Глава 304. От лица Элли. Оставленные позади

Маленький ручей в нашем подземном городе, построенном древними магами, весело журчал. Ему повезло, подумала я. Он мог просто существовать, струясь среди скал и распевать свою веселую песенку. Даже когда Бу выхватил из воды сверкающую рыбу, это не похоже на то, что поток чувствовал потерю кого–то близкого по отношению к рыбе. У него даже не было сердца, чтобы быть разбитым.

Но у меня оно было, и я чувствовала. Куда бы я ни смотрела, все здесь мне постоянно напоминало о наследии моей семьи–неудачах, потерях и смерти.

Каждое усталое, безнадежное лицо и каждый печальный, понимающий взгляд, который я получала от других, напоминали мне о нашей неудаче.

Даже если у них были свои потери, они все равно относились ко мне и моей матери как к стеклянным трофеям. Которые нужны только чтобы поставить на освещенный стеллаж и смотреть на них и никогда не трогать… относились к нам так, будто мы все еще что–то значим, даже если мы были просто пережитком лучших времен, когда великий Артур Лейвин все еще защищал Дикатен.

Когда мой брат и Сильвия исчезли, казалось, что последний кусок твердой земли в мире ускользнул из–под наших ног, и теперь мы все медленно погружались в темные воды отчаяния.

Во всяком случае, так выразилась Кэтрин.

Это было странно. Я думала, что смерть ее родителей была бы для нее чуть важней, чем исчезновение моего брата, но, думаю, я не должна была удивляться; все всегда любили Артура Копье, Артура генерала, Артура героя.

Но я любила Артура–брата, Артура–друга… во всяком случае, когда он был рядом.

Моя мать отошла на задний план, печально улыбается и говорит «спасибо» всякий раз, когда кто–то выражал свои соболезнования. В лучшем случае она время от времени предлагала исцеление какому–нибудь раненому беженцу, которого солдаты тащили обратно в убежище.

Я думаю, она уже была так близка к отчаянию, что, когда Артур не вернулся после спасения Тессии, она потеряла надежду на все остальное. Это было больно признавать, но если бы не я, я думаю, она бы просто свернулась калачиком и заснула, а потом больше никогда не открывала глаза.

Подняв плоский гладкий камень, я подбросила его в воздух и поймала же.

Сколько времени прошло с тех пор, как мы с Артуром стояли здесь, на берегу подземного ручья, и он учил меня пускать блинчики? Дней? Недель? С таким же успехом я могла бы умереть и возродиться с тех пор.

Издав смешок, я неистово швырнула камень, он плюхнулся в воду, в каком–то роде я выпустила пар.

Бу, который взял свою добычу и неуклюже пошел искать мягкое, покрытое мхом место, чтобы поесть, поднял голову и серьезно посмотрел на меня. Темные пятна над глазами сошлись вместе, что всегда придавало ему сердитый вид.

— Прости, Бу. Я в порядке, — Хотя я не была уверена, что он поверил мне, гигантский медведеподобный зверь маны фыркнул и вернулся к своей еде.

— С такой рукой, как у тебя, ты не думала о том, чтобы бросать камни в наших врагов вместо того, чтобы стрелять из лука?

Я испуганно обернулась, но расслабилась, когда поняла, что это всего лишь Хелен Шард, лидер того, что осталось от «Двух рогов». Хелен была моим наставником в замке, она учила и помогала мне совершенствовать мою способность стрелять стрелами чистой маны из лука.

Для меня было огромным облегчением, когда она приехала в убежище вместе с Дерденом и Анджелой Роуз, и она быстро взяла на себя роль моего наставника снова.

Казалось, у нее было какое–то магическое восприятие, когда я впадала в «настроение», как она выразилась, потому как она всегда приходила поддержать меня.

Я встряхнула волосами в девичьей манере, которая, как я знала, раздражала ее, и снова посмотрела на ручей. «Я пыталась поймать рыбу на мамин обед».

Краем глаза я заметила, как она подняла бровь и, ухмыляясь, сказала: «Рыбу? Камнем?»

— Застрелить ее из лука было бы слишком легко, — надменно сказала я, слегка вздернув нос и выставив вперед подбородок, как самоуверенный ребенок. Хелен всегда подталкивала меня к тому, чтобы я отличалась от благородных детей в замке, и ее безмерно раздражало, когда я вела себя как они.

Посерьезнев, Хелен указала на воду: «Тогда, давай посмотрим».

Вернув ей серьезный взгляд, я подняла свой лук, прислоненный к ближайшему валуну, и осмотрела чистую воду. Примерно каждые тридцать секунд мимо медленно проплывала тускло-светящаяся рыба, направляясь вниз по течению.

Мой брат как–то объяснял, что вещи, которые ты видишь в воде, не совсем там, где они кажутся, потому что вода преломляет свет. С этой мыслью я натянула тетиву лука, вызвав тонкую стрелу маны. И стала ждать.

Дрожащая голубая линия в темном ручье подсказала мне, что приближается рыба. Я подождала, пока она пройдет в широкую, мелкую часть ручья, где я стояла, и приготовилась стрелять. В последний момент я привязала стрелу к себе нитью чистой маны, а затем выпустила ее.

Луч белого света скользнул в воду с легким шлепком, и рыба дернулась, подняв всплеск. Я дернула за нить, заставляя стрелу выскочить из воды и полететь обратно к моей руке, блестящая рыба была аккуратно насажена на стрелу сквозь жабры.

Хелен начала медленно хлопать в ладоши, качая головой и приоткрыв рот, словно в благоговейном трепете. «Невероятно, Эллианор, просто невероятно», — Затем она подошла ко мне, сняла со стрелы сверкающую рыбу, с силой ударила ею об один из больших камней, окаймлявших берег ручья, отсалютовала мне мертвой рыбой и повернулась, чтобы уйти.

— Эй, это моё!

— Считай это платой за хорошо усвоенный урок, — сказала она через плечо, не сбавляя шага. — С таким талантом, как у тебя, наверняка не составит труда поймать другого?

Наполовину раздраженная, наполовину удивленная, я снова повернулась к воде, чувствуя себя лучше. Я решила, что с таким же успехом могу подстрелить еще несколько рыбок и отнести их домой к маме на ужин.

Когда я снова натянула лук, мое внимание привлекло движение на другой стороне ручья, и я инстинктивно прицелилась в том направлении.

— Ох!

Потребовалась секунда, чтобы мои глаза сфокусировались в тусклом свете, но когда это произошло, я немедленно отменила свое заклинание, и светящаяся белая стрела с шипением исчезла.

— Извини, Тессия.

После неловкой паузы, ее глаза изучали меня, как будто она пыталась прочитать мои мысли, Тессия продолжила свой путь вниз по крутому краю на другой стороне ручья. С той стороны он был немного глубже, и там был древний кусок окаменевшего бревна, воткнутого в землю, что делало идеальную скамью, на которой можно было сидеть и охлаждать ноги в воде.

— Извини, — тихо сказала Тессия, глядя вниз, на ручей. — Я не знала, что здесь кто–то есть, когда решила пойти искупаться.

Но ты пришла сюда, увидела меня и все равно решила не церемониться.

— Все в порядке, — сказала я тоном, который говорил ей, что все совсем не в порядке. — Я все равно собиралась уходить.

Перекинув лук через плечо и жестом подозвав Бу, я повернулась, чтобы идти обратно по насыпи, но мое сердцебиение ускорялось с каждым шагом, нагнетая во мне гнев и негодование, до того момента, пока я просто не захотела остановиться и закричать.

Тессия почти не выходила из дома с тех пор, как исчез Артур. Я видела ее пару раз, но это был первый раз, когда я была достаточно близко, чтобы поговорить с ней, и я внезапно поняла, что я была переполнена мыслями, которые хотела ей сказать.

— Ничто из того, что ты здесь скажешь, ничего не изменит, Элли, — сказала я себе сквозь стиснутые зубы. Крики и проклятия в адрес Тессии ничего не изменят.

Я развернулась на месте и встретилась взглядом с Тессией. «Это ты виновата, что он пропал, надеюсь, ты это понимаешь».

Она вздрогнула, но промолчала, раздражая меня еще больше.

— Это твоя вина, и ты никогда, никогда не сможешь ее исправить, — мой голос становился все громче, с каждым словом. — Он был нашим лучшим шансом когда–либо иметь жизнь вне этой пещеры снова, но он также был полным, круглым идиотом, который не мог просто отпустить тебя! Ты должна была это знать!

Мой голос сорвался, когда я вытерла злую слезу тыльной стороной ладони. «П–почему ты просто не осталась здесь? Почему?»

Эльфийская принцесса стиснула зубы, опустила глаза, но когда она заговорила, она была удручающе спокойна. «Я не могу, Элли. Извини. Мне очень жаль. Может быть, если бы я знала тогда, чем все закончится… но они были моими родителями. — Немного помолчав, Тессия посмотрела на меня, и в ее бирюзовых глазах блеснули слезы. — Скажи мне честно, что бы ты сделала на моем месте?»

Мне хотелось схватить ее за ее глупые, красивые серебристые волосы и столкнуть головой в воду. Она убежала из убежища, игнорируя и логику, и мольбу моего брата с Вирионом, также она вынудила Артура пойти за ней. Из–за ее эгоизма Сильвия и Артур исчезли.

Бу зарычал и встал, почувствовав мой гнев. Его присутствие придавало мне смелости.

— Я бы послушалась! — крикнула я, даже не уверенная, правда ли это.

— Тогда, возможно, ты мудрее меня, Элли, и именно поэтому ты нужна мне… и, может быть, я тоже нужна тебе, — Яркие глаза Тессии встретились с моими, ее взгляд был умоляющим и полным надежды, но противоречивым.

— Ты мне не нужна, — прошипела я.

На ее лице промелькнула хмурая гримаса: «Ты же не думаешь, что я не замечаю, как они с тобой обращаются? Как будто ты ребенок, мнение которого не учитывается? Как будто твоя ценность только в твоей связи с Артуром? Думаешь, я не знаю, каково это?»

Тессия поднялась на ноги, стиснув зубы, ее лицо выражало что–то среднее между мужеством и отчаянием. «Я слышу, что другие шепчут обо мне за моей спиной, Элли, и многие не утруждают себя тем, чтобы скрыть свои сомнения, а говорят это открыто, чтобы все слышали».

— Но ты другая… ты — намного больше, чем сестра героя, и я хочу доказать это каждому.

Я не прошу тебя простить меня — я никогда не смогу тебя просить об этом, после того, что я сделала. Я знаю это, если бы я не убежала, Артур мог остаться тут с нами, но я ничего не могу сделать, чтобы вернуть его и —

— Ты не можешь просто принять это и двигаться дальше, принцесса. Артур не должен был спасать тебя! Ты должна быть мертва, а он должен был быть здесь, со мной!

Она улыбнулась мне, грустная, красивая и приводящая в бешенство. «Я думала о том же. Снова, и снова, и снова. Если бы Артур был здесь, сейчас… и я была бы мертва… — Тессия сделала паузу, глубоко вздохнула и заставила себя грустно улыбнуться. — Но это не так. Как бы мне этого ни хотелось, Артур пожертвовал собой ради меня. И цена, которую он заплатил за это, — это то, что я никогда не смогу вернуть».

Практически дрожа от ярости, горячие слезы потекли по моим щекам, я открыла рот, чтобы отчитать ее, проклясть ее, выплеснуть на нее свой гнев, но слова замерли у меня в горле. Мне так хотелось ее возненавидеть, но я просто не могла.

Я не могла ненавидеть ее, потому что Артур любил ее. Он любил ее так сильно, что променял свою жизнь на ее. Вот что она имела в виду. Ее жизнь была последним подвигом моего брата.

Это не честно, я думала: зачем ты это сделал, Артур? Почему ты снова бросил меня ради нее?

Тессия осторожно перешла вброд мелкий ручей и подошла ко мне. Она подцепила цепочку, которую носила на шее, большим пальцем и вытащила кулон из–под рубашки, протягивая его мне.

— Артур дал мне это, Элли, — Это была маленькая серебряная подвеска. — Он дал мне ее и обещание.

Застигнутый врасплох, мой голос слегка пискнул, когда я практически прошептала: «Какое обещание?»

— Обещание, которое, как оказалось, мог сдержать только один из нас. Так что я буду жить, Элли. Я буду жить ради Артура, понимаешь?

Я смотрела, как Тессия гладит кулон, словно новорожденного. Эльфийская принцесса была могущественным магом на пороге того, чтобы стать белым ядром, укротителем зверей, способным сравнять горы… и все же ее узкие плечи и тонкие бледные руки казались такими нежными.

И те же тонкие руки обняли меня, и мое лицо уткнулось в ее плечо, мои слезы впитались в ее рубашку. Я сломалась. Я позволила печали, гневу, страху и одиночеству выплеснуться из меня, все мое тело сотрясалось от рыданий.

Мы справимся, — тихо повторила Тессия, поглаживая меня по затылку. — И мы должны быть сильными, потому что даже если эти люди проклянут меня и унизят тебя, они нуждаются в нас. В Каждой из нас.

— Просто сейчас это кажется таким бессмысленным, таким безнадежным, — сказала я с придыханием, мои слезы почти истощились.

Сжимая меня крепче, Тессия сказала: «Я тоже себя так чувствовала. Дедушка Вирион обнял меня и дал поплакать, пока я не потеряла сознание, а когда проснулась, то продолжила плакать. Я потеряла родителей, потеряла Артура и потеряла надежду. Но дедушка Вирион не позволил мне сдаться, и я так же не позволю тебе».

Я оттолкнула Тессию и вытерла слезы рукавом. «Что мы будем теперь делать?»

Тессия посмотрела через мое плечо в центр скрытой деревни. «Дикатен, может быть, и потерян, но он не исчез. И если это означает, что нам нужно тренироваться или сражаться, мы сделаем все возможное, чтобы вернуть его. — Эльфийская принцесса посмотрела на меня, решительно нахмурив брови. — Хватит сидеть в стороне!»