Глава 775. Держи рот на замке

Ждать пришлось недолго. Охранник писал быстро, практически не задумываясь.

«Вот. Тут всё, что я смог вспомнить», — произнёс охранник, передавая блокнот Лин Мо. Он нервничал словно студент, сдававший экзамен суровому профессору. И тогда, и сейчас от написанного зависела дальнейшая судьба человека.

«Хм, посмотрим», — ухмыльнулся Лин Мо и бегло пробежался глазами по строчкам.

«Пойдёт?», — занервничал охранник, выдавливая из себя что-то похожее на улыбку. По его лицу градом стекал пот, но он боялся поднять руку, чтобы вытереть его.

«Почерк у тебя плохой», — ответил Лин Мо, не отрывая от блокнота глаз, — «но, написано хорошо, подробно…».

«Уффф».

Вздох облегчения рассмешил Лин Мо. Ну, ещё бы. После того, как он напугал этого труса возможностью «чтения мыслей», попробовал бы он соврать.

«Тогда мне … уже …», — осторожно спросил охранник.

«Куда-то торопишься? Нам есть о чём ещё поговорить», — ответил Лин Мо и снова похлопал его по плечу, — «ты такой молодец, не торопись».

«Разве у вас есть ещё что-то для меня?», — голос охранника дрожал, вместе с его телом, — «я думал, что…».

Наступила неловкая пауза. Но, Лин Мо никуда не торопился, продолжая молча рассматривать записи. А потом приблизился вплотную к голове охранника.

Громко сглотнув слюну, Малыш Пань поднял глаза и с надеждой посмотрел на своего командира. Тот ему не ответил. Его глаза уставились в одну точку так, словно он ослеп.

Охранник ожил спустя секунд тридцать, после того, как Лин Мо отошёл от него.

«Ты всё понял?», — спросил его Лин Мо, явно недовольный его заторможенной реакцией.

«Я не посмею забыть такое…», — очнувшись, охранник поспешно закивал в ответ.

«Хорошо, постарайся много не болтать, чтобы из твоей памяти ничего не пропало. Человеческая память — штука ненадёжная», — инструктировал его Лин Мо.

Охранник кивал как заведённый: «Я всё понимаю, я не забуду, я не забуду».

Закончив с ним, Лин Мо перевел свой взгляд на Паня: «Что, учуял запах смерти? Согласен, тут немного ей попахивает…».

«Что?», — Малыш Пань застыл на месте и непонимающим взглядом посмотрел на Лин Мо.

«Я смогу обеспечить тебе небольшой отпуск, отдохнёшь, полечишь нервы. Ручонки то трясутся как у алкоголика», — рассмеялся Лин Мо, подходя ближе.

«Я не понимаю, о чём ты говоришь…», — ответил Малыш Пань и отступил на шаг назад. Оказалось, что человек, стоявший у него за спиной всё это время, исчез также тихо, как и появился.

По прошествии десяти минут, в заброшенном здании восстановился покой и почти полная тишина. Из дюжины людей, смело вошедших в его чрево, не вышел никто. Всех безвозвратно поглотила его темнота.

Но, на второй этаже, если бы кто-то осмелился зайти туда, мог бы услышать чью-то тихую возню.

«Вот гад…», — почти про себя ругался охранник, протягивая ноги, чтобы подцепить пистолет, заботливо оставленный Лин Мо.

Возле него лежал с окровавленным лицом Малыш Пань. Кровь продолжала течь из его покалеченного носа. Очнувшись уже связанным, он долго приходил в себя, страдая от головной боли.

Да и сам охранник выглядел довольно печально, ругаясь, каждый раз, когда вспоминал напутствие Лин Мо перед уходом.

«Время расставаться. Твоя команда отдыхает внизу. Не бойся, они пока живы. Скоро проснутся. Вы можете подождать их, либо освободиться и сбежать сами. Я не крепко связал вас. Как потом объясняться начальству, всё на ваше усмотрение. Только помни, что я тебе рассказал. Возможно, за это тебя даже наградят. Надеюсь не посмертно».

Что за мерзкий тип! Бросил их связанными в темноте. Его не оправдывает даже пистолет. Какой от него прок, когда их руки связаны…

Тем более что он его не видит. Скоро погаснет свет хемилюминесцентной палочки и тогда станет сложнее скооперироваться и помочь друг другу избавиться от веревок.

Когда уже придёт в себя этот чертов Пань!

Думая об этом, охранник приподнимал голову, пытаясь разглядеть, что сейчас творилось с Панем.

«Капитан, вы уверены, что ваша задумка работает? Что будем делать, если результат будет совсем не таким, как предполагалось?», — терроризировал товарища Му Чен, пока их отряд продвигался по зарослям.

Лин Мо ответил, почти не задумываясь: «Я особо и не рассчитываю на неё. С точки зрения вероятности успеха… просто стоило попробовать… Даже если мы потерпим там неудачу, по крайней мере, у нас будет небольшой зазор по времени. Если мы сможем задержать их чуть дольше, наше преимущество будет больше. Преследуя нас, они больше всего бояться потерять наш след. Хотя, всё это временная мера. Мы лишь увеличим отрыв от преследователей. Нирвана так просто от нас не отстанет. Я думаю, у них есть в запасе и другие варианты».

«А у нас… они же тоже есть?», — вопрошающе посмотрел на него Му Чен, — «они такое не забудут».

«Нежелание смириться с малой потерей, в конце концом приводит к большой», — буркнул в ответ Лин Мо, не желая особо распространяться о своих планах.

Му Чен успел открыть рот, но, взглянув на своего пленника, задавать новый вопрос не стал.

«Если это удастся, сколько времени у нас будет?», — в их разговор вмешался Старина Лан. Он держал в руках тело рыбы-мутанта и возбужденно улыбался в предвкушении новых исследований.

«Максимум три дня…», — был вынужден ответить Лин Мо.

«Должно хватить… должно», — обрадовался старик, бережно поглаживая драгоценный пакет.

Заметив выражение его лица, Му Чен выругался, скорчив недовольную гримасу: «Черт! Ты просто одержим этим своим … моллюском!».

«Это не моллюск! Но ты прав, он важен для меня. Его тело не полностью инфицировано. Если найти нетоксичную часть и продезинфицировать, мы сможем поджарить её и съесть как обычную пищу», — возразил Старина Лань.

«В ваших устах это звучит так необычно. Неужели вас интересует кулинария или вы уже пробовали такое проделывать?».

«Хе-хе… кстати, упомянутое ранее можно отнести и к людям, важно помнить, что в момент завершения мутации тело будет наполнено вирусами…».

«Зачем мне это помнить… и откуда взялась такая необъяснимая гордость?».

В это время пленник внезапно обнаружил, что Лин Мо внимательно смотрит на него. И, хотя он говорил с Му Ченом и стариком, мужчина ощущал на себе взгляд Лин Мо и неосторожно заглянул в его глаза.

«Уууу!», — громко простонал пленник и задергался.

«Шлёп»

От неожиданности Му Чен тут же сбросил его на землю и пару раз пнул: «Какого черта! Совсем рехнулся!»

«Всё в порядке, он просто немного напуган», — остановил его Лин Мо.

Услышав эти слова, лицо пленника изменилось. Казалось, он что-то понял.

Покинув территорию медицинского университета, Лин Мо тут же пригодилась информация того охранника. Они с легкостью прошли мимо постов наблюдения, оставшись незамеченными.

Для второй команды, состоявшей полностью из продвинутых зомби, подобное даже не составило труда. Для них постовые были словно лампочки в темном подвале. Получив приказ от Лин Мо, они сразу покинули учебный корпус, в котором прятались до сих пор.

А когда Лин Мо подвёл свой отряд к жилому дому, где он оставил Сюй Шухань, семья Лан даже присела от удивления, и сначала не поверила своим глазам.

«Вы разбили лагерь так близко друг к базе Нирваны!», — воскликнул изумлённый старик.

Лан-Лан, хлопая округлившимися от удивления глазами, осторожно поинтересовалась: «Вы планируете остаться здесь на ночь? Это смахивает на безумие … я не хочу, чтобы меня поймали этим же вечером. На свободе гораздо веселее, чем в лаборатории».

«Спрячься под носом у врага, как гласит древняя мудрость», — пафосно оправдался Лин Мо.

«Это … давно устарело! И не применимо к нашему времени… Эй!», — протестовала Лан-Лан наблюдая как Лин Мо затаскивает внутрь девчонок.

«Вообще-то, мы можем идти и медленнее…», — добавил Му Чен, а затем не спеша скрылся в дверях жилого дома вместе со своей дергающейся поклажей.

«Но … почему?», — Лан-Лан спросила подсознательно.

«Открою один секрет, прозвище капитана — целующийся демон…», — донеслось из дома.

«Чего?», — Лан-Лан зависла на пару секунд, но потом, под воздействием озарения быстро побежала следом за ним, — «мне нужно всё тщательно проверить».

«… Эй, подожди! Тут что-то не так! Чему ты обрадовалась? Разве папа не учил тебя не подглядывать за такими вещами … Ах, ты ещё слишком молода для такого… дай мне всё объяснить тебе!», — старик устремился вслед за дочерью, громко причитая. Но, как мог обычный человек тягаться в скорости с продвинутым экспертом.

«Лин Мо, держи свой рот на замке!».

Жутким эхом прокатился по лестнице рык отчаявшегося Старины Лана.

(Продолжение следует).

ПП. Из удалёнки. Изменены акценты в разговоре ГГ с пленниками. В оригинале ГГ более добр, а охранник немного более смел.

Вскрылась авторская задумка с курением. Переводчик грешным делом подумал, что ГГ сам напрашивается на пулю, демаскируя себя огоньком сигареты. Но, автор отжёг по-другому. Оказалось, что сигаретный дым нужен был для того, чтобы сбить с толку нюх у разведчика. Прекрасная идея. Удивительная идея. Вот только когда обоняние у Паня восстановиться, у него уже будет два маркера запаха, по которым он точно определит, что это именно ГГ. А если вспомнить, что в его команде присутствует заядлый курильщик, который не даст выбросить карпа кои, то это 10 из 10. В общем, в оригинале, всё время, пока охранник пишет оперу, ГГ отчаянно дымит сигаретами. Для переводчика осталась загадкой, почему ГГ не убил разведчика, который запомнил их запах. А потому, пришлось просто разбить ему нос.

Кроме того, в оригинале они выписывают гимнастические кренделя, чтобы достать пистолет ногами. Который не видят, но ощущают ногами. Правда автор забыл сказать, кто и когда снял с них обувь. И кстати, упоминается, что пленники могут видеть друг друга. Просто напоминаю, что источник света в оригинале автор не предусмотрел.