Глава 294. Четыре Клана

Понадобилось время чтобы мои глаза привыкли к освещению. Внутренняя часть хижины старейшины Спир Бик была тусклой, за исключением тонких столбиков света, которые проникали сквозь щели в переплетах палок и около края висящей двери.

Интерьер хижины был прост: большая кровать из перьев, коричневая трава и пучки пушистого белого меха, какого было преобладающее большинство, а рядом с дверью стоял один медный умывальник, полный воды. На поверхности которого образовался тонкий слой льда.

По хижине с уголков веток растянулось то, что выглядело как трофеи. Там было несколько ожерелий из больших клыков и маленьких костей, шкура четырехрукого существа, которого я не знал, и даже ряд кошачьих черепов, которые были аккуратно выстроены в ряд.

«Довольно нездоровое чувство декора со стороны наших пернатых друзей,» подумал Реджи.

Мы пока не можем быть уверены, что они дружелюбны, предупреждал я, мой взгляд метался от предмета к предмету, пока мое внимание не было приковано ожерельем из когтей. Разве они не похожи на те, что остались у алтаря?

Когда старейшина сместился на кровать и присел на корточки, его веретенообразные ноги сложились под ним, и я смог лучше рассмотреть его когтистые пальцы.

«Я думаю, ты прав», подтвердил Реджи. «Теперь главный вопрос, они туда ложили или один из медвед-зверей? Я думаю—»

Голос Реджи заглушился, когда мои глаза сосредоточились на чем-то гораздо более интересном. Когда старейшина сместился в гнездо, на мгновение я уловил фиолетовый проблеск эфира под подстилкой. Там была какая-то реликвия, спрятанная внутри, я был в этом уверен. Может быть, даже кусок к порталу.

«Садиться, садиться», каркала старая птица, взмахивая крылом по хижине.

Не указывая на то, что я что-то заметил, я сел на жестко набитый земляной пол вокруг кровати, думая, что будет грубо с нашей стороны вторгаться в место отдыха старейшины, и Каэра заняла место рядом со мной. Не зная, с чего начать, я молчал и ждал, когда Клюв Копья продолжится.

«Молчание — мудрость,» мудро сказала старая птица, кивая своим черным клювом вверх и вниз. «Давно, очень давно нас не навещать восходящий.»

«У нас много вопросов, старейшина, но сначала, как нам вас называть?» вежливо спросил я.

Серая старая птица щелкнула клювом и прогоготала так, что я не мог надеяться на свое воспроизведение, затем она засмеялась, со звуком будто измельчалось зерно. «На твой язык, Олд Броук Бик (Old Broke Beak).»

Улыбнувшись от имени, которое попадало в самое яблочко — Олд Броук Бик, я прижал руку к груди и сказал: «А я—Ар…» Я остановился, запнувшись, чуть не раскрыв свое имя.»

«Это Грей,» вмешалась Каэра, странно посмотрев на меня уголком глаза,”А я Каэра. Для меня честь познакомиться с вами, Олд Броук Бик.»

«Как вы узнали наш язык?» спросил Я, в надежде сменить тему разговора, не цепляясь за ошибку.

Несмотря на нашу необходимость покинуть эту зону, мне было невероятно любопытно узнать об этих Спир Биках. С тех пор, как я возродился в этом мире, я не встречал ни мано-зверя, ни эфиро-зверя, столь умных, наподобии этих существ.

Неужели джинны были настолько могущественными, что они создали наделенную сознанием, разумную жизнь, чтобы просто заселить свои испытания? Это казалось невероятным.

«Другой восходящий, достаточно мудрый, чтобы слушать, учить меня, когда я только научиться летать.»Старейшина несколько раз щелкнул клювом, взъерошил перья и клевал под собой подстилку, прежде чем продолжить. «Я хранить это знание и делиться вашими словами с каждый восходящий, находивший нас с тех пор—или попытавшийся. Многие не достаточно мудрый, чтобы слушать слова.»

Я кивал вместе с тем, пока хозяин говорил, представляя себе типы могущественных восходящих, которые смогли достичь этой зоны только для того, чтобы напасть на каждого эфирного зверя, которого они видели, не понимая, что они не были чудовищами.

Но если они способны сражаться с восходящими, достаточно сильными, которые прибыли в эту зону…

«Тогда эти парни должны быть сильнее, чем кажутся», закончил Реджи.

«Я рад, что ты приходить, и ты принести с собой мудрость,» продолжила старая птица. «Мы нужен тебе, тебе нужен мы.»

Каэра наклонилась вперед, ее багряные глаза всверлились в глаза Спир Бика. «Вы знаете, где сломанные кусочки портала?»

«Кланы держать их, да, но они не отдать их тебе, нет.» Олд Броук Бик повертел своей морщинистой головой, его длинный клюв резал воздух туда-сюда, как острое лезвие.

«Кланы?» спросила Каэра.

«Четыре клана, да, дикие существа, бездумные существа, они хранить по один, они всегда охотиться за другими. Дикий существа бессонные, бесстрашные и вечно жадные,» наклонился старец, переметнув взгляд с Каэры на меня, и в обратку. «Хуже того кланы. Жестокие. Глупые. Фор Фисты (Four Fists), Гоуст Беры (Ghost Bears), Шедоу Клосы (Shadow Claws)… только Спир Бики знать мудрость.»

«Гоуст Беры?» спросил я, думая о невидимом медвежьем существе, с которым мы сражались под куполом, скрывшимся под землей далеко под нами, на дне кратера.

«Огромные, голодные чудовища,» зловеще сказал старейшина, взъерошив перья, будто дрожа. «Гоуст Беры убивать, будто играться, двигаться незамеченными сквозь бурю, внезапно нападать в ночи. Если ты находить”—он снова наклонился вперед, его треснувший клюв, прошелся в нескольких дюймах от моего лица—“убить его, или он вечно охотиться на тебя. Гоуст Беры никогда не отказываться от убийства.»

Я только кивнул, осторожно скрывая свои мысли от лица. Гоуст Бер, которого мы видели, не был похож на машину убийства. На самом деле, он казался осторожным и любопытным, а затем сбежал, не причинив вреда никому из нас.

«Мы могли просто напугать его», указал Реджи. «Гоуст Беры или как там их не видали много людей, не говоря уже о том, что кто-то мог видеть их так, как мы.»

Возможно, ты прав, признался я, но все еще был не уверен. Однако я не хотел выдавать наши знания о Гоуст Берах, поэтому вместо этого я надавил на старейшину Спир Бика, чтобы узнать больше о других кланах.

«Другие… тоже плохие, да. Клан Фор Фисты походить на тебя, но не совсем ты. Короткие ноги, длинные руки толстые как грудь взрослый особи Спир Бика. Сплюснутые, уродливые лица, с такими зубами». Используя свои пернатые крылья, Олд Броук Бик имитировал большие, деформированные бивни или клыки.

«Шедоу Клосы жить, чтобы сражаться, чтобы убивать». Олд Броук бик показал на ряд кошачьих черепов. «Они преследовать нас, залазать на вершины и сбрасывать наши яйца из гнезд.»

Каэра мрачно слушала разговор старой птицы. Она повертела головой, когда он упомянул про яйца. «Это ужасно. Мне так жаль, Броук Бик».

«Ты сказал, что мы нуждаемся в друг друге,» напомнил я ему, стремясь вернуть разговор к кусочкам портала. «Значит, каждый из этих кланов держит кусок портала для выхода из этой зоны? Почему?»

Олд Броук Бик закрыл глаза, его длинная шея мягко качалась, как будто он пел песню в своей голове. Когда его фиолетовые глаза, наконец, открылись снова, было ощущение в нем чего-то древнего, усталость, которая скатилась с него, как аура.

«Долго, очень долго я думать об этом. Всегда Спир Бики пытаться донести мудрость до других кланов, но теперь я знать, что они не научиться. Остальные не дать тебе кусочки. Тебе нужно уничтожить их. Всех. Взять их куски. Когда ты иметь другие, я отдать тебе кусок, долго охраняемый Спир Биками».

«Прошу прощения за прямоту, но почему вы не можете отдать нам свой кусок сейчас?» спросила Каэра, внимательно изучая старейшину.

Его шея скрутилась в сторону до такой степени, что голова почти перевернулась. «Если восходящие потерпеть неудачу, если они погибать в снегу, под когтями и зубами и яростью другой кланов, то мы потерять свой собственный кусок из храма Творцов. Нет, это не мудрость».

Хотя я понял смысл его слов, меня смутило то, что он сказал. «Создатели?»

Длинный темный клюв медленно двигался вверх и вниз. «Другие кланы чувствовать только энергию Творцов в реликвиях, и поэтому хранить их и поклоняться им. Да, они слишком глупы и слишком порочны, чтобы думать о предназначении кусочков».

Эти кланы, казалось, развили своего рода мифологию вокруг джиннов, купола и арки внутри. Если бы части портала излучали эфир, и эти существа могли бы чувствовать это, то было бы логично, что они их жаждали.

«Тебе понадобиться дары Создателей, чтобы исцелить портал. Ты можешь это сделать?»

Я кивнул. Как и в комнате с зеркалами, мы попали в снежную зону только потому, что у меня уже были инструменты, необходимые для того, чтобы пройти нее. Испытание после испытания, тихо пробурчал я.

В этот момент желудок Каэры громко урчал. Олд Броук Бик осмотрелся, взглянув вниз на ее талию широкими глазами, его треснувший клюв слегка раскрылся. «Еда, да. Я быть плохим хозяином. Так хочется делиться словами, пока ты голоден. Ходить. Мы сесть. Мы поговорить. А теперь кушать, да».

Ноги старейшины слышимо скрипели, пока он вставал и провожал нас из своей хижины. Снаружи мы обнаружили несколько Спир Биков, оставшихся поблизости, и пристально смотрели на нас, пока мы следовали за ним обратно в холодный ветер горы.

Олд Броук Бик щелкал, клацал и каркал, остальные с уважением кивнули и стали следовать за нами, образуя две длинные шеренги.

Брови Каэры морщились от беспокойства, пока она смотрела на меня, но я просто кивнул и пошел за Олд Броук Биком.

Спир Бики роптали и гоготали шепотом, шуршание перьев становился все громче, пока мы следовали за Олд Броук Биком через деревню. Другие высовывали клювы из многочисленных хижин и выстраивались в очередь в импровизированном марше. Несколько Спир Биков кружили в небе над нами, их странная песня проносилась по горной полости.

Мы проследовали за старейшиной к другой, почти идентичной хижине с обесцвеченным серым покрывалом, выступающим в роли двери. Он трижды щелкнул клювом, и толпа позади нас замолчала, в дверях деревни появился Спир Бик с черным оперением, которого мы видели, появившись в проходе к деревни.

Произошел короткий обмен на их языке, затем черный Спир Бик отодвинул в сторону занавес клювом, старейшина вошел, помахав нам крылом.

Я оглянулся на толпу; они все были совершенно безмолвны и неподвижны, их фиолетовые глаза внимательно следили за нами. Те, кто летали кругами над нами, делали это в неестественном, переплетающемся узоре, как воздушный танец.

Каэра исчезла в тени дверного проема, и я последовал за ней, нереальное, сказочное ощущение потустороннего мира накрыло меня, как тяжелое одеяло.

Внутри хижина была почти идентична хижине Олд Броук Бика, хотя в ней не было медного умывальника, и единственным трофеем на стене был маленький медвежий череп с узким отверстием чуть выше правой глазной впадины. Он выглядел слишком маленьким, чтобы быть полностью взрослым медведем.

Вторая Спир Бик, почти идентичная нашему проводнику, но с хохолком из перьев, который встал на ее голове, гнездилась в кровати, но встала и отошла в сторону из-за нескольких пощелкиваний и вопля птицы с темным оперением

В центре гнезда находилось большое розоватое яйцо. Каэра еще раз сомнительно смотрела на меня, но я молчал, ожидая Олд Броук Бика.

Старейшина медленно прошелся по хижине, его когти хрустели по сухой траве и перьям из гнезда кровати, затем осторожно стучали по яйцу в нескольких разных местах. Не поворачиваясь к нам, он сказал: «Это яйцо не станет птенцом.»

Затем, без предупреждения, он вогнал свой острый клюв в скорлупу яйца, проткнув его с резким треском. Я смотрел на это, с шоком и очарованием, он начал убирать куски скорлупы, раздавливая с хрустом и глотая их, пока наверху не появилось большое отверстие, открывающее золотистый, вязкий желток.

«Такого я не ожидал,» прошептал Реджи, в оцепенении.

Старейшина единожды наполнил клюв содержимым яйца, затем скрестил клювы с хохолком Спир Бик, прежде чем она поела из яйца. Они оба повторили ритуал со Спир Биком темного оперения, который взял свою порцию.

«Кушать,» просто сказал старейшина, а потом все трое Спир Бика отступили в сторону, в ожидании наблюдая за нами.

Я видел, как мысли Каэры были ясно написаны на ее лице, ее голод и отвращение вели войну внутри нее.

Очевидно, что для этой пары было какое-то культурное значение, возможно, даже религиозный ритуал, предлагающий яйцо на употребление, и хотя идея этих существ, каннибализирующих собственные яйца, была неприятной, я ожидал, что они не поймут нашего сомнения и даже сочтут это грубостью, если мы откажемся от их предложения.

Кроме того, Каэра не могла вечно держаться на одном снегу.

Поклонившись с уважением каждому из трех клювов, я осторожно вошел в гнездо и наклонился к яйцу. Внутри было густо, тепло и вязко. Используя обе руки, как чашу, я черпнул маленькую порцию и неуклюже выпил.

Оно имело мускусный, насыщенный вкус, который не был неприятным, а был чуждым и странным. Несмотря на это, я быстро доел слизистое яйцо из рук, и понял кое-что еще.

Сырой яичный желток Спир Бика плавал с эфиром, и его употребление позволило моему телу быстро поглотить эфир, что помогло пополнить мое ядро после долгой ночи в буре.

Реджи, ты—

‘Чувствую это? О да…» ответил Реджи, наслаждаясь жидкой энергией, которую мы поглотили, немножечко зачерпнув из яйца.

Каэра наблюдала за мной сжимая губами и с ущемленным взглядом на лице. Я кивнул в сторону яйца Спир Бика, широко раскрыв глаза, которыми указал.

Она сжала челюсть и угрюмо смотрела на меня, прежде чем встать на колени в гнезде рядом с большим розовым яйцом и засунуть свою собственную руку в золотистою противную липкую массу. Алакрианская дворянка затаила дыхание, быстро выпила наполнив рот тёплым яйцом.

«Да, кушать. Кушать,» ободряюще сказал Олд Броук Бик.

Мы с Каэрой по очереди черпали горсть мускусного желтка и продолжали есть, пока на дне яичной скорлупы не появилась лишь неглубокая лужа слизи.

Для нас с Реджи желток, богатый эфиром, был похож на чистую дистиллированную энергию, я почти сразу же увидел, какие перемены происходят с Каэрой. Хотя она мужественно делала все возможное, чтобы оставаться в хорошем настроении даже после нескольких дней без еды, полный желудок заставлял ее быть улыбчивой и сонной, несмотря на зарождающиеся сомнения, она бы с удовольствием поглотила остатки яйца в скорлупе.

Повернувшись ко мне и отвевши взгляд, она открыла рот, чтобы сказать что-то, но вместо этого из ее губ вырвалась небольшая отрыжка. Глаза Каэры расширились от шока, и она подняла руку ко рту.

«Очень неподобающе для леди,» прокомментировал я.

Каэра просто закатила глаза, вытирая губы, прежде чем ответить: «Прозвучало по сексистски.»

Возле нас, почти незаметно, Олд Броук Бик и остальные вели тихую беседу. «Ред Вингс (Red Wings) и Тру Фезер (True Feather) предложить вам свое гнездо, чтобы ты отдохнуть и восстановиться. Тогда, если хотеть, Свифтшур (Swiftsure), который приводить тебя к нам, направить тебя в деревню Шедоу Кло. Да?»

«Да. Спасибо.» Каэра кивнула, с тяжелыми веками, но изо всех сил старалась не заснуть.

«Конечно, Броук Бик,» сказал я, чувствуя себя более пьяным от богатого эфиром желтка, чем полным.

Тру Фезер и Ред Вингс слегка обступили вокруг меня и начали ломать оставшуюся часть яичной скорлупы, отрывая кусочки и хрустя ими своими крепкими клювами, и в считанные минуты яйцо полностью исчезло.

Каждый из Спир Биков сделал поклон, широко расставив крылья, а затем по очереди выходили из хижины, которая к тому моменту уже чувствовалась более теплой и уютной.

Как только из хижины вышел последний Спир Бик, Каэра откинулась назад, пока не легла в перья и траву, ее глаза уже закрылись, а дыхание было ровным.

«Она стопудово. устроилась поудобнее нас,» прокомментировал Реджи, икнув.

Хватит болтать и сосредоточься. Я ожидаю, что к завтрашнему дню ты будешь в полной боевой готовности, ответил я, заняв место между Каэрой и входом в хижину.

Контролируемо вздохнув, я сосредоточился на эфире, проходящем через все мое тело. Я не чувствовал себя таким насыщенным эфиром с тех пор, как взял с собой запас эфирных камней гигантской многоножки, и я пока не собирался его тратить.

Однако, вместо того, чтобы усовершенствовать свое эфирное ядро, я поджег руну Божественного Шага. Оставаясь сидеть на земле, я наблюдал, как мое восприятие окружающего мира расширялось до тех пор, пока я не мог видеть все частицы окружающего эфира, стекающие во всех направлениях.

Я чувствовал, как мое сердце бьется о грудную клетку, и мой разум был ясен, когда я сосредоточилась на переплетающихся потоках эфирных путей.

Провал Божественного Шага в погоне за Гоуст Бером во время бури научил меня двум вещам: одна из них заключалась в том, что, как бы сильна ни была эта способность, ее неправильное использование может стать фатальным; и во-вторых, мне потребовалось слишком много времени, чтобы найти правильный путь.

Какой смысл иметь способность, которая могла бы мгновенно перенести меня через космос, когда она занимает так много времени, чтобы даже найти путь, который мог бы переносить туда, куда я хотел?

Поэтому, пока Каэра спала, я сидел и наблюдал, руна Божественного Шага бросала мягкое золотистое сияние по всей хижине Спир Биков. Я наблюдал, как эфирные частицы двигались, как они вели себя, и изучал любые шаблоны, которые могли бы помочь мне использовать Божественный Шаг более рефлекторно.

***

Дела пошли быстрее, когда Каэра, наконец, проснулась, с затуманенными глазами и неуклюжей от пересыпания. Несмотря на то, что всю ночь я был психически истощен от концентрации, мое тело было наполнено вновь обретенной энергией. Мы обнаружили, что Свифтшур терпеливо ждал снаружи хижины, готовый отправиться в путь.

Однако перед тем, как мы покинули деревню Спир Бика, Олд Броук Бик поделился с нами прощальной мудростью.

«Свифтшур быстрый и мудрый. Он проводить тебя в деревни других кланов, но Спир Бик не бороться с Шедоу Клосами или Фор Фистсами,» мрачно предупредил он. «Не ожидать обмена слов с ними. Не сомневаться. Их язык это насилие, и ты должен говорить на нем, если хотеть покинуть это место. Возвращаться с остальными частями, и мы отдать тебе последнюю.»

С этим Свифтшур вывел нас обратно к полой вершине горы, несколько других Спир Биков, провожали позади нас до скалы, чтобы отправить нас со счастливыми клацаньями своих клювов и шумным карканьем, которые звучали как аплодисменты.

Я смотрел вниз на крутой край скалы, в то время как Каэра уже готовилась к спуску.

Подойдя к Каэре, я подобрал ее ноги и обернул руку вокруг талии.

«Эм, п-прости?» Каэра заикалась, пока Реджи выл в моей голове.

Подойдя ближе к краю скалы с Каэрой в придачу, я повернулся к нашему проводнику. «Свифтшур. Увидимся внизу». Я видел, как белая эфирная птица наклонила свою длинную шею в смятении перед тем, как шагнул с края обрыва, вместе с Каэрой.

Алакрианская дворянка визжала от удивления, вскоре визг превратился в страшный крик, пока мы отвесно падали прямиком в каменный шельф с восьмидесяти футов.

«Эм, Артур? Я понимаю, что ты как таракан, который сможет пережить даже ядерный взрыв, почему-то я в этом уверен, но я не думаю, что Рогатая Леди сможет…»

Я зажег Божественный Шаг, как раз в тот момент, когда мы собирались разбиться и скользнул в эфирный путь, который привел нас прямо на землю, которая оставалась всего в нескольких футах от нас.

Мои ноги почти без шума дотронулись земли, движущая сила, которая возникла во время падения, полностью пропала.

«О…» невнятно озвучил Реджи, совершенно ошарашенный. «Или ты мог сделать так, я думаю».

Голова Каэры все еще зарылась в моей груди, ее ногти вцепились в мою кожу, даже пока я ее опускал.

«Сейчас можешь отпускать,» сказал я, пока ее рога зарывались глубже в меня.

Каэра вздрогнула, прежде чем посмотрела вниз и поняла, что мы больше не в воздухе. Просто чтобы убедиться, она потоптала ногой твердую землю, прежде чем оттолкнуться от меня.

«К-как мы—что только что—ты!» Каэра смотрела на меня, ее дыхание участилось, рассерженно и тяжело дыша, прежде чем она ударила меня в живот с такой силой, с которой могла бы переломать несколько костей, если бы это был не я. «В следующий раз, когда ощутишь желание сброситься с горы, не стесняйся одолжить птицу!»

Я тер живот, морщась от боли. «Понял…»

Свифтшур приземлился в нескольких футах от нас, трепыхая большими крыльями, пока он любопытно смотрел на меня. «Шедоу Кло?» скрежетал он, это звучало как вопрос, но я не был уверен, что он имел в виду.

Наш гид перестал смотреть на меня в поисках ответа и гортанно пропел прежде чем вести нас по обратной тропе.

Каэра все еще злилась на меня, но она продолжала смотреть на меня уголком глаза, когда думала, что я не замечу, глядя на меня так же, как Свифтшур.

«Это довольно крутой трюк, который ты выучил за ночь,» присоединился Реджи, наслаждаясь шоу.

Мне понадобится больше времени, чтобы практиковаться с Божественным Шагом, если я захочу действительно использовать его в бою, но я медленно начинаю понимать, что это такое.

Достигнув дна ущелья, мы повернули направо, двигаясь от кратера. Эта скалистая, неровная тропа, по которой мы обогнули утес деревни Спир Бик, затем мы снова повернули направо и шли в тишине часами.

Без ветра и снега обычная ходьба оставляла нам достаточно тепла. Наши животы и ядра были переполнены, что сделало поход почти приятным.

Пока мы шли, я думал обо всем, что видел и слышал во время нашего короткого пребывания со Спир Биками. Меня зацепило то, что Олд Броук Бик настаивал на том, что другие кланы были простыми, жестокими эфирными зверями. В конце концов, именно предосторожность, продемонстрированная Гоуст Бером, сделала меня настолько уверенным в его интеллекте, что я начал с этого.

Из трофеев, гордо висевших на стенах старейшины, было ясно, что между кланами существует конфликт, но маленький разбитый медвежий череп в хижине Ред Вингс и Тру Фезер показались не более чем детенышами.

«Разве у тебя во дворце на Земле не было целой коллекции набивных существ, включая двух полярных медвежат?» подметил Реджи.

Мои брови сморщились от раздражения. Это не…

Я не установил связь, но мой товарищ был прав. Мы видели этих медведей только животными, и не видели ничего странного в том, что их трупы набивались для украшения.

Возможно, Спир Бики видят в других кланах что-то больше, чем просто зверей.

«Я бы сказал, что мы просто сотрем их всех и будем выметаться отсюда. Знаешь, если бы мы договорились еще о нескольких таких яйцах…»

У меня самого была такая мысль, и Реджи очень хорошо это знал. Если мы съедим достаточно яиц Спир Биков, мы сможем достичь следующей стадии нашей эфирной силы—какой бы она ни была.

Однако, потребление яиц разумного вида, это неправильно. Казалось бы, как-то торжественно и ритуально, что нас пригласили поесть из этого яйца, и когда я думал об этом, то понял, что не видел очень молодых Спир Биков. Мне было интересно, насколько редкими могут быть птенцы среди странных существ.

Олд Броук Бик утверждал, что из яйца ничего не вылупится, но в то же время, что представляют собой эти яйца, если не будущее вида?

Эти и многие другие мысли поглощали меня, пока мы следовали за нашим проводником, который иногда прыгал вместе с нами на землю, а иногда летал высоко над нами, разведывая наш путь. Хотя Свифтшур не мог говорить на нашем языке, он выучил несколько слов и мог достаточно хорошо общаться, показывая и вопя.

Свет, похоже, не менялся во время того как мы шли, и хотя мы путешествовали несколько часов, ночь так и не наступила.

Я затерялся в мыслях, когда Свифтшур щелкнул клювом, чтобы привлечь наше внимание. «Рядом,» сказал он своим скоблящим голосом.

Спир Бик остался на земле, прыгая перед нами к горному хребту из тьмы, обнаженного камня. Когда он был близко, он сложил ноги под собой, так что его круглое тело почти касалось земли и подкралось к краю, а затем помахал нам крылом вперед.

Мы с Каэрой пригнулись на руки и колени, а потом начали ползти по снегу.

«Это…» Каэра шептала с дыханием как только мы подползли к краю, где находился Свифтшур. Мои глаза тоже сузились.

Горный склон обрушился и спускался в маленькую лощину, полную приземистых бесцветных деревьев. Внутри толстых ветвей разместилось несколько десятков хижин, выглядевшие как толстые маленькие птички. Что-то двигалось внутри деревни.

«Фор Фисты» прокаркал Свифтшур.