Глава 720. Неосознанный выбор

Глядя ей в глаза, Сюй Шухань чувствовала, что даже в обычное время между глазами Шаны имелось небольшое различие. Было ли это из-за вируса или нет, но один глаз был глубоко черным и ярким, в то же время как другой имел странный красноватый оттенок. И временами ей казалось, что в нём была заключена вся кровожадность и ярость, свойственная зомби.

Да, её внутренняя природа зомби успешно подавлялась, но небольшие физиологические изменения, произошедшие после мутации, выдавали её истинную сущность. Для зомби было очень трудной задачей, стать похожим на человека, внешне и внутренне.

Зная непростой характер Шаны, редко кто осмеливался подойти к ней достаточно близко, чтобы пристально взглянуть в глаза.

Но, что действительно заставило сердце Сюй Шухань биться быстрее, так это шепот Шаны прямо в её ухо.

«Тебе нравится брат Лин?»

Сюй Шухань застыла на пару секунд, прежде чем нелепо махнуть рукой: «О чём ты говоришь! Как такое возможно! Я… я просто беспокоюсь, что он провалится… нет, я не хочу полностью превратиться в зомби… в любом случае, это не то, что ты говоришь…».

Вначале её фразы звучали громко, но чем больше она говорила, тем тише становился её голос. Лицо тут же вспыхнуло красным, и она стала мечтать о норе, в которой можно было укрыться от пристальных взглядов окружающих.

«Должна ли я напомнить ей о женском достоинстве… Как девушка Лин Мо может задавать такой прямой вопрос… А теперь, она словно искусная сплетница, смотрит на меня лукавыми глазами? Погодите, даже Ли Ялин и Е Лиань смотрят…» — температура на лице Сюй Шухань поднималась с опасной скоростью, и хотя она дала объяснения, под взглядами трех женщин, она чувствовала, что её слова прозвучали слишком неубедительно!

«Я действительно…»

«Вот так значит…», — наконец кивнула Шана.

Облегчённо выдохнув, Сюй Шухань, ненароком для себя, рассмотрела на губах Шаны хитрую ухмылку, и запаниковала уже всерьёз. Тут же тайком глянула через открытую дверь в спальню, опасаясь, не услышал ли их Лин Мо.

Если бы он узнал о таком…

Сюй Шухань захотелось тут же провалиться сквозь землю.

Но хуже всех в этот момент чувствовал себя Му Чен, на глаза которого наворачивались слёзы: «Девушки игнорируют меня так открыто…».

«Шорох»

После того, как её размер снова уменьшился, медузу подхватил Лин Мо. Его лицо было бледным, а лоб покрыт тонкими струйками пота, но выражение лица оставалось довольным.

Накопив в медузе почти треть от своей духовной энергии, он наконец сумел достичь её предела.

Заполнившись, она тут же начала сжимать духовную энергию. К тому времени, как её размеры вернулись в норму, духовная энергия в её теле горела, словно яркое пламя.

Энергия, которая сейчас умещалась на половине ладони, с легкость могла быть преобразована в материализованные щупальца, способные убить сотни зомби.

Конечно, это всего лишь грубая оценка. В реальном бою потребление духовной энергии могло сильно отличатся в зависимости от ситуации. Но, даже ошибаясь в объёмах, в момент, когда ваша духовная энергия кончалась, это было бы словно открытие второго дыхания у бегунов.

«Медуза будет потреблять небольшое количество духовной энергии каждый день, но с этим можно смириться. Всё равно она более эффективна, чем восстановительное зелье. Жаль, что она не может повышать выносливость… Но, для экстренных случаев … а зелье всё равно нужно найти» — подумал Лин Мо. Он засунул медузу в карман нижнего белья и застегнул его на молнию. (ПП. Сами догадайтесь, где это)

Даже если кто-то увидит у него медузу, то простого взгляда не будет достаточно, чтобы разглядеть в ней живое существо. Однако обнаружения не избежать, если её заметит человек с духовной силой.

Так что вместо того, чтобы хранить её в рюкзаке, привлекая ненужное внимание экспертов штаба, лучшим решением было держать её близко к телу…

***

К полудню следующего дня дождь прекратился.

Яркий солнечный свет окутывал город Хэйшуй, когда из темноты невзрачного жилого дома на улицу вынырнула группа людей.

Лин Мо и Му Чен, с рюкзаками за спинами, были полностью покрыты грязью и пятнами крови, а в сочетании со слегка усталым выражением их лиц, действительно выглядели так, будто прибытие в город Хэйшуй стоило им огромных усилий.

Особенно Лин Мо, который намеренно надел кепку с длинным козырьком, отчасти скрывавшим лицо. Если не считать его роста, он не был отличим от обычного человека, и даже не выглядел таким грозным, как стоявший рядом Му Чен. Свирепости образу последнего добавлял окровавленный нож, висевший на поясе.

Эта маскировка была идеей Лин Мо, чтобы по их виду было понятно, что они сами прошли весь путь из Дунмина в Хэйшуй.

Заставляя Му Чена выглядеть более могущественным, Лин Мо оставил для себя образ слабого в физическом плане человека, рассчитывавшего на умственные способности.

«Всё, мы уходим, я подам сигнал, если что-то случится» — кратко попрощался Лин Мо.

Удивленный Му Чен обернулся и раскрыл рот, чтобы что-то сказать, но Шана впилась в него страшным взглядом, принуждая молчать.

«Черт, я не хочу спрашивать…» — Му Чен выглядел подавленным.

Но если подумать о сообразительности Лин Мо, может, есть выход?

Эта мысль приятно успокаивала нервы, если бы они действительно были одни в логове с тигром, давление было бы слишком сильным…

Сюй Шухань стояла позади всех с тревожным видом. Хотя она не знала, как Лин Мо и его группа были связаны друг с другом, она всё же предполагала наличие какого-то особого средства связи.

Правда, предоставленных ей подсказок было слишком мало для анализа, просто она была уверена, что это должно быть связано с духовной силой Лин Мо, возможно даже с гипнотическим эффектом…

«Е Лиань и другие, кажется, не загипнотизированы… Может, это промывание мозгов… А! Это похоже на лекарства? Нет-нет… Может, это…» — мысли Сюй Шухань завертелись, выдавая на-гора всё более экзотические варианты. Только голос Лин Мо смог вернуть её сознание в реальность.

«Сюй Шухань, тебе нужно отдохнуть и поправиться в ближайшие несколько дней, я уже передал лекарство Шане, она проследит, чтобы ты вовремя его принимала» — сказал Лин Мо, посмотрев ей в глаза.

Услышанное смутило её, к тому же напряжения добавили и три женских взгляда, сосредоточенные на ней. Но сегодня она чувствовала себя лучше, чем вчера вечером, когда немела просто от его взгляда.

«Я… я знаю…» — голос Сюй Шухань напоминал комариный писк.

Неверно растолковав причину её поведения, Лин Мо протянул руку и похлопал по её плечу, произнеся уверенным тоном: «Не волнуйся, я придумаю способ».

«А…» — неожиданные объятия с Лин Мо окончательно вывели её из равновесия.

«Хорошо…» — тихо ответила она, нервно кивая. Его слова совсем чуть-чуть затронули нужные струны в её сердце.

«Помните, что ни при каких обстоятельствах вы не должны быть обнаружены. Вполне вероятно, что в этом городе нет других выживших, кроме членов Нирваны. Обнаружение может доставить нам большие неприятности… Тогда пойдём…» — произнёс Лин Мо, на прощание улыбаясь своим девушкам.

Он бы с радостью обнял всех их, но в этот раз он должен быть уверенным в себе настолько, чтобы и через духовную связь, они могли почувствовать это. Лишние волнения сейчас ни к чему…

Кроме того, долгие прощания всегда выглядели как расставание навсегда.

«Подожди…»

Глядя на Лин Мо, повернувшегося к ней с удивлённым взглядом, Сюй Шухань прошептала: «Не… не будь слишком упрямым, если не можешь этого сделать… неважно».

Ей понадобилось много мужества, чтобы сказать это. В конце концов, это была её последняя надежда.

Но если бы она не сказала это сейчас, Сюй Шухань снова чувствовала бы себя очень расстроенной…

Хотя она знала, что Лин Мо делает это не только для неё…

«Хорошо, я понимаю», — Лин Мо сначала опешил, но затем улыбнулся и кивнул.

«Ты действительно готова стать зомби?» — с улыбкой спросила Шана, пока махала вслед Лин Мо.

Сюй Шухань, набравшись смелости взглянуть ей в глаза, сжала кулачки, перед тем как ответить: «Я тоже не знаю…».

Наблюдая за удалявшимися фигурами мужчин, сердце Сюй Шухань трепетало.

Когда Лин Мо вернется, её судьба будет уже решена…

(Продолжение следует.)

ПП. Из удалёнки. У автора глава называется просто «хранилище энергии», что само по себе странно, поскольку он в ней такой женский соплежуй развёл. В общем, взял на себя смелость на коррекцию.