Ле.

Десятки культиваторов Отраженного Мира ощутили жгучую силу, которой было достаточно, чтобы сжечь их плоть. Лица у них перекосились, и они поспешно покинули зал.

— Э-это…

Чан Хэ покрылся потом. Не смея останавливать Ли Жуна, он лишь цедил сквозь зубы, обращаясь к Цинь Ле:

— Друг! Я продам тебе Молот за восемьсот камней. Клади духовные камни, бери Молот и уходи! Умоляю!

— Ты должен умолять уйти не меня, — хихикнул Цинь Ле, — а его.

Он посмотрел на Ли Жуна.

— Я… — лицо Чан Хэ заметно покраснело.

— Уходи! — крикнул Ли Жун.

Ли Жун медленно собирал пятна огня, надеясь, что Цинь Ле образумится и сам покинет зал.

Ли Жун не ожидал, что пока он будет готовиться к убийственному удару, Цинь Ле останется спокойным и даже засмеется.

Это вызвало у него гнев.

Огненный бур, состоящий из сотен огненных пятен, вырос до шести метров. С воем он оторвался от острия меча.

К груди Цинь Ле неслись сотни лучей фиолетового огня.

Чан Хэ завопил.

Сюн Тин Юй слегка нахмурилась. Увидев сияющий бур, она тоже вышла из себя. Она поняла, что люди Горы Небесного Меча зашли слишком далеко.

— Дай ему восемьсот камней!

Приготовившись атаковать, она услышала громкий смех. В следующий миг она поняла, что Цинь Ле вырвал руку из ее хватки и, выхватив из витрины Молот Астрального Грома, собрался напасть на Ли Жуна.

Из груди Цинь Ле донесся глухой взрыв. В Молот, словно змеи в море, скользнули многочисленные молнии.

Цинь Ле взмахнул Молотом!

Молот, который до этого был размером с руку, неожиданно стал в три раза больше – даже толще самого Цинь Ле.

В Молоте виднелась синяя астральная молния. Свирепо взревев, Молот разрушил огненный бур.

Во все стороны брызнули сотни пылающих искр. Они были похожи на искры, которые летят по кузнице, когда огромный Молот падает на раскаленный металл.

Безмолвный зал наполнился проклятиями. Культиваторы, равнодушно наблюдающие со стороны, с криком попятились. Создавая из духовной силы световые щиты, они надеялись, что пламя их не заденет.

Молот врезался в пол из черного камня.

Черный камень сразу же раскололся на куски. Осколки взлетели в воздух, словно черные холодные звезды, и устремились к Ли Жуну.

У Ли Жуна сузились зрачки.

— Огненный Танец Меча!

Фиолетовый меч ударил по воздуху. Потоками света полились алые лучи меча.

Казалось, что Ли Жун превратился в бессмертную богиню, которая летела в небе, окруженная радугами. Движения его были элегантными, он источал странную ауру. Сотни алых лучей образовали вихрь из лезвий.

Вихрь обрушился на пол перед Ли Жуном, осколки черного камня раскрошились в пыль, которая повисла в воздухе.

Ли Жун холодно фыркнул. Окруженный вихрем лезвий, он, словно острый меч, кинулся к Цинь Ле.

Черные каменные плиты, что встречались у него на пути, превратились в пыль.

Зрители, поняв, что Ли Жун действительно разозлился, выходили на улицу и сыпали про себя проклятиями.

У четырех дверей толпились люди, которые не видели сражения, но поток культиваторов выносил их на улицу.

— Если я хочу, чтобы ты ушел, ты должен уйти! — сердито крикнул Ли Жун. Алые лучи вырвались из его тела и превратились в водопад, который рухнул на Цинь Ле.

По залу разнесся грохот, от которого чуть не полопались барабанные перепонки.

В глазах Цинь Ле едва заметно мелькнул алый свет.

Он призвал энергию крови!

В этот миг густая дьявольская энергия крови, вырвавшаяся из его костей, сухожилий, плоти и крови, слилась с энергией молнии.

Синяя астральная молния, видневшаяся в Молоте Астрального Грома, приобрела кровавый оттенок. Вместе с вибрациями из Молота вырвались крошечные искры ослепительного света.

Астральная молния столкнулась с лучами меча.

Между Цинь Ле и Ли Жуном вспыхнул ослепительный шар взрыва. Астральная молния и лучи меча взрывались и взрывались.

Лампы, висящие под потолком, рассыпались на осколки, а ярко освещенный зал вдруг охватил мрак.

Все услышали, как мрак прорезал вопль Ли Жуна.