Глава 305. От лица Элли. Сила духа

Элли

Я встретилась взглядом с матерью и постаралась не закатить глаза.

Она выпустила вздох: «Ох, не смотри на меня так. Ты слишком молода…»

Выдавив из себя, как я надеялась, понимающую, но слегка скептическую улыбку, я сказала: «Мама, неужели ты всерьез думаешь, что нам будет безопаснее, если мы просто спрячемся здесь и позволим другим сражаться за нас, чем если мы присоединимся к ним? Совет нуждается в каждом солдате, которого они могут получить–»

— Элли, — сказала она ее мама-знает-лучше голосом, — мы сражались и заплатили свою цену. Твой отец… Артур… — Слезы навернулись на ее глазах, но она не вытерла их. — Здесь, внизу, у нас есть какое-то подобие мира, и у нас больше времени вместе. — Времени, Элли. Все, чего я хочу это… времени с тобой.

Я знала, что дело не во мне. Речь шла об Артуре. Он никогда не был дома, никогда не был рядом. Наши родители проводили с ним так мало времени, хотя это была не только его вина.

Его никто не спрашивал, хочет ли он застрять в эльфийском королевстве в течение многих лет, однако это был его выбор — убежать и стать искателем приключений почти сразу же, как он вернулся. Это был его выбор — поступить в академию и жить самостоятельно, и он согласился уйти с этим Виндсомом, снова исчезнув как раз тогда, когда мы — его семья — нуждались в нем больше всего.

Когда он вернулся из страны богов, он стал копьем и сражался на войне. А потом он исчез.

— Жизнь здесь, внизу, едва ли можно назвать жизнью, Мама. Такое ощущение, будто мы застряли в том моменте, когда вражеский клинок приставлен к твоей шеи и вся твоя жизнь проносится мимо.

Мама печально улыбнулась и отвела взгляд. «Ты слишком много времени проводишь с Тессией».

— На самом деле это слова Кэтилин, — сказала я, обнимая мать и кладя голову ей на плечо. — Она довольно поэтична, если, конечно, тебе удастся ее разговорить.

Какое-то время мы сидели так, и мамина рука гладила меня по волосам. Когда я отстранилась, она заколебалась, словно не хотела меня отпускать. Но она не остановила меня.

— Это всего лишь заседание Совета, Мам — я серьезно посмотрела на нее. — Тебе тоже нужно пойти на него.

Мама покачала головой и подошла к маленькому столику, за которым мы ужинали. Потом она села за стол и провела по нему рукой, словно гладила животное. Думаю, она чувствовала себя более нормальной, когда делала что-то повседневное, такое как сидение за обеденным столом или спор с дочерью.

— Я просто не понимаю, зачем ты им там нужена — сказала она, возвращаясь к тому месту, с чего начался наш спор. — Уверена, Вирион и Байрон могут принимать решения без помощи тринадцатилетней девочки.

Я сдержала вздох, зная, что почти уговорила ее согласиться. «Как я уже сказала, Тессия попросила меня сопровождать ее».

— Думаю, мне придется поговорить с принцессой Тессией о том, что она так много времени проводит с тобой. — я открыла рот, чтобы попросить ее не смущать меня, но она подняла руку, обрывая меня. — Я просто… ты же знаешь, как я к ней отношусь…

— Мам, я знаю, что Артур умер, чтобы спасти ее, — огрызнулась я, сжав кулаки. Я столько раз прокручивала это в своей голове, что не могла вынести слышать это еще и от нее. — А ты не думала, что Артур умер бы в Эльширском лесу, когда ему было четыре года, если бы не встретил ее и Командора Вириона?

На лице моей матери промелькнуло выражение досады, прежде чем ее губы скорбно вздрогнули. Несколько долгих секунд мы смотрели друг на друга, не в силах вымолвить ни слова, но наша патовая ситуация была прервана фырканьем Бу, у которого была кровать на нижнем этаже нашего маленького двухэтажного убежища.

— Должно быть Тессия пришла. Я пошла. — Я повернулась, пересекла столовую и направилась вниз по лестнице. Я чувствовала, как глаза матери прожигают мне спину, и чувство вины бурлило у меня в животе за то, что я огрызнулась на нее.

Я остановилась и обернулась, все еще видя ее через перила. «Прости меня, мам. Я люблю тебя».

Она глубоко вздохнула, грустно улыбнулась и сказала: «Я тоже тебя люблю, Эл».

***

— Ты в этом уверена? — Мне было неловко от того, как робко и по-детски звучал мой собственный голос, но я не могла побороть нервозность. Может быть, мама права, подумала я.

— Конечно. Ты Элеонора Лейвин, — твердо ответила Тессия. Мы петляли по оккупированному району нашего маленького городка к большому центральному комплексу, который мы начали называть городской ратушей. — Твои родители — герои, твой брат был генералом, а я — принцесса. Даже если они обычно не разрешили бы тебе посещать заседания Совета, дедушка не выгонит тебя, если я попрошу.

Я прикусила губу, чтобы не сказать что-нибудь еще, молча последовав за Тессией. После нашей ссоры у ручья мы с Тессией проводили много времени вместе. Сначала я не знала, как к этому относиться; часть меня все еще хотела злиться на нее, даже ненавидеть, но я начинала понимать, почему Артур любил ее.

Дело было не только в том, как выглядела Тессия или насколько она была утонченной. В ней была та сила духа, которую я не могла описать.

Всякий раз, когда мы встречали кого-нибудь на улице, Тессия встречалась взглядом и тепло приветствовала, независимо от того, смотрели ли они на нее как на принцессу или предательницу. Она обращалась с ними так, словно они были чем-то важным для нее.

Краем глаза я смотрела за ее лицом, замечая, как она всегда держит подбородок высоко поднятым и смотрит вперед. Она была прекрасна и величественна.

Ее внешность, вероятно, была еще одной причиной, по которой Артур влюбился в нее, подумала я, проводя кончиками пальцев по щеке, задаваясь вопросом, считает ли кто-нибудь меня красивой.

Затем, на дорогу перед нами вышел человеческий солдат, вынудив нас остановиться. У мужчины были ужасные шрамы от ожогов по всему лицу и до линии волос. Он посмотрел на Тессию, сплюнул на землю и прошел мимо.

Хотя Тессия даже не вздрогнула, моя нервозность вернулась, покалывая внизу живота, заставляя мое сердце трепетать.

— Жаль, что я не смогла взять с собой Бу, — пробормотала я себе под нос.

Тессия усмехнулась. «Появиться на заседании совета с гигантским медведем может вызвать несколько больше вопросов, чем мы расчитывали вызвать сегодня, Элли».

Мы шли молча, и я в сотый раз оглядела подземный город.

Здания выглядели так, будто их лепили, а не строили, напоминая мне маленький глиняный кукольный домик, который Хелстия подарила мне, когда я была девочкой. Большинство из них были сделаны из того же серого и красного камня пещеры, с бликами окаменелого дерева и тусклого, медного цвета металла. Каждое здание немного отличалось от остальных, и все они были прекрасны.

Старейшина Риния сказала мне, что, по ее мнению, древние маги формировали их с помощью утраченных эфирных искусств, буквально лепя камень и дерево, как глину. Она переехала в маленькую пещеру в туннелях за городом, потому что некоторые другие беженцы, которых мы привели, не любили ее, но я все равно иногда навещала ее.

Мне нравилось вытягивать из нее новости о ее видениях, но после исчезновения Артура она притихла. Я была уверена, что она знает больше, чем говорит, но не думаю, что большинство выживших в любом случае стали бы ее слушать. Как только распространился слух, что она знала, что произойдет, люди отвернулись от нее.

Но мне было все равно, что они скажут. Риния спасла Тессию, мою мать и меня. Без нее нас всех притащили бы в Алакрию, где, вероятно, пытали и убили. Каковы бы ни были причины, по которым она держала свои видения при себе, я доверяла старой провидице.

— Ты готова? — Спросила Тессия, отвлекая меня от моих мыслей. Мы стояли на ступенях Ратуши.

Я кивнула и последовала за ней через тяжелую кожаную портьеру, закрывавшую дверной проем. Внутри стояли на страже два эльфийских солдата. Хотя я не знала их хорошо, я слышала о вкладе Альбольда и Ленны в войну.

Они поклонились Тессии, не отрывая глаз от земли, когда мы проходили мимо. Несколько эльфов, которые добрались до убежища, все еще обращались с ней как с принцессой. Кэтилин же не получала такого же королевского обращения от людей, но это, казалось, не беспокоило ее.

Тессия провела меня через холл и через большой арочный дверной проем. Квадратная комната занимала половину первого этажа Ратуши, она доминировала своими огромными габаритами над круглым столом из окаменевшего дерева. Грубая карта Дикатена была разложена на столе и покрыта маленькими фигурками, которые, как я могла только догадываться, изображали алакрийских солдат.

Остальная часть комнаты была холодной и безжизненной по той же причине, по которой у нашего тайного убежища даже не было названия: мы боялись устроиться поудобнее. Мы не хотели этого, потому что это означало — сдаться.

Несколько человек, все влиятельные или важные, или и то и другое, уже собрались вокруг скромного стола, занимавшего лишь небольшую часть большой каменной комнаты.

Вирион сидел прямо напротив двери, внимательно наблюдая, как мы входим. За время моего пребывания в замке я много раз видела старого эльфа, хотя и не очень хорошо его знала. Он всегда казался веселым и вроде как возвышенным, как персонаж из мифа, но сейчас он просто выглядел усталым.

Генерал Байрон сидел слева от Вириона. Он что-то говорил командиру, пока его взгляд холодно следил за мной, когда я вошла в комнату.

Справа от Вириона брат Кэтилин, Кертис, был полной противоположностью строгой позе генерала Байрона. Принц Кертис удобно откинулся на спинку стула и со слегка скучающим выражением лица слушал генерала. Увидев нас, он улыбнулся Тессии, а потом приветливо улыбнулся мне. Он отпустил свои рыжеватые волосы, обрамлявшие его сильное, красивое лицо. Я покраснела и отвела взгляд.

Кэтилин сидела рядом с братом, ее напряженный взгляд был так сосредоточен на карте, что она, казалось, не заметила нашего прибытия.

Сидевшая напротив нее мадам Астера тоже прислушивалась к тому, что говорил генерал Байрон. Ее сморщенное лицо выражало беспокойство.

Последней была Хелен, которая прислонилась к стене позади мадам Астеры, полностью сосредоточившись на Байроне. У нее был такой же встревоженный вид, но когда она подняла глаза и поймала мой взгляд, она улыбнулась.

— О, как раз то, что нам нужно, — сказала она, вскидывая руки и театрально закатывая глаза, прежде чем дразняще подмигнуть мне. — Еще одна принцесса в Совете.

Я покраснела еще сильнее, когда все повернулись, чтобы посмотреть на меня. Не все были рады меня видеть.

Вирион уставился на Тессию, его глаза на мгновение метнулись ко мне. Она кивнула в ответ. Затем он перевел взгляд на меня, но выражение его лица было непроницаемым. Я не была уверена, о чем был этот безмолвный диалог, но догадывалась, что Тессия никому не сказала, что приведет меня.

— Значит, все в сборе, — хрипло сказал Вирион, и в комнате мгновенно воцарилась тишина. — Пожалуйста, садитесь, и мы начнем.

Стулья заскрипели по каменному полу, когда все заняли свои места. Кертис даже убрал ноги со стола, серьезно глядя на Вириона. Хелен сжала мое плечо и села рядом.

Байрон заговорил первым, и хотя он наклонился к Вириону, так, будто его слова предназначались только для ушей командора, он заговорил достаточно громко, чтобы все мы услышали: «Даже с ее происхождением, вы уверены, что мы должны включать двенадцатилетнюю девочку, которая во многом не проверена боем, в обсуждение этого совета?»

Я открыла рот, чтобы сказать, что мне почти четырнадцать, но Копье продолжало говорить, теперь повернувшись лицом к остальной группе: «Хоть мы и живем в такое время, когда каждый должны участвовать в нашем ежедневонм выживании, я не думаю, что разумно начинать приводить детей на заседания совета. — Генерал встретился со мной взглядом, и я изо всех сил старалась не отводить глаз и не показывать ему, как мне неловко, я снова поймала себя на мысли что жалею, что у меня за спиной нет Бу, чтобы придать мне смелости. — Лейвинам больше нечего доказывать в этой войне, и нет никаких оснований ожидать, что Элеонора возьмет на себя бремя брата».

Я не могла сказать, был ли он снисходителен или добр. Артур всегда ненавидел Байрона, но Копье казалось почти виноватым, когда он упоминал моего брата.

— Элли здесь по моей просьбе, — твердо сказала Тессия, ее холодный взгляд не дрогнул, когда она встретилась взглядом с Копьем.

— Довольно. — Вирион, который закрыл глаза, пока Байрон говорил, внезапно хлопнул ладонью по столу, отчего я подпрыгнула на стуле. — Мы здесь не для того, чтобы обсуждать, кто будет находиться в комнате.

Командир подождал, пока не стало ясно, что пререканий больше не будет, затем наклонился вперед, так сильно вжав ладони в стол, что побелели костяшки пальцев. «Мы получили известия из Эленуара»

Тессия возле меня напряглась. Я протянула руку и сжала ее руку под столом. «Мы наконец-то поняли, что алакрийцы задумали для эльфийского королевства и для эльфов, которые были захвачены там».

— Эленуар, по-видимому, разделили на небольшие территории и подарили благородным алакрийским домам, или «крови», если использовать их собственный термин. Захваченные эльфы находятся в плену… — Вирион замолчал, глядя на Эленуар, изображенную на карте.

Когда он снова заговорил, в его голосе был смертельный холод, от которого у меня мурашки побежали по рукам и затылку. «Уцелевших эльфов в Эленуаре порабощают и дарят алакрийским дворянам, чтобы они обеспечивали тяжелую рабочую силу для алакрийских военных действий. Эльшир должен быть собран и сожжен в качестве топлива для кузниц алакрийцев».

После слов Вириона за столом на некоторое время воцарилась тишина. Тессия стояла неподвижно, как статуя. Я чувствовала, что остальные члены совета погрузились в свои размышления.

— Это, — продолжил Вирион, — подводит меня к цели сегодняшнего заседания совета. Наши разведчики в других местах также обнаружили, что несколько десятков эльфийских пленников будут перевезены из Зестерии в южные трюмы в ближайшие несколько дней.

— Я намерен послать штурмовой отряд, чтобы перехватить караван пленников, освободить захваченных эльфов и вернуть их сюда.

Слова Вириона тяжело повисли в воздухе. Старый эльф оглядел стол, встречаясь взглядом с каждым из нас по очереди, даже с моим. Он не говорил громко или эмоционально, но его слова потрясли меня до самых костей.

Так вот какова сила абсолютного авторитета, подумала я.

— Я поведу штурмовую группу, — внезапно сказала Тессия, ее голос был почти таким же резким и властным, как у Вириона. У меня перехватило дыхание, когда физическое давление начало исходить от эльфийской принцессы, давя на меня, как тяжелый воздух перед бурей.

Байрон слегка вздрогнул от удивления, затем покачал головой и, наклонившись над столом, сказал: «Не сочтите за неуважение, леди Тессия, но я думаю, что эта миссия требует более опытного руководителя. У нас будет только один шанс, и некому будет поддержать наши штурмовые силы, если дела пойдут плохо».

Несмотря на то, что выражение ее лица оставалось твердым, я заметила, что Тессия слегка покраснела, и давление, которое она излучала, также уменьшилось. «Генерал Байрон, вы можете быть Копьем, но вы также и человек, и вы не сможете ориентироваться в лесу так же, как эльф. Никакого неуважения к вам, конечно. — Байрон нахмурился, но откинулся на спинку стула и позволил ей продолжить. — Никто здесь не знает местность так, как я, кроме дедушки Вириона, и мы не можем рисковать им на передовой. Это мой дом, это мой народ. Я возглавлю штурмовую группу».

Вирион твердо кивнул. «Спасибо, Тессия. Я надеялся, что ты согласишься возглавить миссию». — Сидевшая рядом со мной Тессия, казалось, на мгновение была застигнута врасплох словами деда, но быстро скрыла свое удивление.

У нас с Тессией было что-то общее: мы оба чувствовали, что к нам относятся как к хрупким вещам, которые люди боятся сломать. Ей не разрешали покидать подземный город с тех пор, как она сбежала чтобы найти своих родителей. Я не могла не задаться вопросом, почему же Вирион вдруг послал ее сейчас?

Давление исчезло, как будто кто-то стянул одеяло с моего лица. Я могла сказать, что остальные тоже почувствовали это, так как вся комната, казалось, вздохнула одновременно.

— Тогда решено. Теперь, давайте обговорим детали.

То, что последовало за этим, — было почти три часа обсуждения, касающиеся миссии по спасению эльфийских пленников. Я в основном молчала во время разговора, но было завораживающе и пугающе слушать, как эти опытные солдаты и лидеры обсуждают стратегию. Я подумала, что Артуру было бы что сказать, окажись он на моем месте.

Но это не так, поэтому я сделаю все, что в моих силах, подумала я, кивнув самой себе.

Только в середине собрания я набралась смелости встать и сказать совету, что хочу присоединиться к миссии.

-Ну конечно же, ты идешь, — сказала Тессия, — поэтому я и привела тебя.

— Ты в этом уверена? — спросил меня Кертис, его шоколадно-карие глаза изучали мое лицо. Внезапно мой желудок наполнился бабочками. Почему он должен быть таким чертовски привлекательным…

Я собралась с духом и ответила на пронизывающий взгляд Кертиса, стараясь казаться взрослой и храброй, когда сказала: «Я прошла частную подготовку у лучших воинов и магов Дикатена и сражалась у Стены, когда орда напала. Я готова помочь!»

Кэтилин уставилась на меня с тем непроницаемым выражением, которое у нее всегда было. Мадам Астера разглядывала меня с обезоруживающей, почти глупой улыбкой на лице. Хелен одарила меня почтительной улыбкой.

Вирион только кивнул, выглядя еще более усталым, чем в начале встречи. «Так тому и быть. Но ты должна уведомить об этом своей матери».

Остальная часть встречи прошла быстро, в то время как я изо всех сил старалась не отставать от разговора. Они решили, кто будет частью штурмовой группы: Тессия, Кэтилин, Кертис, Хелен и около дюжины других отборных солдат, и начали планировать западню, чтобы застать алакрийских солдат, сопровождающих пленников, врасплох.

Ближе к концу заседания совета заговорила Катильн, которая была почти так же молчалива, как и я: «Коммандер Вирион, возможно, я что-то упустила, но даже если мы сможем безупречно выполнить этот план, я не понимаю, как мы сможем вернуть столько беженцев сразу».

Вирион откинулся назад, критически оглядывая Кэтилин. «Мы… изучали медальоны, пытаясь расширить их потенциал, и, я думаю, что мы обнаружили… — Вирион замолчал в несвойственной ему нерешительности. — Ну, мы еще ничего не проверили, но к тому времени, как пленников перевезут, у вас будет возможность вернуть их обратно. Я обещаю».

***

Когда собрание закончилось, я встала из-за стола, чтобы уйти, но Вирион жестом остановил меня. «Элли, на пару слов, пожалуйста».

Я уставилась на него, не зная, что ответить. Что ему от меня нужно? Остальные, казалось, тоже были застигнуты врасплох.

Генерал Байрон застыл на полпути от своего места и посмотрел на Вириона, но старый эльф лишь слегка покачал головой, и Байрон, выпрямившись, занялся тем, что помогал мадам Астере подняться со своего места.

Проходя мимо, Хелен похлопала меня по плечу и гордо улыбнулась. «Мы должны углубиться в туннели и поохотиться на пещерных крыс, прежде чем ты уйдешь. Это было бы хорошей практикой».

Я нервно улыбнулась и кивнула.

— Хочешь, я подожду тебя снаружи? — спросила Тессия. Кертис незаметно задержался у нее за спиной, словно хотел с ней поговорить.

— Нет, — ответила я, — спасибо, со мной все будет в порядке.

Не зная, сесть ли мне обратно или остаться стоять, я неловко прислонилась к столу, делая вид, что изучаю карту Дикатена, в то время как остальные члены совета медленно выходили из комнаты.

Вирион подождал, пока мы останемся одни. Он открыл было рот, чтобы отдать приказ, но потом посмотрел на меня, по-настоящему посмотрел, и выражение его лица смягчилось. «Ты сегодня хорошо держалась. Твой брат гордился бы тем, какой сильной девушкой ты стала».

Я неловко заерзала не зная, что сказать.

— Я так же рад видеть вас с Тессией вместе. Знаешь, это хорошо, когда есть кто-то, кто понимает, что ты пережила.

После того как я все еще ничего не ответила, он кашлянул и сказал: «Хорошо, буду благодарен тебе за помощь в одном деле. Это несколько деликатно, но я считаю, что ты идеально подходишь для этой задачи».

Он посмотрел на меня выжидательно, и я сказала: «Да, конечно. Все, что вам нужно, Коммандор Вирион».

Вирион вздохнул, так, будто кто-то позволил ему выпустить воздух, когда он расположился в кресле. «Я бы хотел, чтобы ты поехала к Ринии. Посмотрим, что она скажет о нашей миссии. Не нужно хитрить, она поймет, зачем ты пришла».

Я знала, что Вирион и Риния поссорились после переезда в подземное убежище. Она сказала мне об этом, не вдаваясь в подробности.

— Конечно. Вы хотите, чтобы я спросила что–то конкретное?»

— Просто посмотри, что она скажет. Вот и все. — Командир отпустил меня взмахом руки и снова уставился на тактическую карту.

Я вышла из комнаты и направилась обратно по коридору к выходу, но эльфийский мужчина, стоявший на страже, шагнул ко мне, вынуждая остановиться.

— Ох, чем я могу вам помочь? — спросила я, защищаясь, хоть и не была уверена, почему он заставил меня нервничать. После многочасового прослушивания планов и стратегий мой мозг превратился в кашу.

Эльф, Альбольд, поднял руки, давая понять, что не желает мне зла. «Прости, Элли… Элеонора. Я знаю, что мы никогда по-настоящему не разговаривали, но я просто хотел выразить тебе свои соболезнования. Об Артуре. Я встречался и даже разговаривал с ним раньше, когда он был еще ребенком… — Альбольд провел рукой по волосам и неловко улыбнулся. — Простите, это трудно».

Во мне вспыхнула досада. Я попыталась подавить ее, но после попытки Вириона проявить дедушкину доброту мои чувства были немного натянуты. — Спасибо, — сухо сказала я, не глядя в глаза Альбольду. Протиснувшись мимо эльфа, я оттолкнула кожаный занавес и практически сбежала вниз по нескольким ступеням, которые вели в городскую ратушу.

Стиснув зубы, я побежала по узким улочкам, выбирая самый быстрый путь назад к нашему убежищу.

«Почему все думают, что я хочу услышать их глупые соболезнования?» — подумала я. Я знала, что они хотели как лучше и что было бы по–детски отталкивать их доброту, конечно, я знала это, но в тот момент мне казалось, что они просто наступают на мою больную мозоль, не давая ей зажить.

Потом я подумала об эльфах, которых держали в плену в Эленуаре, и задалась вопросом, сколько из них были родственниками и друзьями Альбольда? Потерял ли он на войне братьев и сестер? Отца? Я не знала, потому что вместо того, чтобы слушать его, я вела себя как маленький ребенок и убежала.

Ты больше не маленький ребенок, Элли. Ты не должна так вести себя.

Я заставила себя замедлить шаг и вытереть слезы с глаз. Я спокойно пошла домой, взяла Бу и направилась в туннели к Ринии.