Глава 191. Совершенно ясно

Как только у него в руках появилась странная черная пушка, от её пугающей ауры по толпе прошла волна шепотков. Давно на экзамене не демонстрировались изобретения экзаменуемых.

Изобретение нового духовного сокровища — задача невероятной сложности. Rроме собственного воображения практику не на что было опираться. Только по-настоящему уверенные в себе люди осмеливались представлять на экзамене разработанные ими артефакты.

В прошлом на главных и второстепенных экзаменах в большинстве своем демонстрировались имеющиеся в списке духовные сокровища. Сложность переплавки была указана прямо напротив их названий.

Тех, кто пришел понаблюдать за ходом экзамена, больше интересовали не артефакты, а вопросы главы павильона и его заместителей. Такие вопросы представляли для них огромную ценность, если повезет они могли собственными глазами увидеть создание артефактов. Такой опыт ценился на вес золота. Ван Баолэ принес на экзамен изобретенное им духовное сокровище. С точки зрения зрителей, по ценности этот артефакт оставлял далеко позади обычные духовные сокровища из устоявшегося списка.

— Его изобретение? Хм… если мне не изменяет память, на экзамен не приносили своих изобретений уже лет десять!

— Великая и могучая пушка… Баолэ? Какое странное имя. Но вид этой штуковины впечатляет!

Зрители получили новую тему для обсуждения. Участники экзамена ошеломленно уставились на духовное сокровище в руках Ван Баолэ… особенно Линь Тяньхао. На него словно опрокинули ушат ледяной воды.

«Это не Драконий клык? Как? Почему?»

Линь Тяньхао в ярости заскрежетал зубами. При виде пушки в руках Ван Баолэ ему стало трудно дышать. У него появилось недоброе предчувствие.

Ван Баолэ какое-то время просто нежился в лучах всеобщего внимания. Ему очень понравилось, как люди отреагировали на первую демонстрацию пушки Баолэ. Усилием воли он подавил в себе радость, накрыл ладонью кулак и подтолкнул к главе павильона пушку Баолэ.

Глава павильона и четверо заместителей позади выглядели сосредоточенными. Они одновременно повернули головы и внимательно посмотрели на Ван Баолэ. Особенно глава павильона дхармического оружия. В окружении духовной энергии он подошел к пушке Баолэ. Когда энергия проникла внутрь артефакта, выражение его лица не изменилось, но внутри разразился настоящий ураган эмоций.

С его мастерством в области дхармического оружия хватило бы беглого осмотра, чтобы понять всю экстраординарность духовного сокровища. В любой другой день на этом бы он и закончил свой анализ. Но при детальном осмотре выяснилось, что это духовное сокровище находилось чуть выше третьего ранга и практически сравнялось с четвертым. Оно по всем статьям превосходило все представленные на экзамене духовные сокровища.

Даже Звездный сосуд не шел с ним ни в какое сравнение. Будь то сложность начертаний или вложенный талант и креативность, эта пушка и другие духовные сокровища находились на разных уровнях. К тому же… пушка Баолэ явно была композитным духовным сокровищем!

Это серьезно повышало её ценность. Однако всё было не так просто, как могло показаться на первый взгляд, особенно с учетом личности создателя этого духовного сокровища.

«Ценность первого места на экзамене состоит не просто в выборе будущей должности. В будущем это станет одним из критерием при оценке кандидата на позицию вице-главы павильона… Насколько мне известно, Ван Баолэ спелся с Чэнь Юйтуном. Эти двое явно принадлежат к династии Сунь Ифэна. Сейчас Сунь Ифэн борется за кресло главного старейшины со старейшиной Ли…»

Глава павильона дхармического оружия прищурился. Он и Сунь Ифэн принадлежали к разным династиям. Более того, его вполне можно было причислить к одному из людей старейшины Ли.

Победа старейшины Ли в борьбе за пост главного старейшины была крайне ему выгодна. Всё-таки, если Сунь Ифэн сосредоточит в своих руках слишком много власти… особенно с таким учеником, как Чэнь Юйтун, который с большой вероятностью станет вице-главой павильона, его собственное положение окажется под угрозой. Вот почему он мог позволить Ван Баолэ стать мастером оружия, но не мог допустить, чтобы лучшим на экзамене оказался человек из фракции Сунь Ифэна!

«Особенно, если это Ван Баолэ. Его результаты с экзамена учеников оружия и так слишком хороши. Не говоря уже про блестящий послужной список. Если он займет первое мест на этом тесте… то в будущем, при условии, что культивация и знания о дхармическом оружии достигнут определенного уровня, с его наградами и достижениями он точно станет вице-главой павильона!»

Все эти мысли за считанные доли секунды пронеслись в голове главы павильона. Его глаза едва заметно блеснули. Он собирался немного остудить пыл Ван Баолэ. Нечто подобное находилось в его юрисдикции. Даже если кто-то со стороны что-то заметит, непосредственно вмешаться он не сможет. Всё-таки кресло главного старейшины всё еще пустовало. К тому же, как глава павильона, он обладал внушительной властью. Даже если в будущем ему попытаются это припомнить. Сделанного не воротишь. Пересмотреть этот случай уже будет нельзя.

Приняв решение, он отозвал духовную энергию из пушки и молча передал её своим заместителям. Те по очереди изучили духовное сокровище. Под впечатлением от найденного они с пылом стали обсуждать его с главой павильона. Наконец мужчина в пурпурном халате посмотрел на Ван Баолэ.

— Раз это сокровище — твоё изобретение, вопросов не потребуется. Ван Баолэ, здесь и сейчас переплавь еще одну пушку.

Ван Баолэ внимательно наблюдал за экзаменаторами. Вроде бы в их поведении не было ничего странного. Прозвучавшая просьба никак не прояснила их отношение к его работе. Всё-таки они имели полное право попросить переплавить артефакт прямо на месте.

Ван Баолэ кивнул и размеренно задышал. Будучи готовым к чему-то подобному, он прямо на площади достал духовные камни и начал переплавку. Следующие два часа все присутствующие завороженно наблюдали за тем, как Ван Баолэ переплавлял одно духовное сокровище за другим. Изредка из толпы доносились изумленные вздохи или обрывки приглушенных разговоров.

Наконец он соединил все духовные сокровища во вторую пушку Баолэ! С глухим стуком он поставил пушку на землю и поднял глаза на главу павильона и его заместителей. Со всех сторон послышались шокированные вздохи. Глава павильона дхармического оружия внимательно посмотрел на Ван Баолэ.

— Ты сдал, — негромко сказал он, — что до твоего места, объявление будет сделано после окончания экзамена.

С облегченным вздохом Ван Баолэ вернулся в строй. Он ни капли не сомневался, что занял сегодня первое место.

Линь Тяньхао, с другой стороны, выглядел крайне скверно. Костяшки на его пальцах побелели, а в сердце странным образом смешались зависть и горечь. Люди вокруг видели лишь его отстраненную маску.

Оставшиеся экзаменуемые показали комиссии свои духовные сокровища. Наконец пришло время подведения итогов экзамена на звание мастера оружия — самой интересной части всего действа. Люди на площади смотрели на главу павильона в ожидании объявления.

Ван Баолэ, Линь Тяньхао и остальные экзаменуемые нервничали. Несмотря на железную уверенность в своей победе, Ван Баолэ всё равно боялся, что заветное первое место могло от него ускользнуть.

Под внимательным взглядом толпы глава павильона что-то тихо обсуждал со своими заместителями. Ученики ничего не слышали, но заметили, как пожилой вице-глава павильона внезапно что-то рассердило. Трое его коллег о чем-то перешептывались, а глава павильона молча за всем наблюдал. Чуть позже они наконец пришли к консенсусу. Пожилой вице-глава павильона широко взмахнул рукавом и отошел в сторону.

— Я отказываюсь комментировать присужденные места! — холодно произнес он.

Немного виновато посмотрев на Ван Баолэ, старик пошел прочь с площади. Эта сцена шокировала зрителей. У Ван Баолэ комок подступил к горлу. Странное поведение старика и брошенный напоследок взгляд как будто говорили, что он был бессилен что-либо сделать и чувствовал себя виноватым.

У Ван Баолэ мороз пробежал по коже. «Что происходит?» — мелькнула у него тревожная мысль. В этот момент глава павильона на всю площадь объявил результаты экзамена.

— Павильон дхармического оружия присуждает первое место Линь Тяньхао! Экзамен закончен! — невозмутимо сказал он.

Даже не посмотрев в сторону Ван Баолэ, он двинулся обратно к главному зданию. Тишина продлилась пару секунд, после чего плотину прорвало.

— Победа досталась Линь Тяньхао?

— Что за чушь? Духовное сокровище Ван Баолэ — его собственное изобретение, всяко лучше артефакта из списка.

Пока зрители оживленно спорили, Линь Тяньхао задрожал. В его глазах промелькнули удивление и радость. Мысленно он уже готовился проиграть, но в итоге занял первое место. В этот момент по его телу как будто прошел заряд тока.

«Должно быть, это отец!» — первое, что пришло ему в голову.

Вне себя от восторга Линь Тяньхао вышел вперед, накрыл ладонью кулак и прокричал:

— Премного благодарен, глава!

Высказав свою признательность, Линь Тяньхао не удержался и искоса посмотрел на Ван Баолэ. Кислая мина конкурента стало бальзамом ему на душу. Он с трудом удержался от смеха.

Ван Баолэ резко помрачнел. Проигнорировав ликующего Линь Тяньхао, он недобро посмотрел в сторону главы павильона. Кто-то другой с неохотой, но всё же принял бы решение главы павильона или попытался найти компромисс после окончания экзамена. Ван Баолэ обычно был крайне улыбчивым и жизнерадостным молодым человеком, но в действительности его характер язык не поворачивался назвать хорошим.

Мысль о достижениях и построенной сети контактов не помогла ему успокоиться. Его взгляд как бы говорил: «Кому какое дело, что ты глава павильона!»

Выйдя вперед, он громко сказал:

— Глава павильона рассудил нас несправедливо!

После этого он повернулся к толпе и накрыл ладонью кулак.

— Собратья, все мы любим дхармическое оружие и стремимся к инновациям. У каждого из нас есть дхармическое оружие собственного дизайна. Мне не надо рассказывать, сколько усилий и времени мы вкладываем в наше увлечение! Мы тратим деньги на материалы и компоненты артефактов, хотя могли бы покупать пилюли для усиления культивации. Пока мы изучаем и разрабатываем новые духовные сокровища, ученики с других факультетов тренируются и занимаются культивацией. Люди вроде нас вынуждены много работать и отдавать ремеслу всего себя. И что мы видим? От плодов наших усилий, совершенно нового духовного сокровища, просто отмахиваются. Я, Ван Баолэ, во что бы то ни стало добьюсь справедливости.

Слова Ван Баолэ нашли отклик в толпе. Перешептывания зрителей переросли в громкий гомон. Лицо главы павильона потемнело. Он мог проигнорировать Ван Баолэ, если бы тот просто высказал своё несогласие с результатами экзамена, а не направил свою риторику на зрителей. Его протест и апелляция к несправедливости закономерно вызвали ропот в толпе. Глава павильона дхармического оружия не мог проигнорировать назревающий скандал.

Человек, сумевший подняться до такого высокого звания, явно не был глупцом. К тому же его решение имело под собой убедительные основания.

— Нам не на что опираться при оценке нового духовного сокровища, его начертаний и композиции. К тому же артефакт не прошел проверку временем. Может статься, что это будет по-настоящему впечатляющее оружие или же в нём обнаружится серьезный изъян. Такого рода предметы сложно оценить! Как глава павильона я вынес предельно ясное решение. Они не подлежат критике. Ты прошел экзамен на звание мастера оружия, но я всё равно оценил Звездный сосуд Линь Тяньхао выше, поскольку это проверенное и надежное сокровище. Вот почему ему досталось первое место! Что до твоего духовного сокровища, я отправлю его на проверку. Если павильон дхармического оружия не обнаружит в нём недостатков, то ты сможешь подать прошение о пересмотре итоговой оценки.

Для некоторых слова мужчины в пурпурном халате прозвучали убедительно. В итоге зрители поделились на два лагеря.

Услышав ответ главы павильона, Ван Баолэ закипел от ярости. Сказанное до боли напоминало типичную бюрократическую отговорку. Упомянутые испытания могли занять дни, месяцы или даже годы. Никто не мог сказать, сколько на них уйдет времени.

— Не подлежит критике? Ладно, я найду, как проверить моё сокровище прямо сейчас. Человека, который даст тебе по-настоящему ясный, неподлежащий критике ответ!

Улыбка Ван Баолэ не предвещала ничего хорошего. Его глаза холодно поблескивали. Крутанувшись на месте, он быстрым шагом прошел сквозь толпу и двинулся… к барабану для призыва старейшины.