Глава 110. Извержение поглощающего семечка

Неописуемое чувство опасности словно океанская волна затопило всё естество Ван Баолэ! Как если бы перед ним отворились врата на тот свет, откуда к пламени его жизни потянулась рука смерти!

«Что за черт?»

Он еще не успел открыть глаза, а мозг уже работал на пределе возможностей. Его посетило чувство, будто приближался ураган, способный уничтожить всё на свете. И этот ураган хотел не только уничтожить его тело, но и душу!

У него в ушах раздался холодный шепот:

— Обнаружен… абсолют… уничтожить… поглотить!

Голос был плохо различим, да и чувство опасности возникло слишком внезапно. Ван Баолэ не успел сообразить, что именно происходит, как вдруг в его пещере прогремел взрыв! Гора, в которой медитировал Ван Баолэ, обрушилась. Каменные осколки разлетелись во все стороны. Всё его тело пронзила острая боль, когда в него ударила сила, способная сносить горы и опрокидывать моря . Изо рта брызнула алая кровь. Ван Баолэ словно тряпичную куклу с огромной силой швырнуло в сторону. Боль была просто неописуемой.

Прежде чем Ван Баолэ понял, что произошло, его швырнуло в воздух. В ушах звенело. Он с трудом разлепил глаза, но не увидел ничего, кроме пурпурного свечения, которое заслонило ему весь обзор, а также окутало его самого. В следующий миг его пронзила страшная боль. Еще никогда в жизни ему не было так больно.

— А-а-а! — пронзительно закричал Ван Баолэ.

Казалось, каждая частичка его плоти горела, словно его опустили в концентрированную кислоту. От чудовищной боли Ван Баолэ начал терять рассудок.

Тело Ван Баолэ парило в воздухе в окружении пурпурного свечения. Выглядело оно как большая пасть, готовящаяся проглотить его. Тело Ван Баолэ усыхало, причем это было видно невооруженному глазу. Еще немного и его жизнь оборвется. Но тут загадочная черная субстанция, которая соединилась со златым телом, попыталась не дать пурпурному свечению поглотить его. Именно она встала на пути загадочного света.

Тем временем сияние рун на горе-фрагменте стало еще ярче. Вместе с сиянием по экспоненте росло и излучаемое им давление. Всё это позволило затуманенному разуму Ван Баолэ на мгновение проясниться. Он не знал, кто желал ему смерти, и почему оказался в таком состоянии, но одна мысль оставалась неизменной. Он не хотел умирать!

— Хочешь поглотить меня? Ну уж нет, это я поглощу тебя.

От боли, накатывающейся подобно штормовому прибою, Ван Баолэ кричал во всё горло. Он дал волю поглощающему семечку и стал черной дырой, которая принялась засасывать пурпурное свечение.

Это показывало жестокую сторону его характера. Он был жесток по отношению к врагам, но еще больше к себе. Осознав, что из лап пурпурного свечения не спастись, он перестал думать о бегстве. В голове осталась только одна мысль — поглотить пурпурное сияние!

— Посмотрим, кто кого сожрет! Я никогда не сдаюсь!

Не прошло и секунды, как пурпурное свечение замерцало. Если бы оно не потускнело еще внутри горы, то в мгновение ока поглотило бы Ван Баолэ. Но во время побега из чрева горы огоньку пришлось пробиваться через чудовищное давление, поэтому сейчас он находился в крайне ослабленном состоянии, а значит, не имел большей части силы.

В попытке пожрать Ван Баолэ против свечения выступила загадочная черная субстанция в теле Ван Баолэ. А поглощающее семечко Ван Баолэ было чем-то совершенно уникальным! В результате сила притяжения медленно затягивала пурпурное свечение в тело Ван Баолэ.

Лицо Ван Баолэ исказила жуткая гримаса. Пурпурное свечение ослабло настолько, что тончайшие лучи, похожие на фиолетовые нити. Часть из них уже находилась в теле Ван Баолэ, другая часть всё еще оставалась снаружи. Извивающиеся и пытающиеся спастись нити со стороны выглядели так, будто Ван Баолэ покрывали фиолетовые волоски.

Он стал похож на какое-то сверхъестественное создание.

Пурпурные нити пытались вырваться из цепкой хватки поглощающего семечка. Вот только Ван Баолэ в этой критической ситуации, несмотря на застилающие разум безумие и звериные инстинкты, понимал, что этого врага нельзя отпускать. Если пурпурный свет сбежит, то обязательно вернется в будущем в очередной попытке поглотить его, а значит, это была их первая и последняя схватка. Сейчас нельзя было отвлекаться.

— Пытаешься смыться? Пока я здесь, никуда ты не пойдешь! Посмотрим, как тебе понравится у меня внутри! — проревел Ван Баолэ, кидая все силы в поглощающее семечко в надежде усилить силу притяжения.

От возросшей силы притяжения даже серебряный духовный корень в девять цуней внутри Ван Баолэ потерял стабильность. Прорыв со стадии Древних боевых искусств завершился более чем наполовину, однако он до конца не вступил на стадию Истинного Дыхания. Поэтому духовный корень не полностью соединился с его плотью и кровью. Поглощающее семечко считало этот духовный корень инородным объектом, в отличие от плоти Ван Баолэ.

Осознав всё это, Ван Баолэ начал нервничать. Стоило ему рефлекторно понизить силу притяжения, как пурпурное свечение решило воспользоваться моментом и сбежать.

«Надо рискнуть!»

Ван Баолэ с рёвом вновь взвинтил силу притяжения до предела, наплевав на ситуацию с духовным корнем. И вновь пурпурное свечение медленно начало поглощаться телом. Духовный корень всё ближе притягивало к поглощающему семечку. Оно напрямую соединялось с поглощающим семечком.

Заметив то, как корень сливался с семечком, Ван Баолэ от расстройства озверел еще больше. Спустя какое-то время духовный корень полностью слился с поглощающим семечком. Пурпурное сияние в конечном счете тоже затянуло внутрь тела, прямо в поглощающее семечко.

Теперь внутри его тела находилось сразу две черных дыры, отчего поглощающая сила удвоилась. Из тела Ван Баолэ вырвался оглушительный звук, сотрясший небо и землю. Казалось, будто началась буря, в центре которой находился Ван Баолэ. Парящее в воздухе тело сильно трясло, изо его рта текла кровь, а потом он обессиленно рухнул на землю. Не в силах больше держаться он потерял сознание.

На ураган внутри его тела никак не повлиял тот факт, что он лишился сознания. Наоборот, буря стала еще неистовее. Между поглощающим семечком и пурпурным светом разгорелась борьба не на жизнь, а на смерть. В теле Ван Баолэ схлестнулись две поглощающие силы.

Сопротивление пурпурного свечения заметно иссушило кожу Ван Баолэ, да и сам он сильно исхудал. В то же время поглощение этого свечения семечком помогло Ван Баолэ восстановиться к первоначальному состоянию. Схватка дух сил достигла апогея, разорвав на части меридианы Ван Баолэ. Итогом поединка стало поражение пурпурного сияния. Перестав сопротивляться, оно постепенно слабело. Семечко воспользовалось шансом и засосало его в себя. После этого судороги Ван Баолэ прекратились. С другой стороны, его пламя жизненной силы и духа могло погаснуть в любое мгновение.

Из поглощающего семечка, сделавшее свечение частью себя, появился фиолетовый корень. Внешняя схожесть с духовным корнем была лишь поверхностной, куда больше он походил на пурпурные лучи света, который пожрало поглощающее семечко.

Пурпурные лучи-корни начали расползаться от семечка по всему телу. Входя в разорванные меридианы, они исцеляли и соединялись с ними, заменяя прошлый корни. Они создавали ранее невиданную мутацию духовных меридианов!

Десять процентов, двадцать… Скорость их распространение и исцеления росла. В мгновение ока они излечили четверть поврежденных меридианов и продолжили работу. Духовный корень из пурпурного света стремительно восстанавливал дух Ван Баолэ. После объединения пурпурного света с тридцатью процентами меридианов, его дух вернулся к своему состоянию до нападения! Еще до атаки огонька Ван Баолэ был невероятно силен, а после получения восьмидесяти процентов обновленных меридианов, его дух стал еще крепче. Но сейчас пурпурный свет занял всего тридцать процентов меридианов, а Ван Баолэ уже оказался на пиковой форме, которой обладал до нападения. Одно это показывало немыслимую силу духовного корня, получившегося из пурпурного света.

По мере расползания фиолетовых лучей аура Ван Баолэ крепла. Вскоре лучи заняли девяносто процентов его меридианов! Даже будучи без сознания от него исходила устрашающее и сильное давление. Вот только пурпурные лучи на этом не остановились. За несколько вдохов они заняли все меридианы в теле Ван Баолэ, превратив их из обычных в духовные. Оказались затронутыми даже тончайшие, изначально недоступные меридианы, которых не должен был изменить старый духовный корень. Можно сказать, что трансформации подверглось более ста процентов меридианов. Это был предел человеческих возможностей.

После этого поглощающее семечко заменило даньтянь Ван Баолэ, обосновалось на его месте в виде кружащейся черной дыры и наконец успокоилось.

Все звуки стихли. Подавляющая сила, рожденная светом горы, исчезла. Ван Баолэ остался лежать на земле под потемневшим небом. Стоило ему открыть глаза, как они на мгновение вспыхнули пурпурным светом!