Глава 121. Уникальное божественное оружие

Наконец летающий корабль скрылся за облаками. Больше Ван Баолэ не мог видеть ни деревню, ни затуманенную фрагмент-гору. Он закрыл глаза, чтобы ощутить духовные меридианы в теле. Ван Баолэ прекрасно понимал значение пословицы «драгоценный камень может бросить его хозяина в тюрьму», поэтому он замаскировал настоящий духовный корень . Всё-таки корень длиной в восемь цуней считался пределом человеческих возможностей. Если появится человек с духовным корнем в десять цуней… ему даже думать не хотелось о том, какой разразится скандал. Стой за ним могущественная семья, возможно, ему бы удалось пережить такую бурю. Но это явно был не его случай. Если его раскроют… последствия будут катастрофическими.

«Верь в доброту других, но никогда на неё не рассчитывай!»

Эту мысль он вычитал в автобиографиях высокопоставленных чиновников. В детстве Ван Баолэ не понимал её значения, но, став старше, осознал, какую идею пытался донести автор.

Ван Баолэ тяжело вздохнул и подавил невеселые мысли. Достав пакетик со снэками, он отправился на нижнюю палубу. Снэки могли скрасить любую ситуацию и всегда поднимали настроение. Прикончив всю пачку, Ван Баолэ задумался о своей добыче и скором поступлении в верхнюю академию. От этих мыслей его настроение настолько улучшилось, что он начал насвистывать какой-то веселый мотивчик. Внезапно ему жутко захотелось с кем-то поболтать.

У каюты Чэнь Цзыхэна выяснилось, что он всё еще стабилизировал культивацию после прорыва. Сейчас ему было не до гостей. Ван Баолэ ничего не мог поделать, поэтому отправился на поиски Ду Минь. Поначалу их разговор протекал очень спокойно. Постепенно Ван Баолэ всё больше давал волю своему внутреннему я. Ду Минь недолго могла это терпеть. Наконец она не выдержала.

— Глупый толстяк, вон отсюда! — раздраженно бросила она.

Ван Баолэ потер переносицу и быстро ретировался. По его мнению, Ду Минь обладала крайне тяжелым характером. Потом он пошел к каюте Чжо Ифаня, но и тот заперся и никого не принимал. Ван Баолэ почесал затылок и решил отыскать Чжао Ямэн. Внутри каюты он обнаружил сидящую в позе лотоса Чжао Ямэн. Сколько он ни старался её разговорить, она не отвечала, отчего Ван Баолэ чувствовал себя немного неловко. Ему быстро надоело разговаривать со стеной, поэтому визит в её каюту тоже пришлось досрочно закончить.

От скуки Ван Баолэ решил заняться культивацией. Не успел он приступить, как ему пришло сообщение от ректора. В своем послании старик просил его зайти и рассказать о месте внутри фрагмента-горы, где он нашел мертвецов.

В каюте ректор ждал его не один. Краснолицый старик и несколько незнакомых практиков повернулись на вошедшего Ван Баолэ. Помимо него в каюту пришли Чжао Ямэн, Чжо Ифань и Чэнь Минъюй. Ректор начал расспрашивать их о случившемся внутри фрагмента и о том, как они нашли алтарь и мертвецов над ним. Они поведали, как добыли первого мертвеца. Чжао Ямэн воспользовалась секретной техникой, чтобы достать его. Это недешево ей обошлось.

Ван Баолэ оказался не столь откровенен. Он рассказал о странном происшествии: туман внезапно разошелся, явив статую и странное лицо, после подавления которого пол закачался. С помощью автоматонов он нашел путь обратно. Ван Баолэ заранее продумал свою версию событий.

— Это длинное синее копье — фальшивка. А я принял его за настоящее божественное оружие… досадно.

Большая часть рассказа Ван Баолэ была правдой. Он благоразумно ничего не упомянул о маске и синей жемчужине. В такой мешанине правды, полуправды и недосказанности непросто распознать ложь. Что до фальшивого копья, скрывать это не было смысла, к тому же Ван Баолэ беспокоился, что дао академия могла проверить его историю. Поэтому у него не было причин врать.

— Длинное синее копье? — переспросил ректор.

Когда рассказ подошел к концу, сидящий позади ректора краснощекий старик посмотрел на незнакомых Ван Баолэ практиков. После их кивка он улыбнулся. Если бы Ван Баолэ не сказал, что копье фальшивое, его бы ждали неприятности.

— Оно действительно ненастоящее!

— На самом деле четыре дао академии и раньше находили подобные иллюзорные копья синего цвета, — сказал один из незнакомых Ван Баолэ практиков. — На сегодняшний день в других фрагментах найдено три таких копья. В каждом из таких мест стояла статуя со странным выражением лица! Синие копья на трех алтарях исчезли после того, как мы извлекли окружавших его мертвецов. Согласно нашим исследованиям, это образы, созданные силой, которую мы не в силах контролировать. К тому же эта сила еще умеет и подавлять. Жаль, что мы не можем управлять ей. Что до мертвецов, все они были повреждены. Такие покойники всё равно представляют определенную ценность, но они не идут ни в какое сравнение с добычей из этого путешествия!

Ван Баолэ не ожидал, что четыре дао академии ранее уже находили алтари с синим копьем. У него в душе поднялось странное чувство.

«Они что, не находили синие жемчужины? — задался вопросом Ван Баолэ. — Я единственный, кто смог её заполучить?»

Сердцебиение Ван Баолэ ускорилось, когда он вспомнил, как использовал силу поглощающего семечка, чтобы добыть синюю жемчужину.

«Если только синее копье не исчезло, а сгустилось в жемчужину под влиянием силы притяжения моего поглощающего семечка!»

На задумчиво сдвинутые брови Ван Баолэ обратил внимание краснощекий старик. Почувствовав на себе его удивленный взгляд, Ван Баолэ глубоко вдохнул и сказал:

— Дедушка, если синее копье действительно иллюзия, быть может… где-то спрятано настоящее копье, о местонахождении которого мы пока не знаем. Если моя теория верна, и копье действительно существует, тогда оно должно быть божественным оружием.

Краснолицый старик не распознал притворства Ван Баолэ. Когда он впервые услышал эту историю много лет назад, то тоже отнесся к ней с удивлением и скепсисом.

— Божественное оружие? — с улыбкой сказал он. — Откуда ж ему здесь взяться? На сегодняшний день во всей Федерации существует всего одно божественное оружие и принадлежит оно четырем дао академиям. Его использует президент. Это ценнейшее сокровище во всей Федерации!

Старик рассмеялся. Обычно он бы никогда не стал объяснять студенту такие простые истины, но Ван Баолэ ему понравился, поэтому он снизошел до короткого объяснения.

— Всего одно!

У Ван Баолэ округлились глаза. Похоже, Чэнь Минъюй тоже впервые слышал об этом, а вот Чжо Ифань и Чжао Ямэн отреагировали довольно спокойно. Они явно уже знали об этом.

Краснощекий старик улыбнулся. На этом тема божественного оружия была исчерпана. Старик задал еще несколько вопросов, после чего отпустил всех четверых. Даже у дверей своей каюты Ван Баолэ всё еще не пришел в себя.

«Во всей Федерации всего одно божественное оружие?»

Только сейчас он по-настоящему понял ценность предметов такого рода. В его взгляде вспыхнуло пламя желания. Теперь Ван Баолэ знал о Федерации несколько фактов, неизвестных широкой общественности. К примеру, союз четырех дао академий являлся одной из главных сил Федерации.

Практически половина чиновников и служащих аппарата являлись выходцами из четырех великих дао академий. Вдобавок прошлый и нынешний президенты Федерации тоже закончили одну из дао академий. В определенном смысле четыре дао академии выбирали президента. Раньше Ван Баолэ не понимал почему. Но сегодня он узнал… среди всех группировок в Федерации божественным оружием владел только союз четырех академий.

Можно сказать, что президент Федерации был представителем четырех дао академий, однако с сильный сенатом в определенном смысле сдерживал растущее влияние академий. Таким образом две эти организации уравновешивали друг друга.

Ван Баолэ имел лишь общие представления о полномочиях Сената. Четыре дао академии выбирали президента, а Сенат определял национальную политику Федерации. Между ними шла постоянная борьба, с другой стороны, они были неотделимы друг от друга из-за постоянного давления других сил и группировок, а также обитавших по другую сторону городских стен чудовищ.

От этой мысли Ван Баолэ тяжело вздохнул. Он обладал ограниченной информацией и мог лишь строить догадки. Вуаль загадочности, скрывающая Федерацию, приоткроется, когда он попадет в верхнюю академию.

«Что они знают о Бесконечном клане? Много ли им известно о происхождении загадочного меча в солнце? Раз они нашли погибших… может, они обнаружили и выживших? Ступила ли нога кого-нибудь из Федерации на… древний меч из позеленевшей бронзы, пронзивший солнце?»

Желание в глазах Ван Баолэ стало явственнее. В ходе путешествия он как-то спросил Чжо Ифаня о заклинаниях клана Пять Поколений Неба. Его объяснение вышло весьма таинственным. Секретную технику клан Пять Поколений Неба обнаружил во фрагменте. Она использовала фундаментальные основы мира, чтобы призвать так называемый прошлый мир. Вдобавок она была связана с происхождением духовных корней! Это было ненастоящее Истинное Дыхание, но с духовным корнем можно было использовать технику. Просто Чжо Ифань овладел ей недостаточно хорошо в сравнении с Чжо Исянем.

«Фрагментов старого меча должно быть очень много… интересно, как выглядят луна и другие планеты?!»

В ходе размышлений Ван Баолэ любовался небом из иллюминатора корабля. На следующий день судно начало снижаться к озеру Зеленолесья.

Одну часть города Эфира опоясывал ров шириной в сто метров, отделяя это место от остального города. Рвом был очерчен… внутренний город, который принадлежал одному из семнадцати сенаторов Федерации. Мэру города Эфира. На территории внутреннего города мог поместиться десяток больших особняков. Особенно бросался в глаза старинный замок в самом центре внутреннего города. В небе порхали птицы, воздух благоухал цветочным ароматом.

Там были разбиты пруды, имелись искусственные горы и старинные строения, стоящие вокруг главного замка. Во внутреннем городе каждая плитка на полу, каждый элемент декора и вырытый ров скрывали в себе руны, отчего всё это место пронизывали магические формации. Всё это находилось на виду. Не трудно представить, насколько опасной для незваных гостей была защита внутреннего города, скрытая от глаз посторонних.

Территорию патрулировали стражники в черных доспехах, излучавшие могучую ауру. Обслуживающий персонал состоял из армии поваров, музыкантов, слуг и других рабочих. Они работали во внутреннем городе словно рой трудолюбивых пчел. Как будто служба хозяевам была их главной целью в жизни.

Позади замка находилась запретная территория, куда никому нельзя было входить без разрешения владельца. Там росло старое дерево высотой в несколько десятков метров. Его раскидистая крона достигала трехсот метров в диаметре. Среди листвы и переплетения веток угадывались очертания еще зеленых, не созревших фруктов.

Под старым деревом сидели два человека. Одного из них звали Линь Тяньхао. Выглядел он подавленным. Он неоднократно поднимал голову, словно хотел заговорить, но каждый раз останавливал себя в последний момент. Его взгляд был обращен на спину мужчины средних лет в черном фраке. Взгляд мужчины был направлен на фрукты, похоже, он о чем-то глубоко задумался.

Он был высоким с идеальной осанкой. Несмотря на солидный возраст, на его гладком лице, из-за которого его можно было принять за юношу, имелось всего пару морщин вокруг глаз. Окружавшая его аура напоминала океан — глубокий, непостижимый, давящий — и вызывала сильные колебания духовной энергии в воздухе.

Это был один из семнадцати сенаторов Федерации, мэр города Эфира, Линь Ю!