Глава 173. Затишье перед бурей

От слов Ван Баолэ Чжоу Лу лишилась дара речи. Его отрицание было ожидаемым, но она не предполагала, что её назовут красавицей. Комплимент не произвел должного эффекта. Она демонстративно фыркнула. Сейчас было не время для мести. Она пристально посмотрела на Ван Баолэ, а потом поднялась из-за стола и поприветствовала Чэнь Юйтуна.

— Должно быть, ты старший брат Чэнь Юйтун. Мне нужна нефритовая табличка, которую вам выдали в Дао академии эфира, — вежливо попросила Чжоу Лу.

Вне зависимости от её воинского звания при общении с кем-то вроде Чэнь Юйтуна требовалось проявлять вежливость. Дело было не только в уровне культивации, но и его семье. Один из кандидатов на пост вице-главы павильона дхармического оружия обладал высоким статусом даже за пределами академии.

Чэнь Юйтун задвинул подальше непрошенные мысли, после чего спокойно передал нефритовую табличку. Несмотря на более слабую культивацию Чжоу Лу, он вел себя с ней уважительно. Это произвело положительное впечатление на Чжоу Лу, к тому же Чэнь Юйтун был хорош собой и обладал манерами настоящего джентльмена. С таким статусом и культивацией он всегда пользовался популярностью как у учеников, так и у учениц с острова верхней академии. Тем не менее он ни с кем не встречался, предпочитая одиночество.

Во время разговора с Чэнь Юйтуном Чжоу Лу зарегистрировала нефритовую табличку с назначение от Дао академии эфира. В итоге их прикрепили к одной из малых крепостей. В ходе нашествия чудовищ им предстояло чинить и следить за состоянием пушек Вулкан в этой крепости.

Уточнив все детали своей миссии и получив военный пропуск, Чэнь Юйтун вместе с Ван Баолэ и остальными вышли на улицу. Чжоу Лу мрачно проводила взглядом Ван Баолэ.

«Я не стану пользоваться служебным положением в личных целях, — мысленно фыркнув, подумала она. — Если бы я хотела отомстить, то мне бы не составило труда устроить ему по-настоящему «райскую жизнь». Придет время, и я отомщу!»

Она перевела взгляд с опустившегося на место полога палатки на письменный стол. Ей еще предстояло много дел.

Погрузившись в летающий корабль, четверо учеников из Дао академии эфира полетели к назначенной им крепости. Внутри Чжоу Пэнхай, Сунь Фан и Чэнь Юйтун вопросительно посмотрели на Ван Баолэ. Первые двое не считали корректным задавать вопросы, но Чэнь Юйтун не удержался и спросил:

— Баолэ, ты явно знаком с этой девушкой. Тоже познакомились в Деревне истинного дыхания? Неужто и она хотела раздеть тебя догола? Хотя что-то не складывается. Не припомню, чтобы она не училась в нашей или трех других дао академий. В противном случае она бы никогда не попала в армию в столь юном возрасте. Должно быть, подсуетился кто-то из её семьи…

Чэнь Юйтун с подозрением смотрел на Ван Баолэ, на что тот сухо покашлял. Внутри корабля не было посторонних. Не было смысла и дальше скрывать правду.

— Её зовут Чжоу Лу, — сообщил он, — она не пыталась меня раздеть, но я… как-то раз ударил её по попе. В тот раз она носила облегающие штаны. От удара одна половинка стала больше другой… персик превратился в тыкву-горлянку, если вы понимаете, о чём я…

Ван Баолэ в красках описал их стычку, посеяв в головах троих молодых людей весьма провокационные образы. Чжоу Пэнхай и Сунь Фан мысленно признали поражение. Глядя на Ван Баолэ, обоих посетила одна и та же мысль. Им было очень далеко до человек, который достиг таких заоблачных высот в вопросе флирта с женщинами. Чэнь Юйтун вымученно улыбнулся и похлопал Ван Баолэ по плечу.

— Баолэ, от женщин одни проблемы, — медленно произнес он, пытаясь донести мысль. — Мой тебе совет, держись от них подальше. Избавишь себя от кучи хлопот. Я знаю это по своему опыту.

Слова Чэнь Юйтуна показались Ван Баолэ немного странными, но он не успел как следует всё обдумать. Их корабль долетел до нужной крепости.

Эта малая крепость стояла на вершине горы. Издалека крепость представлял собой угольно-черный гигантский полумесяц. Высота стен, растянувшихся более чем на три километра, достигала нескольких сотен метров. Сторона, смотрящая на дикие джунгли, была выполнена в виде дуги. От неё словно ветки дерева расходились шипы с круговыми платформами, чем-то всё это напоминало ложку.

На платформах возвышалось по тридцатиметровой пушке Вулкан. За каждой платформой были закреплены солдаты. В некоторых случаях их количество достигало тысячи человек. Некоторые солдаты отвечали за базовый ремонт Вулканов, другие занимались истреблением чудовищ во время нашествия и не давали им пробиться к пушкам и повредить их.

Такая система была принята по двум причинам. С одной стороны, пушки Вулкан нужно было защищать, с другой, после критического повреждения они взрывались. По этой причине их нельзя было устанавливать слишком близко к крепости.

По обеим сторонам от крепости среди гор мерцал полупрозрачный магический барьер. Он простирался в обе стороны от крепости. Этот барьер не только защищал крепость от чудовищ из диких местностей, но и соединял эту крепость с двумя ближайшими малыми крепостями.

Если забраться на самую высокую гору и посмотреть вниз, то можно было увидеть множество точек — малых крепостей — вокруг главной крепости. Сама она находилась в окружении поблескивающей защитной магической формации.

Помимо отражения нашествий чудовищ малые крепости защищали седьмую главную крепость от атакующих магических формаций. Где бы ни началось вторжение чудовищ духовная энергия от созданных ими атакующих магических формаций распределялась по различным малым крепостям. Такая тактика серьезно увеличивала стабильность защитной магической формации людей.

В результате чудовища стали считать малые крепости потенциальными точками для прорыва. Людям пришлось снабдить все малые крепости пушками Вулкан. Их было не так много, как в главных крепостях, но всё равно их количество исчислялось сотнями. Вдобавок через перемещающие формации можно было быстро послать или запросить подкрепление. На территории, подконтрольной седьмой главной крепости, стояли сотни малых крепостей. Вместе они составляли седьмые врата Федерации. Ни одному нашествию чудовищ не удалось пробить этот нерушимый заслон.

После приземления в крепости Ван Баолэ с друзьями встретились с командующим — рослым, статным мужчиной с кустистой бородой. Не успели они как следует устроиться, а их уже ждали неотложные дела.

Незаметно прошло три дня. За это время Ван Баолэ не смог выкроить время на культивацию. Под предводительством Чэнь Юйтуна он инспектировал пушки Вулкан. К этой крепости были прикреплены ученики из всех четырех великих дао академий. Большинство составляли практики боевых искусств, но были и алхимики, и эксперты по магическим формациям, и ученики с других павильонов. У каждого были свои обязанности.

Практики дхармического оружия занимались обслуживанием и ремонтом пушек Вулкан. Включая группу Ван Баолэ их было более дюжины. Всех распределили по имеющимся пушкам. Группа Ван Баолэ была ответственна за тридцать орудий. Относительно немного, но пушка Вулкан представлял собой крайне сложное устройство. Первые три дня Ван Баолэ изучал строение этих пушек. Его с самого начала поразила их комплексность.

В основе каждой пушки Вулкан находилось более сотни духовных сокровищ. Каждое из них являлось неотъемлемой частью механизма. Во время работы сила пушки превосходила совокупную мощь всех этих духовных сокровищ.

Именно из-за такой сложности простые практики не могли ремонтировать их в случае поломки. Солдаты не обладали нужной квалификацией для ремонта духовных сокровищ. Даже Ван Баолэ, Чжоу Пэнхай и Сунь Фан выполняли роль ассистентов. Непосредственный ремонт выполнял Чэнь Юйтун.

Ван Баолэ уже мог создавать духовные сокровища, поэтому за первые три дня он серьезно продвинулся в плане понимания устройства пушек, что удивило даже Чэнь Юйтуна. В итоге он разрешил ему выполнять ремонт самостоятельно. Это серьезно снизило нагрузку на команду.

Целую неделю они приводили в порядок вверенные им пушки. После проверки всех Вулканов, а также замены износившихся частей команда Ван Баолэ смогла наконец передохнуть. Они выполнили первую половину порученной им задачи. Осталось проследить за пушками во время нашествия чудовищ.

В ожидании начала вторжения Чэнь Юйтун большую часть свободного времени заводил новые знакомства среди учеников из других академий. Чжоу Пэнхай последовал его примеру, а Сунь Фан подружился с офицерами крепости.

Ван Баолэ, с другой стороны, проводил время в компании солдат, а не их командиров. За эту неделю он заметил, что большинство из них находились на стадии Древних боевых искусств. В плане культивации они серьезно ему уступали, но в его присутствии в их глазах появлялся восхищенный блеск, а сердцах — желание оберегать. Оберегать Ван Баолэ, а точнее защищать практиков вроде него.

Такое поведение солдат долгое не укладывалось у Ван Баолэ в голове. Хоть он и был практиком, простые люди на стадии Древних боевых искусств хотели защитить его. Для них немногочисленная каста практиков символизировала надежду. Их следовало защищать во что бы то ни стало! В особенности практиков, способных создавать и восстанавливать пушки Вулкан.

После этого осознания в душе Ван Баолэ поселилось странное, необъяснимое чувство. Многие солдаты были его ровесниками, но они уже носили шрамы. К тому же изношенность и сколы на их дхармических артефактах говорили о частом использовании и ремонте.

Пока он занимался культивацией в дао академии, эти люди сражались с чудовищами не на жизнь, а на смерть. Эти солдаты проливали кровь, чтобы у практиков было время стать сильнее, а простые люди могли жить в мире. Вот почему, когда работы стало меньше, Ван Баолэ сошелся с солдатами и приложил все силы, чтобы восстановить и убрать изъяны из их дхармических артефактов. Его помощь вкупе с непринужденным характером позволила ему быстро найти общий язык с солдатами. С тех пор его часто можно было увидеть в их компании. В эти моменты он часто забывал о своем статусе практика.

— Ну-ка, кто тут хвастался, что сделает меня в армрестлинг? Сейчас всё и выясним. Проигравший стирает носки всех присутствующих!

С плаца перед бараками, где жило несколько сотен воинов, доносился громкий смех и обрывки оживленных разговоров. Там же сидел Ван Баолэ. Впечатав кулак мускулистого мужчины в стол, он самоуверенно улыбнулся.