Глава 769. Это побег или прогулка?

«Это всё! Поторопитесь!», — закончил с приказами Большой босс.

С легким шумом начальники выпрыгивали из автобуса, стараясь сделать это как можно быстрее. Никому не хотелось разозлить босса своей нерасторопностью ещё больше.

«Совсем забыл, соберите всех людей с духовными способностями, для них есть задание», — вдогонку крикнул Большой босс.

«Да!».

Оставшись наедине с самим собой, большой босс медленно приходил в себя. Его тело периодически сотрясали судороги, но в целом, таких проблем как раньше уже не наблюдалось.

Дождавшись полной тишины вокруг, большой босс открыл глаза и, медленно повернув голову, внимательно посмотрел на своё отражение в боковом окне автобуса. Под скупым внутренним освещением и темнотой улицы, в ответ на него смотрело почти зеркальное отображение самого себя.

Мрачное лицо, слегка искаженное от едва сдерживаемой ярости, и глаза. По какой-то причине они стали похожи глаза мужчины в солнцезащитных очках.

С недовольством разглядывая свой злобный оскал в зеркале, большой босс, внезапно схватив пепельницу, отправил её в полёт в другой конец автобуса.

«Бдямс!».

Тяжело вздыхая, он попытался успокоиться, клятвенно обещая своим врагам: «Вы все умрёте! Вы все умрёте!».

Группа людей неспешно шла по своеобразному тоннелю, который кем-то был пробит в густых зарослях вокруг медицинского университета. Он был округлой формы, словно его сделал кто-то с помощью огромного шара.

Старина Лан, шедший позади Му Чена, с удивлением произнес: «Неужели это мог быть зверь-мутант! Он такой огромный!».

«Да как такое возможно…», — фыркнул в ответ Лин Мо, недовольный догадливостью ученого старика. Как он смог так точно угадать…

Крупное тело Сяобая отличалось он других, более гибких и проворных мутантов, но всё же, почему бы не предположить, что это могли сделать человеческие руки? Любой нормальный человек должен был подумать именно так.

«Нет, это сделала Шана с девчонками», — выдала свой вердикт Лан-Лан.

Му Чен одобряюще закивал: «Они только выглядят нежными. Вы думаете, что серп в её руках модный аксессуар? С помощью него она может продемонстрировать бесподобную технику…».

«Ты больше не хочешь быть человеком?», — прервала его тираду Шана, растянув губы в одну из тех улыбок, которые потом будут долго сниться в кошмарах.

«Простите, был неправ», — испуганно отозвался Му Чен и тут же притих.

Старина Лан хитро прищурился, и, показывая на ветки, с волнением произнёс: «Нет-нет, хотя есть следы, явно оставленные острым предметом, но, чем объяснить эти вмятины и изломы стеблей травы? Посмотрите сюда…».

«Может это результат игры зверей-мутантов, они просто махали лапами, катались тут везде, ничего удивительного в таком нет», — отговаривал его Лин Мо.

«Похоже, здесь должно было быть много таких зверей-мутантов…», — с прозрачным намёком «помогала» ему отстаивать свою версию Лан-Лан. Сидя на корточках, она, как и её отец, изучала следы, оставленные кем-то.

«Может они танцевали, наверное, есть и такие мутанты. Как насчет балета?», — томно хихикнув, произнесла Лан-Лан.

«Знаете, повадки некоторых животных не так важны…», — подал голос Му Чен. С мрачным выражением лица наблюдая за их поведением, он не мог понять, что было не так с этими странными людьми. За ними гонятся враги, а они занялись изучением повадок животных. Да с таким увлечением, что сейчас вот-вот взлетят от счастья…

Но, откуда ему было знать, что их обоих не выпускали наружу с того момента, как они присоединились к Нирване. Внезапно обретя свободу, они быстро перестали беспокоиться о проблемах и с упоением занимались изучением чего-то нового.

Конечно, от сумасшедшего старика можно было ожидать чего-то подобного, но как же девушка? Куда девалось её здравомыслие?

«Это, наверное, редкостное зрелище, увидеть, как кто-то подобный катается среди зарослей», — Старина Лан продолжал отстаивать свою версию.

«Мне кажется, что у вас неправильный подход к этому», — нахмурился Лин Мо.

Старик собирался ему возразить, но внезапно заметил сильное раздражение на лице Лин Мо. Задумавшись на секунду он быстро понял — неужели эта работа того зомби? Но, ведь звери-мутанты и зомби несовместимы. Как тот зомби смог заполучить себе зверя-мутанта?

Думая об этом, Старина Лан внезапно почувствовал озарение и с пониманием кивнул Лин Мо.

Неужели это мутация мозга? Тот чудесный зомби способен и на такое? Если люди были способны приручить животных, то почему не может и он?

Лин Мо сокрушенно покачал головой в ответ. Этого старика так сложно обмануть. Даже ночью он видел и задумывался о таких вещах, которые бы обычный человек пропустил бы и днём.

Но пока мутация мозга того зомби ещё работала на нём, позволяя Лин Мо уклоняться от неудобных объяснений. К тому же, его девчонки выглядели обычными людьми, не вызывая у Старины Лана ничего подозрительного, ну, кроме зависти.

Немного понаблюдав за ними, старик эмоционально похлопал Лин Мо по плечу: «А ты действительно хорош! Когда я учился за границей, я тоже был среди тысяч цветов, но их лепестки меня так и не коснулись…».

«Все было так плохо?», — Лин Мо обрадовался внезапной перемене темы.

Старина Лан, криво улыбнувшись в ответ, тяжело произнёс: «Они не умели ценить!».

Внезапно нахлынувшие воспоминания о собственной молодости бередили старые раны. Он тоже был когда-то молодым и засматривался на симпатичных студенток, живших по соседству.

«Тебе так повезло. Сразу две красавицы рядом…», — прошептал старик, наморщив лоб.

«Три», — бесстыдно поправил его Лин Мо.

«У тебя нет совести…».

«Не я же виноват в этом», — скромно потупив взор, ответил Лин Мо.

«… Почему-то мне захотелось вернуться в Нирвану…», — взгрустнул Старина Лан, томно вдыхая ночной воздух полной грудью.

«Хе-хе», — улыбнулся Лин Мо.

«Эй, ты!», — Лан-Лан стукнула его локтем, перед тем как спросить, — «почему мне нельзя называть её Наной?».

«Я расскажу тебе позже», — сделав загадочное лицо, пообещал Лин Мо. Вероятно услышав вопрос, Шана повернулась и внимательно посмотрела в их сторону. Лин Мо ей улыбнулся, старательно пряча за своей спиной девушку. Стоило ли раскрывать ей этот секрет? Зачем лишний раз беспокоить темную сторону души Шаны. Ещё неизвестно, какие каверзы от неё можно ожидать…

А потом он заметил, как Шана, едко улыбаясь ему, что-то нашептывает на ухо Е Лиань.

И вскоре Лин Мо услышал робкий голос Е Лиань: «Что? Лан… брат Лин соблазнитель?».

«Кто тут соблазнитель!», — сердито фыркнул Лин Мо. Что за нелепые домыслы на его счёт! Похоже, что Шана пользовалась каждым удобным случаем, чтобы испортить его репутацию!

«Если хочешь узнать про такое, просто скажи мне прямо», — добавил Лин Мо, тем не менее, продолжая прятать за своей спиной Лан-Лан.

«Позволь Ю Ширан позаботится о ней вместо тебя. Она сможет превосходно утолить её жажду…», — ответила Шана с улыбкой во весь рот.

«Ты…», — вскипел Лин Мо, от напоминания о той проблемной девчонке неприятно свербело в желудке, но … неужели она принимает его за извращенца, озабоченного молоденькими девочками?

Как только волна его возмущения стихла, Лин Мо внезапно осознал, что Лан-Лан с некоторой подозрительной озабоченностью во взгляде смотрит на него.

«Ничего подобного у меня и в мыслях не было!», — Лин Мо, буквально выстрелив эти слова, и с небывалой до этого энергией устремился вперёд.

Наблюдавшего за любовной идиллией Му Чена не покидало идиотское чувство нереальности происходившего: «Ребята, вы забыли, что у нас побег? Может, побудете хоть немного серьёзными…».

«Кстати, я как раз собиралась спросить, зачем тебе этот бельмоглазый волк?», — поинтересовалась Лан-Лан, показывая пальцем на пленника.

Услышав напоминание о себе, человек начал энергично дергаться и мычать.

«Тише ты! Всё равно не развяжу!», — пригрозил ему Лин Мо и для острастки пнул по ноге. В этот раз не сильно, чтобы просто напомнить пленнику о его положении. Связанный по рукам и ногам, мужчина мог только мычать и дергаться, но даже так, он мешал Лин Мо тащить его.

В качестве меры предосторожности на затылке у пленника находилась медуза, мешавшая ему применять духовные способности. Как оказалось, её можно было использовать и таким образом.

«Старина Лан», — оставив вопрос Лан-Лан без ответа, Лин Мо сам задал вопрос, — «тот тип в автобусе, это точно был большой босс, ваш старый знакомый?».

«Да», — с уверенностью кивнул старик, отведя взгляд от окружающих.

«А с этим что, вы разве не знакомы?», — тут же уточнил у него Лин Мо.

Старина Лан без особого интереса посмотрел на пленника: «Я не знаю его, никогда раньше не видел. Я бы запомнил такого странного типа, если бы встретил».

«Уууу!», — промычал что-то пленник, пытаясь что-то сказать.

«Ну… тогда всё в порядке», — Лин Мо похлопал по плечу пленника, и, дождавшись, пока тот успокоиться, обнадежил его, — «у меня появилось одно предположение. В общем, когда вернемся, потребуется твоё содействие. Ты же тоже хочешь помочь нам?».

«Вуууууууууууууууууууууууууууууууууу!», — мужчина затрясся всем телом, предчувствуя недобрые намерения.

Лин Мо задумчиво посмотрел ему в глаза: «Если предпочитаешь смерть, ты только скажи, мне давно уже надоело возиться с тобой. Нам всем станет проще…».

Мужчина тут же замолчал, а в его взгляде впервые вместо ярости появился страх.

«Я тоже так думаю», — прошептал ему Лин Мо, приняв его молчание за согласие на эксперименты с самим собой, — «молодец».

После чего он потерял к нему интерес, переключившись на разговор со своими девчонками. И только Лан-Лан, время от времени, косилась в его сторону, словно пытаясь что-то разглядеть в его белесых глазах. В остальном же побег проходил на удивление того же Му Чена в очень непринуждённой и расслабленной обстановке.

«Что с ними не так? Почему?», — пытался понять поведение остальных Му Чен. Он давно уже перестал взывать к доводам разума и надеялся, что всё это предусмотрено планами этого паразита, а иначе… он даже не хотел думать, о том, что могло случиться из-за вопиющей беспечности.

Он просто сдался и шёл, бормоча себе под нос новое заклинание: «У него есть план. У него не может его не быть. У него есть план. У него не может его не быть…».

(Продолжение следует.

ПП. Из Удалёнки. В оригинале Глава называлась — Чьи ворота открыты! Так автор подчеркнул шутку Шаны о том, что ГГ запал на Лан-Лан. Разумеется, в процессе перевода игра неповторимая игра китайских слов, наполненных неприличными намеками была удалена.