Глава 109. Жажда убийства древней лампы

Гора располагалась в запретной части Деревни истинного дыхания. Практикующие древние боевые искусства не могли туда попасть. Если же какой-то смельчак всё же решался туда зайти, его ждала гарантированная смерть от магнитного поля. Только практики на стадии Истинного Дыхания могли недолго находиться там. Поскольку никто еще не совершил прорыв, с момента открытия деревни туда еще не ступала нога студента. Однако в районе горы находились люди. Они наблюдали за горой издали, словно пришли сюда на паломничество.

Дрожь горы привела их в замешательство. Пока молодые люди пытались понять, что происходит, гора задрожала еще сильнее, а потом на ней вспыхнули и замерцали мириады рун! Из чрева горы во все стороны ударили лучи света, озарив небо. Издалека зрелище особенно завораживало, казалось, свет залил небо и землю.

Неважно, в какой части деревни находились студенты четырех великих дао академий, все могли видеть свечение горы. На лицах многих проступило непонимание.

— Это еще что такое?

— Что происходит? Может, кто-то пробился внутрь?

Сияние было чрезвычайно ярким. Даже в воздушном порту ректоры четырех дао академий и прибывшие с ними практики озадаченно посмотрели на свет, бьющий из Деревни истинного дыхания.

— Что бы это могло быть?

— Такого никогда раньше не случалось!

Четыре ректора вскочили со своих мест и с тревогой посмотрели на деревню. Даже они не особо понимали, что именно произошло. Это непонимание породило в их сердцах беспокойство. Внутри находилась элита их учебных заведений. Каждый из них считался гордостью дао академий, поэтому им не хотелось терять ни одного из посланных туда студентов.

Им даже думать не хотелось, какой серьезный удар по ним нанесет потеря кого-то из лучших студентов, подававших самые большие надежды. По мнению руководства академий, эта горстка молодых людей в будущем должна была многого добиться… По этой причине ректоры, оценив ситуацию, незамедлительно связались через нефритовые таблички со своими верхними академиями, чтобы те начали подготовку спасательной операции, если такая потребуется.

Пока снаружи Деревни истинного дыхания царила атмосфера нервозности, студенты внутри тоже беспокойно вздыхали. Все ломали голову относительно причин происходящего.

Некоторые прекратили поиски духовных корней, решив покинуть деревню после прорыва на стадию Истинного Дыхания. Большинство из них имели духовные корни менее четырех цуней. Те, кто обладал корнями в шесть-семь цуней, даже не думали о прорыве, несмотря на странный феномен.

«Найду корень в восемь цуней и совершу прорыв!»

Разные люди, разные решения. Тем временем в глубине горы, образовавшейся из фрагмента, упавшего из космоса, скрывались руины, куда с момента открытия людьми деревни не ступала нога человека.

Среди руин находилось неисчислимое множество скелетов и статуй. По останкам уже почти истлевших старинных нарядов мертвецов можно было предположить, что они жили в далеком прошлом. Статуи же были одинаковыми, с тремя головами каждая. Выражения их лиц разнились: некоторые презрительно смеялись, другие застыли с яростными гримасами, а некоторые плакали. Эти шестиметровые исполины напоминали солдат. Их черные тела резко контрастировали с окружающими руинами.

Практически все статуи были повреждены в той или иной степени. Судя по положению скелетов, они сражались с этими черными гигантами, однако в конечном итоге все полегли в бою. Только статуя на самом краю поля боя выглядела практически целой. Вот только во лбу статуи торчало копье, чье острие выходило из затылка! На её правой руке висела давно потухшая масляная лампа. Как вдруг по неизвестной причине в ней внезапно вспыхнул язычок пламени!

Пламя было совсем слабым, словно могло погаснуть в любой момент. В крохотном язычке пламени появился едва различимый силуэт пурпурного цвета. В момент его появления из статуи раздался безжизненный и бесстрастный голос, эхом прокатившийся через руины.

— Обнаружен… абсолют… уничтожить… поглотить!

Каждое слово давалось голосу с большим трудом. Похоже, не исцелившиеся раны слишком долго разъедали его. Пурпурный силуэт в язычке пламени лампы, висящей у статуи на руке, внезапно открыл глаза и покинул огонь.

Стоило ему это сделать, как все его тело окутал ореол пурпурного света. Им оказался мужчина с бесстрастным выражением лица и длинными волосами, напоминавшими струящуюся воду. Облаченный в фиолетовую броню, он излучал пурпурный свет всем своим телом. Его доспехи с немыслимой скоростью проржавели и развалились на части. Пурпурный ореол тоже быстро потускнел. Даже тело мужчины начало разлагаться, пока от него не осталось лишь слабое пурпурное свечение. Свет странно мерцал, словно должен был вот-вот исчезнуть.

Его первоначальный облик был мимолетным отблеском давно потускневшей славы. Ныне он безвозвратно угас, подобно пламени лампы.

Когда девяносто девять процентов пурпурного свечения рассеялось, оставшийся тусклый огонёк стабилизировался и резко сорвался с места, словно хотел сбежать. Прежде чем он успел выбраться наружу, гора, образовавшаяся вокруг космического фрагмента, засияла еще ярче. Частота мерцания рун увеличилась, породив подавляющую силу!

Пурпурный огонёк тоже замерцал, словно невидимая сила хотела уничтожить его. Померкнув еще сильнее, ему удалось финальным рывком вырваться из области действия подавляющей силы, а потом исчезнуть. Возник он уже высоко в небе над Деревней истинного дыхания. После побега из горы он дестабилизировался. Гора тем временем продолжала сиять. Находящиеся на ней руны всё еще мерцали, да и подавляющая сила никуда не делась. Она начала расходиться во все стороны, не желая отпускать пурпурный огонёк!

В ходе борьбы с этим давлением сияние огонька еще сильнее потускнело, однако его скорость никак не пострадала. Определив необходимое место, он умчался туда с головокружительной скоростью. Он направлялся к горе, где медитировал Ван Баолэ.

— Обнаружен… абсолют… уничтожить… поглотить!

Пурпурный огонёк достиг нужной горной цепи за одно мгновение. Не сбавляя скорости, он ударил в гору, пылая колоссальной энергией.

Ван Баолэ сидел в вырезанной им в скале пещере. После интеграции с туманом духовный корень в его теле поменял цвет с зеленого на серебряный. Выросшие из него корни оплели поглощающее семечко, а потом распространились по всему телу, проникнув во все меридианы. Процедура была совершенно безболезненной, к тому же она успокоила разум и сердце. Подобно стремительной эволюции, такая трансформация тела не могло принести ничего кроме радости!

Ощутив распространение духовного корня по телу и изменение семидесяти процентов меридианов, Ван Баолэ пришел в восторг. Его чувствительность к духовной энергии заметно возросла.

Ван Баолэ мог сравнить духовную энергию с холодным воздухом зимой. Ранее он как будто носил одежду. Хоть он и мог чувствовать холод, ощущения были слегка смазанными. Сейчас же он чувствовал себя так, будто сорвал одежду и наконец мог по-настоящему почувствовать леденящий ветер и холодный воздух. Теперь всё ощущалось совершенно иначе.

«Очень удачная метафора».

В процессе прорыва Ван Баолэ находился в сознании. Он заметил, что духовный корень проник в восемьдесят процентов меридианов, а потом распространился еще дальше.

«Как только завершу прорыв, надо будет взглянуть на ту гору-фрагмент, — с радостью подумал Ван Баолэ, когда трансформировались девяносто процентов меридианов. — Ректор и дао академия хорошо ко мне относятся. С моей стороны будет невежливо вернуться из этой вылазки с пустыми руками. Постараюсь взять с собой побольше ценностей».

Ван Баолэ переполняла радость и нетерпение. Прорыв был близок к завершению… как вдруг произошло нечто неожиданное!