Глава 1098. Возвращение в предыдущую жизнь

Всё в мире имеет карму. За любой успех нужно заплатить. Размер платы может различаться, но избежать её нельзя. Ван Баолэ прекрасно это понимал.

За празднование дня рождения преподобного Тянь Фа он собрал впечатляющий урожай. Со средней ступени он за считанные дни поднялся до великой завершенности стадии Планеты.

Такая противоестественная удача имеет свою цену. Попытка Ван Баолэ выбраться за пределы мира и узреть истину наверняка породила сильную карму. В итоге ему удалось лишь частично исполнить задуманное и увидеть только часть правды о внешнем мире. Еще он повстречал… кровавую сколопендру, сидевшую на кристальном гробу.

Быть может, карма была рождена в момент, когда их взгляды встретились. Вот почему в жизни божественного факельщика появилась рука и прозвучали те слова. Возможно, их встреча была неизбежна. Тем не менее вмешательство кровавой сколопендры непредсказуемым образом изменило его прошлые жизни.

Тем не менее ему удалось заполучить слишком много. Вполне логично, что размер платы соразмерно возрос. Любой неосторожный шаг может обернуться для него катастрофой. Смерть не самый страшный исход, ибо враг желал вселиться в его тело.

Ван Баолэ закончил изучать образы будущего. Празднество подошло к концу. После банкета гости засобирались домой. Среди уезжающих не было Ван Баолэ. На время исцеления он решил остаться на планете Фатум.

Ему удалось предотвратить захват своего тела в видении будущего. Но какой ценой! Фантомы пяти прошлых жизней серьезно пострадали. Божественный факельщик, живой мертвец, дьявольское оружие, практик, полный ненависти, и белый олененок. Если не исцелить пять раненых фантомов, то за пределами планеты Фатум он может оказаться в опасности.

Его наставник, патриарх Бушующее пламя, выторговал ему возможность использовать кристалл. С его помощью в прошлых жизнях он получил огромное количество жизненной силы и стал намного сильнее. Больше это Ван Баолэ было не нужно, однако он не забыл слова, что напоследок сказала сколопендра!

«Моё происхождение…»

Ван Баолэ сидел в позе лотоса на вершине одной из гор планеты Фатум, вбирая в себя ци неба и земли. Он медленно открыл глаза. Перед его мысленным взором всё еще проносились сцены недавних событий.

Один вопрос не давал ему покоя. Что происходило до того, как он попал в руки Сунь Дэ. Ему никак не удавалось вспомнить. Лицо, собранное из множества крохотных сколопендр, тоже задалось вопросом о его происхождении. Поэтому Ван Баолэ столько времени и размышлял об этом.

У решения остаться была и другая причина, помимо желания залечить раны. После исцеления он планировал попросить преподобного Тянь Фа позволить ему еще раз взглянуть на прошлые жизни. Его не интересовали первый десяток, а оставшиеся семьдесят девять. Вселенная перезапускалась восемьдесят девять раз, поэтому он хотел увидеть себя на заре цикла.

Эта информация представляла огромную ценность. Зная своё происхождение, он мог понять, как в будущем противостоять алой сколопендре, решившей присвоить себе его тело.

От прощального взгляда сколопендры у Ван Баолэ появилось дурное предчувствие. Он нутром чувствовал страшную угрозу. Еще он боялся, что его культивации было недостаточно, чтобы справиться с предстоящими трудностями.

«Знание о моём происхождении поможет выбрать путь. Следуя ему, мне надо как можно скорее достичь максимального уровня культивации. Так, быть может, я смогу не дать кровавой сколопендре завладеть моим телом!»

Ван Баолэ закрыл глаза и сосредоточился на исцелении. Защитники дао и Се Хайян решили дождаться его. Правда им не позволили остаться на планете, поэтому сейчас они коротали время на корабле на орбите планеты.

Что до Ли Ван’эр, она тоже подумывала дождаться Ван Баолэ, но в итоге всё же решила уйти. Сюй Иньлин после мучительных колебаний отбыла вслед за ней. Чэнь Хань остался. Вместе с Се Хайяном он послушно дожидался Ван Баолэ на корабле.

Три месяца спустя благодаря духовной энергии планеты Фатум и помощи преподобного Тянь Фа Ван Баолэ наконец залечил раны! После исцеления его культивация стала более крепкой. Ван Баолэ приземлился на один из островов в кратере вулкана, где сел напротив преподобного Тянь Фа.

Старый слуга стоял неподалеку. Время от времени он со смесью эмоций в глазах поглядывал на Ван Баолэ.

Ни Ван Баолэ, ни преподобного это не беспокоило. Они смотрели друг другу в глаза.

— Твои раны зажили. Пора прощаться? — негромко спросил преподобный.

— Я пришел не только попрощаться, но и попросить об услуге.

Глаза Ван Баолэ были чисты, словно горный пруд. Словно догадавшись, о чём его хотят попросить, преподобный надолго замолчал. Ван Баолэ не торопил его.

Старый слуга в стороне тем временем ломал голову над невысказанной просьбой Ван Баолэ. У него сложилось стойкое ощущение, что этот разговор был недоступен для понимания посторонним.

После долгой паузы преподобный Тянь Фа вздохнул.

— Эта жизнь отличается от предыдущих, — признался он. — Тебе не обязательно уходить. Здесь ты будешь в безопасности.

— Я уже всё решил. Однако я прошу преподобного исполнить мою просьбу.

Ван Баолэ поднялся, накрыл ладонью кулак и низко поклонился старику. Преподобного охватили противоречивые эмоции. При взгляде на Ван Баолэ он как будто увидел смутный образ маленького олененка. Тот опасливо шел по двору, а потом с любопытством посмотрел на него.

— Не могу дать гарантии, что ты увидишь все прошлые жизни. Могу лишь собрать весь путеводный свет Книги судьбы и отправить твоё сознание в прошлое. Сколько ты увидишь? Что ты увидишь? Будет ли там опасно? На эти вопросы я не могу дать ответы. Хочу лишь напомнить: опасность прошлых жизней следствие загадочности нашего восприятия. Другими словами, если ты не увидишь опасность, быть может, она вовсе не появится. Никогда не забывай это.

Ван Баолэ молча его выслушал. Он сразу понял, что хотел сказать старик. Если бы он не выбрался во внешний мир и не увидел сколопендру, то та так и не появилась бы. Почему так случилось, Ван Баолэ не знал. Однако в одном он был абсолютно уверен. Лучше прожить ясную жизнь без сожалений, чем влачить своё существование в неведении и неопределенности.

— Пожалуйста, помогите мне!

Ван Баолэ набрал в легкие воздух и еще раз поклонился. Преподобный надолго закрыл глаза. Когда они наконец открылись, он взмахнул правой рукой. Внезапно из кармана Ван Баолэ вылетел кристалл, что преподобный подарил ему перед испытанием. Кристалл в окружении мягкого свечения завис в воздухе между преподобным и Ван Баолэ. В следующий миг из него брызнул ослепительный свет.

Преподобный выполнил магический пасс, отчего позади возникла Книга судьбы. Её страницы сияли жемчужным светом. Книга открылась с конца, а потом стали переворачивать свои страницы. Каждый раз преподобный Тянь Фа слегка вздрагивал.

У Ван Баолэ дрожала душа. Когда дошло до одиннадцатой страницы с конца Ван Баолэ поёжился, а потом его сознание начало тонуть. Оно погружалось, пока полностью не исчезло. Он остался сидеть в позе лотоса, только вот тело, казалось, покинула душа. Преподобный Тянь Фа напротив него закрыл глаза. От него во все стороны бил яркий свет. Весь мир вокруг, всю планета Фатум, теперь сотрясали мощные толчки.

Старый слуга пораженно наблюдал за всем со стороны. Он впервые видел нечто подобное. Его взгляд скользнул по преподобному, потом по Ван Баолэ, пока не остановился на Книге судьбы.

Её страницы всё еще медленно переворачивались.

79, 78, 77…

Каждый раз, как переворачивалась страница, преподобный Тянь Фа, не размыкая глаз, произносил:

— Семьдесят девятая, семьдесят восьмая, семьдесят седьмая…