Глава 402. Сбегай, как бандит

Астральная молния и лучи меча разбили лампы, что висели под потолком, у всех над головой. Изначально освещенный зал неожиданно лишился света.

Свет исходил лишь из четырех открытых дверей.

Ли Жун завопил.

— Что произошло? — донесся голос со второго этажа, и на лестнице появились четыре фигуры. Одним из них оказался Чжао Сюань из Секты Радости, а другим – Чжан Чэн Дун из Восьми Храмов.

Говорил мужчина средних лет, лицо которого было белым, как нефрит. Это был Хань Син, президент и основатель Общества Синей Звезды.

Рядом с ним шел юноша в синем, которому было примерно двадцать шесть лет. На груди у него тоже виднелся особый жетон Горы Небесного Меча.

Его звали Ло Чэнь, он был на пике Пустого Мира. Он был лидером молодого поколения Горы Небесного Меча.

Его бабушка, Ло Нань, обладала одним из пяти Небесных Мечей. Она была одной из самых могущественных личностей Горы Небесного Меча.

Ли Жун и другие шесть культиваторов пришли сюда вместе с Ло Чэнем. Ло Чэнь прибыл на Остров Морской Луны специально, чтобы встретиться с Чжао Сюанем из Секты Радости и Чжан Чэн Дуном из Восьми Храмов.

Познакомились они с Ло Чэнем благодаря лидерам Восьми Храмов и Секты Радости.

Ло Чэнь встретился с Чжао Сюанем и Чжан Чэн Дуном из-за Испытания, которое должно было скоро состояться. Ло Чэнь собирался принять участие в качестве бойца.

Чжао Сюань и Чжан Чэн Дун получили от Ли Му жетоны и право участвовать в Испытании, но они не были уверены, что выживут. Так что, согласившись с Чжао Чан Шэном и Ли И, они присоединились к Ло Чэню. Они собирались стать членами его команды и следовать за ним, надеясь, что их шансы выжить повысятся.

Ло Чэнь знал, что другие силы Серебра тоже отправили на Испытание своих бойцов.

Чтобы стать чемпионом Испытания, Ло Чэню нужно было набрать сильных людей, так что Чжао Сюань и Чжан Чэн Дун оказались хорошими кандидатами.

Сегодня они впервые встретились на верхнем этаже, к ним присоединился еще и Хань Син, президент Общества Синей Звезды.

Радостно переговариваясь, они услышали внизу звуки сражения. Хань Син и Ло Чэнь были хитрецами. Не обращая на это внимания, они продолжили говорить.

Ло Чэнь нахмурился, лишь когда завопил Ли Жун. Прервав разговор с Чжао Сюанем и Чжан Чэн Дуном, он спустился с верхнего этажа.

— Возьмите лампу! — крикнул Хань Син.

У выхода со второго этажа мелькнули лампы, и большой зал снова залил яркий свет.

— Эм?!

В толпе раздались потрясенные восклицания, люди посмотрели на Ли Жуна.

Пол в центре зала был усыпан каменной крошкой. Молот оставил в полу три огромные вмятины.

Грудь Ли Жуна была залита кровью. Опустившись на одно колено, он с ненавистью прятал лицо в ладонях и гневно рыдал.

Молот Астрального Грома разбил его длинный меч.

Этот длинный меч был артефактом первого Земного класса, и Ли Жун хранил его, как зеницу ока. Лезвие меча раскрошилось, а духовные диаграммы внутри, конечно же, разрушились. Для Ли Жуна это был самый настоящий кошмар.

Ли Жун был ранен, но горевал по потерянному мечу. Он возненавидел Цинь Ле до глубины души.

— Где этот человек? — люди искали Цинь Ле.

— Черт побери! Он взял Молот Астрального Грома и не оставил ни одного духовного камня! — ругался Чан Хэ, стоящий у кристальной витрины.

— Что случилось? — посмотрел на него Хань Син.

— Мальчишка хотел купить Молот Астрального Грома. Он пытался торговаться со мной, оскорбил мастера Ли, а потом они стали биться… — Чан Хэ был готов разрыдаться. Скорбно посмотрев на Хань Сина, он объяснил:

— О-он ускользнул во тьме и забрал Молот Астрального Грома.

— Президент, разбиты все восемнадцать ламп. Они стоили четыре тысячи камней Земного класса, — сказал культиватор Общества Синей Звезды, который бережно развешивал новые лампы.

На лице Хань Сина, президента Общества Синей Звезды, проступила ярость. Он крикнул:

— Вы что – тупые? Неужели вы не знаете, как его найти? Черт возьми, найдите этого человека! Я хочу, чтобы он за все заплатил, даже если с него придется снять кожу!

Многочисленные культиваторы Общества Синей Звезды, словно молнии, отправились на поиски следов Цинь Ле, намереваясь обыскать каждую пядь Торговой Группы Морской Луны.

— Ли Жун, твой меч погиб. Вероятно, ты еще не скоро вернешь себе прежнюю силу, — голос Ло Чэня был хладнокровным. Посмотрев на Ли Жуна, он нахмурился и честно сказал:

— Здоровье для тебя гораздо важнее. Откажись от участия в Испытании. И отдай жетон меча. Нужно выбрать кого-то другого.

Другие культиваторы Горы Небесного Меча, стоявшие возле Ли Жуна, посмотрели на его уничтоженный меч. Они даже испытали некоторую сладость.

— Старший Ло! Я… я еще могу участвовать, — запаниковал Ли Жун.

Ло Чэнь покачал головой. Лицо его стало еще холоднее, и он протянул руку:

— Жетон меча!

Ли Жун поджал губы. Не смея сопротивляться, он смиренно отдал жетон меча.

— Брат Чжао, брат Чжан, давайте поднимемся и продолжим, — повернулся Ло Чэнь к Чжао Сюню и Чжан Чэн Дуну. Даже не кинув на Ли Жуна повторного взгляда, он пошел на второй этаж.

Другие шесть культиваторов Горы Небесного Меча, игнорируя Ли Жуна, расслабленно последовали за Ло Чэнем по лестнице. Раненый Ли Жун, лишившийся меча, уже не был человеком, который пришел с ними.

Ли Жун сразу стал для них чужаком, и они, придя к негласному пониманию, исключили его из своего круга.

У Ли Жуна болела грудная клетка. Он испытывал глубокое сожаление. Оказавшись в такой ужасной ситуации, он пожалел, что оскорбил Цинь Ле.

***

За пределами Торговой Группы Морской Луны.

Вернувшись к настоящему внешнему виду, Цинь Ле, одетый в черный халат, небрежно шел по переполненной улице.

Сюн Тин Юй, изменившая внешность, шла позади, в десяти метрах от него. Закусив губу, она с удовольствием смотрела на него.

Когда лампы в зале Торговой Группы взорвались, Цинь Ле, воспользовавшись хаосом, снял маску из лисьей кожи. Пройдя мимо Сюн Тин Юй, он что-то прошептал ей на ухо.

Они всегда слаженно работали, поэтому скрылись во тьме. Прежде чем люди пришли в себя, они тайно покинули Торговую Группу Морской Луны.

Через час они встретились на базе Небесного Союза.

— Цинь Ле, о Цинь Ле, ты прогнил до глубины души!

Сюн Тин Юй открыла дверь в комнату Цинь Ле. Сняв маску, она очаровательно улыбалась.

Цинь Ле, ласково поигрывающий Молотом Астрального Грома, улыбнулся в ответ. Не глядя на нее, он сказал:

— Мне нравится этот Молот.

— Ты за него ни камня не отдал, — с улыбкой сказала Сюн Тин Юй.

Услышав это, Цинь Ле поднял голову и с удивленным лицом спросил:

— Что? Разве ты не говорила, что хочешь заплатить за него вместо меня? Разве ты не оставила духовные камни перед тем, как уйти? У тебя что – совести нет?

Сюн Тин Юй и удивилась, и насупилась:

— Ты сказал мне уходить сейчас же! Разве у меня было время оставить духовные камни? Может, мне стоит вернуться в Торговую Группу Морской Луны и заплатить им?

— Что ж, думаю, те лампы стоили больше, чем Молот Астрального Грома. Можешь и за них заплатить, — рассмеялся Цинь Ле. Постучав себе по лбу, он сказал:

— Ох, забыл! Я же уничтожил меч того парня. Раз ты такая щедрая, заплати и за него тоже.

— Ублюдок! Лучше не обращать на тебя внимания! – хихикнула Сюн Тин Юй, глядя на него. – Какой ты бесстыдник!

— Он напрашивался, почему ты винишь меня? – холодно хмыкнул Цинь Ле. – Я был на своем месте. Он оскорбил меня! Разве он не напросился?

— Ах. Пока тебя повсюду ищет Секта Небесного Артефакта, ты оскорбляешь Гору Небесного Меча и Общество Синей Звезды. Не знаю, сколько людей пожелают тебя убить, если твоя личность раскроется, — ворчала Сюн Тин Юй.

— Не волнуйся. Как только я исправлю диаграммы в Молоте и впишу их в Бомбы Глубинного Уничтожения, мы немедленно покинем Остров Морской Луны, — равнодушно сказал Цинь Ле.

— Ты можешь исправить эти духовные диаграммы? — удивилась Сюн Тин Юй.

— Если бы не мог, стал бы я тратить на того парня столько времени? Неужели этот бешеный пес из Горы Небесного Меча хотел со мной разделаться? — радостно засмеялся Цинь Ле.

— Изначально Молот Астрального Грома был артефактом Земного класса. Почему ремесленники Общества Синей Звезды не стали чинить его, если это можно было сделать? – еще сильнее удивилась Сюн Тин Юй. – Цинь Ле, даже Мо Хай не мог бы этого сделать! Почему ты так в себе уверен?

Она не верила своим ушам. Цинь Ле улыбнулся и ничего не сказал.