Глава 119. Возвращение Баолэ

Ректор Филиала академии белого оленя был слишком взбешён, поэтому совершенно не обратил внимания на клочок ткани в кармане. Вырвав из рук студента отрезок ткани, он быстро пробежал глазами по тексту. В процессе чтения у него на лбу вздулись вены. Он сурово посмотрел на Чжао Ямэн, а потом бросил записку старому доктору.

— Ректор Лу, я жду объяснений! — разгневанно потребовал он.

Взглянув на записку, старый доктор рассмеялся, правда в этом смехе не было ни намёка на веселье.

«Чжао Ямэн, пожалуйста, попроси ректора присмотреть за моими автоматонами. Не надо пытаться силой разъединять их, иначе они взорвутся».

Ниже было ещё несколько строчек текста, где описывалось, как освободить людей от автоматонов.

Только тот, кто разбирался в начертаниях факультета дхармического оружия, мог быстро обезвредить автоматоны. Ректор Филиала академии белого оленя, хоть и обладал обширными знаниями, разбирался в начертаниях не так хорошо, как старый доктор. Пока он буравил взглядом старика, тот сухо покашлял.

— Господа, успокойтесь…

Не успел он закончить, как от входа в Деревню истинного дыхания вновь послышались странные стоны. Перед сконфуженной толпой приземлился студент Дао академии белого оленя вместе с несколькими автоматонами. Лицо ректора Дао академии белого оленя потемнело. Из описания студентов нынешнего набора Дао академии эфира и рассказа Чжао Ямэн он и двое других ректоров знали имя сделавшего всё это человека.

У старого доктора разболелась голова. Участие автоматонов сузило круг подозреваемых до одного человека. Ван Баолэ.

— Насчёт этого инцидента… если я попробую объяснить…

Старый доктор прочистил горло ещё раз в попытке сделать вид, что он ничего не знает. Внезапно вдалеке вновь раздался шум. Словно не заметив гнева коллег, старый доктор быстро сказал:

— Возможно, это недоразумение… эм…

И вновь ему не дали закончить. Вдалеке послышались стоны. Вернулось ещё три человека. Ректоры трёх академий, казалось, были готовы взорваться в любую секунду. Старый доктор устало потёр переносицу.

— Давайте сначала я их спасу, а потом всё обсудим, — со вздохом предложил он.

С этими словами он подошёл к Ли И. Коротким движением руки он освободил девушку из лап автоматонов. Правда он не знал, как заставить их замолчать. Ему не хотелось уничтожать их, поэтому он оставил их стонать в сторонке. Потом он освободил У Фэня и остальных. Собратья по академиям привели товарищей в чувства. Заметив встревоженных студентов вокруг, вспомнив о том, что случилось до потери сознания, и услышав стоны, они закрыли лицо руками и закричали.

— Ван Баолэ, между нами ещё ничего не кончено!

— Ректор, это сделал Ван Баолэ!

— Ректор, я требую справедливости!

Пострадавшие разразились громкими криками. У Фэнь, чернокожий парень и остальные сыпали в адрес Ван Баолэ бесконечным потоком бранных слов и проклятий.

Обступившие их студенты из трёх других дао академий уже почти не сомневались в том, что главным подозреваемым был Ван Баолэ, хоть они и не сталкивались с ним лично. Среди тех, кому всё же довелось встретиться с ним, никто поначалу не хотел жаловаться на него из страха перед возможной местью с его стороны. Всё-таки, по мнению большинства, Ван Баолэ был человеком беспощадным. Однако, стоило кому-то выкрикнуть его имя, как дамбу наконец прорвало.

— Ректор, Ван Баолэ тот ещё подлец! Он подглядывал за нами во время купания!

— Ректор, Ван Баолэ украл мой духовный корень в пять цуней! И это после того, как я вложил в схватку с ним все свои силы. Ван Баолэ не только выждал подходящий момент для кражи, этот мерзавец потом ещё и ранил меня!

— Ректор! Хочу пожаловаться на Ван Баолэ! Он серьёзно избил Чжо Исяня, оставив его на духовном корне в семь цуней!

— Господин ректор…

Бесконечный поток жалоб напоминал бьющийся об скалы морской прибой. Под конец студенты трёх дао академий, вне зависимости встречались ли они с Ван Баолэ или нет, жаловались на него и винили во всех грехах. Разразился нешуточный скандал.

Ректоры четырёх великих дао академий не ожидали, что Ван Баолэ окажется объектом для ненависти такого количества людей. Переманивание им нескольких тысяч духовных корней, многие из которых были судьбой предназначены другим студентам, и измена этих духовных корней посеяли семена ненависти в сердцах студентов, оставшихся ни с чем.

Особенно обидно им было, когда духовные корни, потеряв Ван Баолэ, рассредоточились по всей деревне. Слоняющиеся всюду копии Ван Баолэ служили постоянным напоминанием об их неудачах. Разумеется, среди жалобщиков нашлись и те, кто ни разу не пересекался с Ван Баолэ. Ими двигали зависть и желание поучаствовать в скандале. Поэтому и они добавили свои комментарии.

Шум толпы нарастал. Многие студенты обменивались своим мнением и озвучивали недовольство. Троица из Дао академии эфира переглянулась, а потом молча посмотрела на старого доктора. Старик оказался под серьёзным давлением. Про себя он горько рассмеялся. Кто бы мог подумать, что Ван Баолэ окажется человеком, способным вывести из себя такое количество людей и спровоцировать такой масштабный скандал. У него всё сильнее болела голова.

Внезапно студенты и практики, охранявшие вход, взорвались криками:

— Приближается летающей объект!

— Тихо! К нам летит загадочный объект!

— Большой, не похож на студента!

Крики у входа в Деревню истинного дыхания привлекли внимание ректоров четырёх дао академий. Если бы не загадочное сияние в деревне, заставившие группы сопровождения всех академий вызвать подкрепление, то летающий объект в небе никогда бы не привлёк к себе такого внимания.

Галдящие студенты замолчали и нервно подняли головы к небу. Они увидели, как из Деревни истинного дыхания вылетело нечто высотой в шесть и шириной в девять метров. Неизвестный объект окружало магнитное поле. Из-за его искажений было трудно разглядеть, что находилось внутри. Объект стремительно приближался к толпе.

— Что это?

— Похоже на огромную бочку…

— Разве? Как по мне, это никакая не бочка… за эту штуку цепляются люди.

— Да бочка это. Гляньте, сколько в ней добра… Проклятье, если мне не изменяют глаза, то эта штука похожа на алхимический треножник.

Из толпы доносились изумлённые крики студентов. Старый доктор заметил за приближающейся бочкой округлую фигуру. По его морщинистому лицу промелькнули недоумение и изумление. Трое ректоров рядом с ним тоже узнали человека за бочкой. Инстинктивно они хотели сразу же отчитать его как следует, но при виде его добычи суровые слова застряли у них в горле.

Наконец и студенты с острым зрением заметили пухлого человека, держащего бочку. Они потёрли глаза, словно не могли поверить в увиденное.

— Это… Ван Баолэ!

Только прозвучало это имя, как Ван Баолэ из-за бочки закричал:

— Эй, впереди, поберегись! Не стойте у меня на пути. Я не знаю, как остановиться!

Только сейчас все увидели Ван Баолэ. Они инстинктивно разошлись с его пути, при этом в их головах роились сотни мыслей.

Увидев, что путь свободен, Ван Баолэ в окружении магнитного поля полетел ещё быстрее и со свистом влетел на площадь. В этот момент магнитное поле исчезло, но Ван Баолэ по инерции пролетел ещё немного, а потом его ноги наконец коснулись земли. От веса его добычи и скорости полёта земля отозвалась ощутимой дрожью. Вместе с бочкой он пробежал ещё несколько десятков метров и только тогда наконец сумел затормозить. Он отпустил бочку, и та с глухим звуком рухнула на землю.

Тяжело дыша, Ван Баолэ утёр обильный пот со лба и странно посмотрел на притихшую толпу. И студенты, и несколько сотен сопровождавших их практиков, и ректоры, и даже элитные эксперты четырёх академий, вызванные в качестве подмоги, выглядели так, будто увидели приведение.

Полнейшее изумление на лицах людей привело Ван Баолэ в неописуемый восторг. Он прочистил горло и уже хотел что-то сказать, но тут толпа взорвалась таким оглушительным рёвом, что любые слова Ван Баолэ гарантированно бы в нём потонули.