Глава 1029. Восстановить репутацию

При виде странного блеска в глазах Ван Баолэ и того, как он облизал губы, толстячку стало не по себе. Он сразу вспомнил о том, как этот парень раз за разом выуживал из его карманов деньги на Кладбище звезд.

— Кто сказал, что я хочу этот меч? Чжоу не нужна эта дурацкая железяка!

Толстячок замотал головой, а потом со снисходительным видом одним движением руки достал из бездонной сумки кристальную карточку с десятью тысячами алых кристаллов. Её он бросил Ван Баолэ.

— Я на самом деле хотел сказать, что это хороший летающий меч. Чтобы взглянуть на него не жалко потратить и десять тысяч алых кристаллов!

Толстячок развернулся на пятках и, даже не взглянув на брошенную карточку, двинулся к дверям. Трое стариков оторопело уставились на своего юного господина. Произошло нечто очень странное. Юный господин их семьи прослыл человеком, у которого зимой снега не допросишься. Масштабы его скупости не поддавались описанию. Заставить его за что-то заплатить всё равно, что пытаться вырезать его сердце или почку. То есть сделать это практически невозможно. Но сейчас… у них на глазах он добровольно расстался с десятью тысячами алых кристаллов. Трое стариков покосились на Ван Баолэ, а потом бросились следом за толстячком.

Се Хайяну с подозрением посмотрел на друга. Произошло действительно нечто странное. Такая реакция толстячка застала даже Ван Баолэ врасплох, однако он чисто рефлекторно поймал кристальную карточку.

«Зачем толстячок просто дал мне денег? Я же еще ничего не сделал, а просто спросил, не хочет ли он купить летающий меч».

Ван Баолэ не особо понял, что творилось в голове толстячка. Ведь его предложение прозвучало максимально невинно. За ним не скрывалось никакого злого умысла. Облизал губы он чисто инстинктивно, когда увидел старого знакомого, которого не раз и не два ощипывал.

«Неужто даже мужчины не могут устоять перед моим обаянием?» — подумал Ван Баолэ.

Се Хайян пребывал в недоумении. В редкие моменты Ван Баолэ казался ему совершенно недоступным для понимания.

Тем временем толстячок, выскочив из магазина и пробежав несколько кварталов, наконец остановился и утёр испарину со лба. Один из защитников дао не мог не спросить о недавнем инциденте.

— Юный господин, зачем вы отдали тому человеку алые кристаллы?

— Тебе не понять!

Толстячок обернулся и с опаской посмотрел в сторону магазина, где остался Ван Баолэ.

— У этого парня чёрное сердце, он отлично умеет устраивать подставы, вымогать деньги и мошенничать. У него нет ни стыда, ни совести! Согласись я купить тот меч, он обязательно обставит всё так, что в итоге я окажусь в дураках. К примеру, меч может сломаться, как только я возьму его в руки. Это даст ему право потребовать компенсацию. Или продажа меча — это только повод. Купив его, я буду отравлен. И тут он предложит мне купить противоядие. Или после заключения сделки в магазин явится куча сильных практиков и заявят, что меч был продан по заниженной цене!

После такой эмоциональной тирады трое стариков растерянно переглянулись.

«Хм, мне удалось избежать беды малой кровью. Промедли я хоть немного, то катастрофы было бы не избежать. Се Далу точно бы меня обчистил. К счастью, я видел многие его схемы. Думаешь мне не понятно, что, останься я в магазине, то ты раскрутил бы меня на сотни тысяч алых кристаллов или даже больше!»

Чжоу Линьфэн сам не ожидал от себя такой сообразительности.

— В будущем вы узнаете… насколько пугающего человека сегодня повстречали!

Толстячок тяжело вздохнул. Даже в нескольких кварталах от магазина он не чувствовал себя в безопасности, поэтому вновь сорвался с места. Пройдя несколько шагов, он внезапно хлопнул себя по бедру.

«Теперь я понял. Моя последняя теория не очень-то вяжется с его почерком. Сразу после передачи летающего меча, тот сразу взорвется и ранит его, а он сделает вид, что всё это моих рук дело. Поскольку мы находимся на базаре семьи Се, он потребует компенсацию в виде нескольких миллионов алых кристаллов! Какой зловещий план!»

Сердце толстячка крепко сжал в тиски страх. Опасливо посмотрев через плечо на оставленный позади магазин, он ускорил шаг.

Ничего из этого Ван Баолэ не слышал. С летающим мечом в руках он с удивлением смотрел на дверь, за которой скрылся толстячок. После этого инцидента он вместе с Се Хайяном продолжил осмотр корабля.

В один момент покупок набралось так много, что они перестали помещаться в бездонную сумку Ван Баолэ. Се Хайян быстро нашел ему более вместительную.

Прошло две недели. Флотилия постепенно приближалась к планете Фатум. В пути периодически делались остановки. В это время с кораблей сходили люди, а на борт поднимались новые практики. Ван Баолэ и Се Хайян тем временем перебрались на первый корабль.

Это был флагман этого межзвёздного базара семьи Се. Через полмесяца он отделится от флотилии и повезет практиков к планете Фатум. Что до остальных судов, они останутся за пределами звёздной системы Фатум.

Куда они отправятся дальше, это уже решать не межзвёздному базару.

С террасы павильона для почётных гостей на первом корабле Ван Баолэ разглядывал шумный базар внизу.

— Мне удалось выяснить, что на планету Фатум отправляется по меньшей мере двадцать тысяч человек, — негромко сообщил стоящий рядом Се Хайян. — Часть из них планирует попасть на празднество, однако для остальных эта планета — перевалочный пункт в их путешествии. Среди тех, кто собирается посетить день рождение, семеро побывали на Кладбище звезд вместе с дядюшкой-наставником.

Се Хайян перечислил имена. За исключением Чжоу Линьфэна остальные Ван Баолэ услышал впервые, однако он вполне мог узнать их при личной встрече. Всё-таки на Кладбище звезд ему удалось обчистить карманы практически всех участников.

— Ли Ван’эр мне найти не удалось. Касательно Сюй Иньлин из секты Девятиглавый феникс. После слияния с дао планетой её сделали первой святой дочерью секты. Очевидно, такая важная особа не станет путешествовать на кораблях межзвёздного базара моей семьи. Однако…

— Что?

Ван Баолэ повернул голову к Се Хайяну.

— Хоть сама секта Девятиглавый феникс не выступала с официальными заявлениями, Сюй Иньлин в разговорах с практиками нашего поколения неоднократно рассказывала о своём восхищении шестнадцатым дядюшкой-наставником. При этом она упоминала, что, несмотря на получение благословения дао планеты, твоё слияние не было доведено до конца. Тем не менее ты всё равно считаешься избранным стадии Планеты и входишь в тройку сильнейших этого поколения. Должен заметить, что у неё полно обожателей, поэтому…

Се Хайян смущенно умолк.

— Пытается настроить против меня людей. Намеком на неполную интеграцию с дао планетой она хочет сподвигнуть других к попытке украсть её у меня. Хочет нарисовать на моей спине мишень. Наивная девчушка. Похоже, на Кладбище звезд она не усвоила урок.

Ван Баолэ улыбнулся. При этом в его глазах появился холодный блеск. На рынке внизу он увидел знакомое лицо. Ли Линьцзы. Того самого Ли Линьцзы, что активно мешал Ван Баолэ в начале испытания на Кладбище звезд, а под конец как-то совсем затерялся. Сейчас он разгуливал по базару вместе со своим эскортом. Его культивация теперь находилась на стадии Планеты. Правда переход он совершил не с особой, а с бессмертной планетой.

Почувствовав на себе чей-то взгляд, он поднял голову и заметил на террасе наверху Ван Баолэ. Его зрачки сузились. Остановившись, он потряс кулаком над головой, а потом развернулся и пошел в обратную сторону.

Эта маленькая сцена не ускользнула от внимания Се Хайяна. Поскольку сам он не был на Кладбище звезд, информацию о тех событиях ему пришлось собирать у очевидцев, что не позволило составить полную картину тех событий.

Две встречи с побывавшими на Кладбище звезд практиками дали ему пищу для размышлений. Семьи Чжоу Линьфэна и Ли Линьцзы нельзя назвать очень влиятельными, но и слабыми их не назовешь. Тем не менее оба явно боялись Ван Баолэ. У него появилось ощущение, что ему, похоже, удалось узнать лишь малую часть того, что на самом деле произошло на Кладбище звезд.

— Шестнадцатый дядюшка-наставник, во время визита на планету Фатум стоит быть осторожнее… Боюсь, там могут возникнуть трудности. Почти наверняка на празднество прибудут твои старые знакомые и избранные стадии Планеты, кто не был на Кладбище звезд. С высокой долей вероятности кто-то попытается отнять твою дао планету!

— Выходит, будет не скучно? — со смехом сказал Ван Баолэ.

В его глазах уже полыхало пламя. После истории с цивилизацией Божественное око он слишком долго находился в тени. Пришло время вновь выйти на большую сцену и восстановить свою репутацию. Это соответствовало властному духу, который воспитала в нём техника Запечатывание звезд.

«Быть может, именно это наставник и имел в виду!»