Глава 770. Последствия для любопытства

Сколько бы Му Чен не оглядывался назад, его опасения почему-то не подтверждались. Их группа продолжала уходить всё дальше от лагеря Нирваны, однако, за ними так никто и не последовал.

Предусматривалось ли это планом или нет, но он не верил, что Нирвана никого до сих пор не послала в погоню. Такого просто не могло было быть… После той клоунады, которую устроил этот паразит, они просто не могли оставить всё так как есть. Он втоптал в грязь их репутацию на глазах их рядовых членов. Такое не прощается даже в новые времена.

Когда он наблюдал за выступлением Лин Мо, даже у него рука потянулась за камнем, чтобы запустить его в довольную рожу этого паразита. Даже у него… хотя он был на его стороне. Левитация прекрасная способность, но зачем же при этом так высокомерно провоцировать противника? Поймай, если сможешь, но ты не сможешь, потому что ты слаб — зачем так открыто демонстрировать противнику своё пренебрежение.

Конечно, в той толпе не было сильных экспертов, способных принять его вызов. Обычные люди не будут даже пытаться доказать ему, что он не прав, потому что понимают, что разница в силе слишком велика и их ждёт только смерть. Глупая и бесславная. Но, что будет, когда в дело вступят сильные мастера, что будет, когда за его голову объявят хорошую награду?

«Простые члены штаб-квартиры любили демонстрировать своё превосходство перед людьми из филиалов. Их высокомерие так просто не исчезнет. А те, кто взобрался повыше, те, чьи способности позволили занять высокое положение в штаб-квартире… Что будут делать они? В их глазах уже не будет страха… В их глазах будет жажда славы и наживы, особенно когда твоё имя взлетит на первые строчки списка смертников!», — бурчал про себя Му Чен, наблюдая как беспечно прогуливается семейство Лан.

Просто он не догадывался, ни об истинном значении людей, которых похитил Лин Мо, ни о масштабе ущерба, нанесенного Нирване. Для него это только странные люди, которых они зачем-то они вынуждены тащить с собой. А ущерб, да, репутация пострадала сильно, но сам лагерь сможет жить и с этим.

И вообще, всё произошло слишком быстро. Буквально за одну ночь. Всё перевернулось с ног на голову, а он даже и не заметил. Когда этот паразит сумел всё устроить? Без подготовки, фактически без его помощи… Он ведь почти не обращался к нему.

До их встречи с девчонками, он думал, что плана никакого особо и не было. Очередной экспромт от везучего паразита. Но, когда они появились, в голове у Му Чена что-то опасно зашевелилось.

Неужели план всё-таки был? Неужели Лин Мо думал о таком давным-давно и просто поэтапно реализовывал? Но, тогда это означает, что внутри лагеря у него был свой человек… Значит, что он сам не единственный, кто вовремя переметнулся на сильную сторону… Такое быть могло, но тогда почему, всё прошло так… коряво и натужно?

Слишком много загадок, ответов на которые можно ведь никогда и не получить, а так хочется знать…

Недолго поразмыслив, Му Чен тут же сдался в плен своему любопытству. Рискуя испортить отношения с Лин Мо, он приблизился к Лан-Лан и тихо спросил: «Эй, ты можешь сказать мне, почему ты пошла с нами?».

«О… это…», — Лан-Лан тянула каждое слово, и, потребовалось несколько секунд, чтобы услышать более или менее внятный ответ, — «я и сама толком не знаю зачем».

«Эй, такой ответ никуда не годиться! Он слишком расплывчатый! Прошу, подумай немного дольше… мне нужно это знать…», — взмолился Му Чен, понимая, что его хотят кинуть.

Но, вместо ответа от девушки, Му Чен привлёк внимание Лин Мо. Последний жестом позвал его.

«Что-то случилось?», — спросил Му Чен, внутри него ещё бушевало любопытство, хотя и становилось понятно, что ни к чему хорошему их разговор не приведёт.

«Мне нужно кое-что тебе объяснить», — сквозь улыбку произнёс Лин Мо.

«Правда?!», — нахмурился Му Чен. Инстинкт самосохранения сразу забил тревогу. Что может хотеть объяснить ему этот паразит? Наверняка ведь обманет! Именно с такой улыбкой к людям подкрадываются финансовые мошенники…

Но даже в этом случае Му Чен не мог сдержать своего любопытства, однако Лин Мо продолжал молчаливо улыбаться.

«Просто скажи мне», — угрюмо сдался Му Чен.

«Уу…», — в этот момент пленник застонал, прерывая так и не начавшийся диалог.

«А ты, заткнись!», — буркнул на него Му Чен, раздраженно пиная дернувшееся тело, распластавшееся у его ног. Ему казалось, что его удары этот гад воспринимает как-то иначе, чем удары Лин Мо. И кривиться он с каким-то презрением в его сторону. Что вообще происходит, его уже даже пленник не воспринимает как угрозу…

«Зачем тебе сдалась эта обуза?», — искренне недоумевая, рассердился Му Чен и добавил пару пинков пленнику.

Лин Мо плавно поднял тело пленника и, к удивлению Му Чена, вручил его ему: «Оставляю его на твоё попечение».

«Спасибо…», — пробурчал Му Чен, и, закинув его на свои плечи, добавил, — «ты просто хотел сбросить мне этот багаж…».

Лин Мо ответил ему улыбаясь, пока разминал затёкшие плечи: «Никогда не бывает просто…».

«Ну, конечно…».

«Просто, мне нужно поговорить о чём-то важном», — серьезно сказал Лин Мо, — «я высоко оценил вашу помощь при побеге из лагеря. Вы смогли успешно прокрасться мимо охраны и одно это уже многого стоит».

Эти слова ввели Му Чена в лёгкий ступор. Что этот паразит задумал опять? Он ведь не просто так это говорит…

«У-у-у-у!», — пленник на его плечах простонал и как-то нелепо изогнулся, что какая-то из костей больно шырнула Му Чену меж ребер.

«Вот гад!», — ругнулся Му Чен, основательно встряхивая свою ношу. Возможно, над его поведением придётся немного поработать.

«Ты просто хотел сбросить его мне!» — сердито повторил Му Чен. Почему-то, когда он вспоминал взгляд этих белёсых глаз, ему становилось не по себе.

«Он влияет на моё выздоровление…», — объяснил Лин Мо, — «нам нужно подготовиться получше к встрече с врагом».

«Да неужели?!», — Му Чен презрительно закатил глаза. Этот хитрый паразит за идиота что ли его держит? Достаточно посмотреть, как он сейчас переглядывается со своими девками. Что за неуместные улыбочки в их сторону? Нашёл время…

«А как же радости любви?», — осмелился спросить Му Чен, вкладывая в свой голос язвительные интонации.

«Ты слишком прямолинеен. Не нужно выставлять своих чувств напоказ. Зависть и ревность не красят мужчину», — покачал головой Лин Мо, а потом, перейдя на заговорщицкий шёпот, объяснил, — «я тоже не могу говорить о многом. Очень многое из того, что я не рассказал тебе, нельзя рассказывать никому. И … это печалит меня».

«Да ладно, это же только для меня…», — тихо поддавливал Му Чен.

«Но это правда! Просто я не могу вам сказать всего. Более того, лучше, если вы не будете этого знать», — прямо заявил Лин Мо.

«Эх!», — выдохнул из себя сожаления Му Чен, хотя внутри был немного обрадован, той нелепой откровенности, с которой «поделился» своими тайнами Лин Мо. После всех тех бесконечных обманов, в которых не чувствовалось ни капли искренности, наконец-то этот паразит дал слабину. Нужно было использовать этот шанс и продвинуться в круг его близких друзей, которым он мог бы довериться.

«Я всё понимаю, забудь, если ты не можешь, мне просто было немного любопытно», — самоуничижительно улыбнулся Му Чен, в глазах которого яростно бушевало всепожирающее пламя любопытства. Сдавайся… и всё расскажи!

Но, Лин Мо молчал, умело выдерживая паузу.

В их компании присутствовал ещё один любопытный человек, которому тоже хотелось узнать немного больше о … своих пленителях. Навострив свои уши, он также был разочарован услышанным в ответ. Но, что он мог с этим поделать, связанный и избитый…

А Лин Мо жал до последнего, играя на чувствах любопытного дурачка. Внезапно, его брови вздрогнули и, склонившись к нему, он произнёс: «Хорошо, если ты это понимаешь. Я затронул эту тему, потому что не хочу, чтобы в твоём сердце оставались обиды, в конце концов, перед моим инструктором…».

«У нас же небольшая команда…», — торжествующе ответил Му Чен и, внезапно что-то осознав, добавил, — «О, я всего лишь инструктор? Ты явно не хочешь сбивать меня с толку блестящими кадровыми перспективами».

«Ты неправильно всё понял», — Лин Мо тут же похлопал Му Чена по плечу, и, с предельной искренностью в глазах, заявил, — «Я просто хочу увеличить команду…».

Му Чен потратил секунды, чтобы переварить эту информацию, которая молнией прошлась по каждому закоулочку его мозга, прежде чем закричать, от испуга и возмущения: «Бессовестный угнетатель! Подлый эксплуататор! Это … просто невообразимо … Скажи, как далеко ты хочешь зайти и сколько ещё их попадёт в твои грязные лапы…».

Группа из двенадцати силуэтов быстро продвигалась по территории медицинского университета, так, словно они преследовали кого-то. Вооруженные огнестрельным оружием, они шли достаточно неаккуратно, производя слишком много шума.

Выйдя на перекрёсток, группа остановилась. Их руководитель, задумчиво оглядывался по сторонам, не зная, что делать дальше.

Ему тоже не повезло: капитана стражи Суна не было, и на него легла эта нелёгкая задача. В любом другом случае, он бы обрадовался возможности выслужиться, тем более что те люди, что последовали за ним, беспрекословно выполняют его приказы. Но он знал, что эти люди слушают его, потому что просто хотят избавить себя от проблем… Ответственность всё равно ляжет только на его плечи.

«Что мне делать?», — в его голове крутился вопрос, на который не было подходящего ответа. Они уже минут двадцать как преследовали врага, но в этом огромном кампусе вообще ничего не было… Ничего и никого.

«Разве те ворота должны быть заблокированы?», — спросил охранник, показывая в нужную сторону рукой.

«Конечно, есть люди, которые смотрят за этим, и до, и после», — лениво ответил кто-то из команды.

Услышав ответ, на лице охранника промелькнуло горькое выражение.

Те ублюдки слишком хитры! То, что ворота не вскрывались, конечно, хорошо, но это же может означать и засаду, умело подготовленную врагом!

С самого начала никто не желал участвовать в этой погоне, но смертельный приказ был отдан. А в отличие от обычных участников, охрана полностью связана с Нирваной и не может отказаться от выполнения приказов начальства.

Руководитель экспериментальной группы отправил именно их, в том числе потому, что у их команды меньше всего шансов на присутствие шпионов внутри.

Но, чудо-сила Лин Гэ, неизвестное количество врагов, скрытых в темноте…

Опасность в разы превышает их возможности! Что может простой автоматчик супротив такого…

*

*

*

(Продолжение следует).

ПП. Из удалёнки. Подрезал много нытья Му Чена, «вспоминающего» как всё прошло и оценивавшего в этом свою роль. Сменил акценты в беседе ГГ и Му Чена. В оригинале туда вмешивается пленник и часть повествования посвящена тому, что он ощущает, когда его бьёт не могучий ГГ, а какой-то мелкий прихвостень.

Сцена преследования тоже изменена. Автор слишком большое внимание уделил нытью охраны, преследовавшей ГГ. Оказывается в темноте можно бежать, успевать оглядываться на товарищей, думать какие они козлы и предатели, и ещё искать врага. В общем, добавил мозгов, сократил нытьё.

В оригинале глава называлась — Мазохистская склонность к медленному осознанию. Это отсылка к тихим страданиям Му Чена.