Глава 766. Умение вызывать у людей ненависть

«Ещё кто-то сбежал?», — спросил человек из автобуса.

Некоторое время руководитель экспериментальной группы приходил в себя, стараясь прогнать из головы эту дурную мысль: «Это не мог быть он… Это просто невозможно…».

«Седые волосы в белом халате… А, это не мог быть тот старик?», — догадался кто-то из присутствующих.

После этой фразы, руководитель экспериментальной группы бросился к окну автобуса, и, почти вывалившись из него, притянул к себе охранника, показывая куда-то пальцем.

«Ты! Куда… они… почему не поймали… Куда он…», — с трудом выговаривая слова, руководитель группы яростно тряс за воротник охранника, пугая последнего взглядом сумасшедшего.

Охранник, которого он держал, испуганно тряс головой, толком не понимая, чего от него хотят.

«Все сюда!», — раздался истеричный вопль руководителя группы. Из-за напряжения его голос сильно изменился, и звучал особенно резко.

На эти крики к автобусу подбежало несколько человек, но увидев, насколько было искажено лицо звавшего их начальника, они тут же пожалели о своих поспешных действиях.

«Кто их видел? Ты? Или ты? Ты это ясно видел? Кто сбежал?!», — кричал руководитель группы.

Один из охранников, запинаясь от волнения, начал доклад: «Люди видели, что бежала группа из трёх человек. Один из них был в белом халате и у него седые волосы. С ними был ребенок».

Раздался приглушённый хлопок. Тело руководителя, потеряв опору в виде шеи охранника, грузно шлепнулось на землю перед автобусом.

«Это точно он, это он и его дочь… нет… это невозможно… невозможно…», — стонал руководитель группы, катаясь по земле, — «почему он бежит? Почему он бежит? Я дал ему всё, что он хотел…».

Охрана растерянно смотрела на него, не зная, что с этим делать. Нужно было помочь ему подняться, но никто и них не хотел подходить близко к человеку, находившемуся в столь нестабильном состоянии. Тут дело нечисто, а что если это последствия заражения?

«Он предал нас! Этот полоумный старикан нас предал!», — завыл от отчаяния руководитель группы. У него уже не было сомнений, что его предали. Внезапно вскочив на ноги, он схватил первого попавшегося охранника за грудки и вновь закричал: «За ним! Это приказ! Его нужно вернуть! Любой ценой!».

Слышавшие приказ охранники переглянулись друг с другом, в нерешительности продолжая стоять на своих местах. Их суровые лица окрасила глубокая печаль. Как они могли поймать кого-то, прикрываемого плотным пулемётным огнем?

«Почему это должен быть я, мне следовало держаться подальше…», — прошептал кто-то из них.

Это был приказ умереть. Но, глядя в горящие яростью глаза руководителя группы, они не осмеливались перечить. Наконец, кто-то из них решился, тихо произнеся: «Мы сделаем это».

Остальные просто кивнули в ответ, а затем растворились в темноте.

Забравшись назад в автобус, руководитель группы почти упал на сидение, и стиснув зубы, заговорил: «Тот, кого зовут Лан, и этот Му Чен, и … негодяй по имени Лин…».

Он повторил их имена несколько раз. Никто из присутствующих не осмеливался спросить о текущей ситуации, все были впечатлены вспышкой безумия. И, в их глазах появилась паника. Только сейчас они распознали цель, которую преследовал враг, устраивая ночной рейд на их лагерь. Он хотел вырвать у них позвоночник! Подорвать основу существования всего лагеря!

Неудивительно, что руководитель группы так взбесился. Развал экспериментальной группы сильно подорвёт не только его авторитет…

Изначально у него был самый высокий статус среди всех руководителей высшего звена, но после сегодняшнего вечера многое придётся пересмотреть…

«После того, как разразилась катастрофа, нам удалось выжить и подняться, а я, наконец, избавился от „проклятия вечного заместителя“, которое довлело надо мной на протяжении десятилетий. Я думал, что настало хорошее время, но в результате…», — мужчина вытер с лица пот, и, казалось что-то вспомнив, замолчал, взволнованно покосившись на большого босса.

«А что не так с большим боссом? Похоже, что его состояние … стало ещё хуже?», — произнёс кто-то несмелым голосом. Большой босс не отзывался, да и вообще почти не подавал признаков жизни.

В это же время, тело человека в солнцезащитных очках плыло по воздуху рядом с Лин Мо.

«Не смей!», — со злобой кричал им вслед мужчина, продолжавший свою безуспешную погоню по ограждению из колючей проволоки. Передвигаясь подобно осьминогу, мужчина карабкался наверх, с трудом преодолевая каждый сантиметр оскалившегося острыми зубьями металла.

«Я уже это сделал», — дразнил его Лин Мо. Он сознательно медлил, передвигая ноги по воздуху так, словно находился на прогулке. Его снисходительную улыбку видели все, кто следил в этот момент за ходом погони.

«Ты ищешь смерти!».

«С такими никчемными навыками тебе остается только скалить зубы в бессильной злобе. Этого я запретить тебе не могу, но если это всё на что ты способен, мне тебя жаль», — добродушно рассмеялся в ответ Лин Мо.

Человек с железным прутом на миг замер, а затем его лицо покраснело, как от удушья. Очевидно эта провокация сработала на нём. Стиснув зубы от гнева, он замолчал и только его взгляд продолжал метаться между Лин Мо и пленником, ожидая возможности действовать.

«Я вижу, ты собрался вырвать добычу из моих рук? Хех, ты для этого слишком медлителен. Но, у тебя ещё есть шанс, можешь попробовать, пока я не ускорился», — третировал его Лин Мо, — «вот только хватит ли у тебя на это силёнок? Мне кажется, что ты давно уже показал предел своих возможностей».

Внутри мужчины с железным прутом кипела злоба, но сделать со своим врагом он ничего не мог. Он действительно не был в состоянии его догнать, и ощущение собственного бессилия добавляло в его внутренний кипящий котел лишний градус напряжения. Наступало время для отчаянных мер. Он не должен был позволить врагу похитить этого человека.

Внезапно мужчина, оттолкнувшись от ограды, бросился в могучем прыжке в сторону Лин Мо, стремясь ухватиться за тело своего товарища. Он рассчитывал с помощью этого прыжка оказаться рядом и силой отбить его у противника.

«Используй свою палку!», — прокричал Лин Мо, напоминая тому, что он мог бы попытаться сбить тело товарища с помощью него.

Услышав этот совет, человек в солнцезащитных очках ощутимо вздрогнул. Он хорошо знал, на что способен удар этим прутом.

«Какая потрясающая способность!», — прокричал кто-то из людей снизу.

Прыжок сократил расстояние между ними до минимума и, предвкушая, как его пальцы коснуться товарища, мужчина счастливо улыбнулся: «Самодовольный павлин! Сейчас всё пойдет, по-моему!».

Тем не менее, в этот момент, сцена перед ним внезапно изменилась.

«Что?», — успел произнести мужчина, видя, как он пролетает мимо тела товарища, — «я же должен был схватить его?».

«Бубух».

Боль от приземления сковала все мышцы, но он нашёл в себе силы приподняться и посмотреть наверх.

«Что? Немного прицел сбился, да?», — помахал ему рукой Лин Мо. Он и его добыча уплывали по воздуху всё дальше и дальше. Второго шанса уже не будет.

Человек с железным прутом с трудом прохрипел в ответ: «Ты думаешь, что это конец?».

«А почему бы и нет. Мы тут, вы там. Кто остановит меня теперь?».

Одним рывком человек с железным прутом бросился к ограждению и энергично встряхнул его: «Не двигайся! Если ты осмелишься забрать его, я обещаю, ты умрешь ужасной смертью!».

«Ого, даже так…», — притворно огорчился Лин Мо и на глазах у всех пнул свою добычу, — «неужто мне в руки попался важный петушок? Какое везение!».

Он специально это сделал, чтобы по реакции остальных понять, что за птица к нему попалась. Лин Мо догадывался, что этот человек важен, но не знал насколько. Вполне могло оказаться, что это было очередное передаточное звено от реального босса, пустышка, принявшая удар на себя.

Лицо мужчины с железным прутом тут же изменилось. Подавив в себе ярость, он как-то странно начал себя вести. Куда делись все эти чувства, только секунду назад бурлившие внутри него как в жерле вулкана.

« А чего притих то? Неужели я слишком сильно ударил твоего любимого петушка?».

«Хххррр…», — громко прохрипел человек в солнцезащитных очках. Получив удар в печень, он полностью перестал понимать, что происходит.

«Ты…», — округлились глаза мужчины с железным жезлом, — «ты так сильно ударил…».

«Что? Вы уже не вместе? Тогда забудь об этом», — отмахнулся от него Лин Мо, а затем, с широкой улыбкой на лице протянул руку, чтобы поднять добычу повыше, — «только смотри не пожалей о своём решении».

«А ну стоять!», — рявкнул мужчина и попытался вновь забраться на ограждение, но его тело, после тяжёлого приземления, отказывалось повиноваться. Наблюдая за тем, как Лин Мо скрывается в зарослях на той стороне ограды, мужчина, опиравшийся на свой железный прут, медленно ковылял в сторону пролома, намереваясь продолжить погоню.

«Всё кончено!», — тихо произнёс человек, положивший руку на его плечо и не дававший уйти.

«Быстрее!», — подгонял свой отряд Му Чен, успевший на одном дыхании преодолеть внешнюю ограду лагеря и теперь старательно пробиравшийся сквозь заросли.

«Что случилось?», — его тон для Лан-Лан показался странным, тем более, когда казалось, что опасность миновала.

«Впереди кто-то есть», — тихо буркнул Му Чен, стараясь не выдать себя.

«Значит… Нирвана была готова и к такому?», — задумчиво произнёс Старина Лан.

Му Чен тяжело кивнул, медленно подняв нож, он шагнул вперед, прикрывая остальных своей спиной: «Дальше пойдете без меня. Найдите место, чтобы спрятаться, я прикрою… как смогу».

Изумленная таким поведением Лан-Лан хотела выдать едкое замечание и уже подбирала подходящие слова, но кое-кто неожиданно опередил её.

«Откуда в тебе этот пафос, дуралей? Давайте сюда», — из зарослей донёсся до боли знакомый Му Чену голос, от речей которого хотелось одновременно и смеяться, и плакать. С трудом сдерживая эмоции и стараясь придать своему лицу мужественный вид, Му Чен объявил: «Это наши ребята…».

«Значит уже всё…», — удивлённо заморгала Лан-Лан, пытаясь разглядеть его лицо.

«И … то, что вы только что слышали… забудьте об этом, пожалуйста», — прошептал Му Чен извиняющимся тоном.

«Не ожидал, что нас тут кто-то встретит!», — добродушно похлопывая Му Чена по плечу, произнёс Старина Лан, хотя внешне он ещё выглядел достаточно взволнованным.

На что Му Чен, стараясь, чтобы его не услышали уши, для которых это не предназначалось, обиженно пожаловался: «Я не ждал тут… этого обманщика! Он же мне ничего не сказал!».

*

*

*

(Продолжение следует.)

ПП. Из удалёнки. Изменил акценты в сцене с приказом. У автора начальство ведёт себя сильно скромнее, а плачется в основном охрана. Это странно, потому что охрана не понимает, какие потери понесет лагерь из-за побега старика, а начальство наоборот, слишком хорошо это понимает.

В оригинале все знают, что семья Лан сбежала, хотя вроде там недостаток света как бы присутствует. Но, иногда автор вспоминает, что вокруг темно и не все люди видят происходящее, но у ГГ суперзрение и он может разглядеть в темноте реакцию человека на свои речи.

В общем, пришлось достаточно сильно сместить акценты повествования. К картине добавлено много ярких красок.

Подправил проблему с таймингом у автора. В оригинале, когда повествование скачет от ограды к автобусу, а потом, возвращаясь к ограде, для событий, которые там происходили, остановилось время. Получается, пока начальники кудахтали в автобусе, у ограды все замерли и ждали, пока их камера начнёт снимать? Стараниями этого переводчика теперь это не так заметно и события развиваются как-бы параллельно.