Глава 311. От лица Элли. По его стопам

Дорога в Эйдельхольм прошла быстро, хоть и заняла около двух полных дней.

В основном мы перемещались молча. Тессии и Альбольду пришлось замедлить шаг, осторожно ведя нас по окраинам Элшира. Труднее всего пришлось Хорнфелсу и Скарну, они не были лесными жителями и очень мало времени проводили на поверхности. Они ненавидели туман так же сильно, как я ненавидела наступать в лужи грязи… что случалось часто.

Бу и Граудер чувствовали себя как дома. Мы позволили им двигаться в своем собственном темпе, они иногда бросались вперед, пробираясь сквозь чащу, как пара диких зверей, а иногда задерживались позади, чтобы покопаться в мягкой почве или понюхать след какого-нибудь зверя маны. Но я не беспокоилась за них. Я знала, что Бу всегда сможет найти путь ко мне.

Хотя мы были насторожены, Тессия и Альбольд совсем не беспокоились, что алакрийцы ищут нас в лесу. Они ожидали, что мы будем в Эйдельхольме до того, как караван пленников объявят пропавшим, а еще алакрийцы не могли достаточно хорошо ориентироваться в Эльшире, чтобы иметь эффективные патрули.

Когда мы все же разговаривали, то в основном обсуждали оптимальные пути, по которым нам следует разведать местность, чтобы не быть обнаруженными. Хотя ни у Альбольда, ни у Тессии не было карты, оба знали местность достаточно хорошо, чтобы иметь хорошее представление о том, когда мы доберемся до эльфийской деревни.

Следы алакрийцев были повсюду в окрестностях Эйдельхольма.

Первым был труп эльфа, лежащий лицом вниз под умирающем деревом. Дыра размером с яблоко была прожжена насквозь и в нем, и в дереве.

Я не отрывала взгляда от этого зрелища, несмотря на желание отвернуться и блевать. Это было что–то, к чему я должна была привыкнуть.

Альбольд склонился над трупом, его обычно веселого выражения лица и в помине не было. «Скорее всего, он пытался бежать».

Молча соглашаясь, мы не стали задерживаться, чтобы тщательней это расследовать.

Мы замедлили шаг, приближаясь к деревне, двигаясь осторожно на случай, если наткнемся в лесу на алакрийцев. По мере того как мы приближались, стук топоров по деревьям становился все громче и громче.

Тессия подняла сжатый кулак, мы все замерли и напряглись. Она наклонилась ко мне и указала вперед. Туман рассеялся, но деревья все еще были достаточно густыми, чтобы ограничить поле моего зрения. Используя ману, я усилила свое зрение, чтобы попытаться увидеть то, на что указывала Тессия. Там я не увидела ни движения, ни врага. Только деревья, и солнечный свет, сияющий на коричневой земле за ними.

Затем зрение вернулось в норму. Там, где светило солнце, лес просто кончался. Мы снова поползли вперед, пока не оказались на краю леса. Алакрийцы вырубили все деревья вокруг Эйдельхольма, бесчисленное количество деревьев. Большое поле вырубленного леса лежало между нами и печальной серой деревней.

Я была уверена, что когда-то эльфийская деревня была очень красивой. Теперь же переплетенная ветвями древесина, составляющая структуру зданий, казалась высохшей и мертвой, а зеленые крыши стали коричневыми, как опавшие листья.

Я могла увидеть место где множество домов на окраине деревни были сожжены. Несколько квадратных строений, с минимальным дизайном, были построены на их месте. Так же можно было увидеть горстку алакрийских мужчин и женщин, которые занимались обычными повседневными делами, такими как таскание ведер с водой или охапок дров.

Слева от меня стояла Тессия. Сжатые челюсти и наклон тела делали ее похожей на хищницу. Она была так напряжена, что я практически видела, как она дрожит, словно серебристый ягуар, поджидающий свою добычу.

Я была не одна, кто это заметил.

— Давайте найдем какое-нибудь укрытие, чтобы дождаться ночи, — сказал Кертис, подходя к Тессии.

— Нет, — односложно ответила Тессия. — Нам нужно хорошенько рассмотреть деревню при свете. Альбольд, вы с Кертисом сделайте круг на запад. Мы с Элли пойдем на восток. Кейтилин, Скарн и Хорнфелс, вы трое возьмете зверей маны и найдете какое-нибудь укрытие, которое мы сможем использовать в качестве оперативной базы.

Кертис, должно быть, заметил растерянность вокруг. «Я смогу найти Граудера, когда мы вчетвером встретимся после нашего обхода, — объяснил он. — Мы всегда знаем, где другой».

Скарн сплюнул на землю. «Не могу дождаться, когда покончу с этим походной ерундой. Ну же, великие звери, вы идете с нами». — Последние слова были адресованы Граудеру и Бу, которые нерешительно посмотрели на нас с Кертисом.

— Я скоро вернусь, Граудер, — сказал Кертис, тепло улыбнувшись своей «связи», мировому льву.

Я провела рукой по шерсти Бу, затем почесала его за подбородком. Он посмотрел на меня так, словно говоря, что хотел остаться рядом со мной. Улыбнувшись, я потрепала его по носу. «Ты останешься с Граудером, глупышка. Мы скоро вернемся».

Кертис обнял сестру, и через его плечо она бросила на меня смущенный взгляд, отчего я отвернулась, скрывая улыбку.

Тессия обратилась к гномам: «Спасибо вам за то, что вы здесь, друзья. Эльфийский народ в большом долгу перед вами».

Скарн только хмыкнул, но Хорнфелс отвесил Тессии легкий поклон. «Теперь это наш общий бой. Мы со Скарном надеемся, что когда-нибудь сможем освободить наших сородичей от ядовитых идей покойных короля и королевы Грейсандеров. Но до тех пор мы будем доставлять наши сапоги до алакрийских задниц, где только сможем их найти».

Тессия поклонилась в ответ и перевела на меня свои бирюзовые глаза. «Готова, напарница?»

Напарница…

Это было необычно, слышать от нее такие слова. Мы так далеко зашли вместе с того первого напряженного разговора в подземном городе после исчезновения Артура. Прошлая я, скорее всего, убила бы настоящую меня за то, что подумала об этом, но теперь я вроде как восхищаюсь Тессией. Она также была одной из немногих людей, которые видели во мне… меня. И Тессия была той, кто настояла на моем участии, чтобы у меня появился шанс помочь нашим людям.

С глубоким вздохом, я потянулась к ощущению глубоко внутри моего ядра и проявила первую фазу своей звериной воли. «Да, я готова».

Оглянувшись на Бу, который встал на задние лапы и помахал большой лапой, выглядя таким печальным, каким я его никогда не видела, я отправилась вслед за Тессией.

Она вела нас на восток, всегда держась под прикрытием деревьев. Мы двигались медленно. Тессия осматривала деревню, а я высматривала в лесу любую угрозу, особенно алакрийских солдат.

Мы не двигались больше десяти минут, после того как я остановила Тессию, уловив запах чего-то знакомого. Мы обе упали на живот, используя заросли, чтобы спрятаться как можно лучше, пока я искала источник запаха.

— Там, — сказала я, указывая на запад.

Молодая эльфийка вышла из-за большого дерева менее чем в двадцати футах. На сгибе руки она несла плетеную корзину. Ее светлые волосы были коротко подстрижены, обнажая красные пятна и синяки на шее сбоку и сзади. Она шла, слегка прихрамывая.

Я был удивлена, увидев, что она не была закована в цепи или наручники. Вероятно, есть и другие, менее очевидные способы связать кого-то, подумала я, мысленно возвращаясь к родителям Тессии, покойным королю и королеве эльфов. Алакрийцы хороши в таких вещах.

Далекие крики и треск падающего дерева заставили девушку остановиться. Она с грустью посмотрела в ту сторону, откуда доносился шум, и двинулась дальше.

Тессия сделала шаг к эльфийке, но остановилась. Похоже, мы обе хотели ей помочь, но сейчас было еще не время. Мы с Тессией подождали, пока прихрамывающая эльфийка покинет лес и выйдет на свет, где она неуклюже побежала обратно к деревне.

После этого мы поползли еще осторожнее, в основном следя за деревней, но мой усиленный слух и обоняние были направлены на лес, остерегаясь любого приближения. Мы прошли чуть больше половины пути вокруг деревни, прежде чем мне пришлось отозвать свою звериную волю, чтобы отдохнуть.

Вскоре после этого Тессия напряглась, а затем ткнула большим пальцем вниз, давая знак упасть на землю. Мы обе нырнули за большой ягодный куст.

Я ничего не видела, поэтому внимательно следила за лицом Тессии на случай, если мне вдруг понадобится вызвать стрелу, но через несколько долгих секунд она расслабилась и встала. Я нерешительно последовала ее примеру, держа лук наготове.

Альбольд вышел из-за стоящих неподалеку двух деревьев, где он ждал нас рядом с Кертисом, я облегченно вздохнула.

— Кажется, на этой стороне все спокойно, — тихо сказала Тессия, махнув рукой. — Пока никаких признаков того, где они держат пленников. — У вас?

Альбольд кивнул с напряженным лицом. «На окраине города сооружены самодельные клетки, чуть больше псарни. Там по меньшей мере пара сотен пленных. Я насчитал тринадцать охранников».

— Но только три мага, — добавил Кертис. — Остальные были обычными солдатами, неукрашенными, как они их называют.

Тессия задумчиво потянула себя за выбившуюся прядь волос. «Ладно, вы двое завершите свой обход, взгляните на эту сторону деревни. Мы с Элли сами взглянем на пленников».

— На той стороне города тоже работает большая лесозаготовительная бригада. Нам пришлось уйти подальше в лес, чтобы избежать встречи с ними, — подметил Альбольд.

Тессия понимающе кивнула, мы попрощались и снова разделились.

Когда мы обогнули дальнюю часть деревни, непрерывный стук топоров по дереву стал громче, и, как и сказал Альбольд, мы увидели группу мужчин и женщин, работавших, чтобы валить, рубить и уносить древесину. Первое, что я заметила, это то, что все рабочие были алакрийцами. На самом деле, эльфов, помогающих с лесозаготовками, вообще не было.

Мы присели за естественно упавшим деревом в паре сотен футов от ближайшего алакрийца, наблюдая за их работой.

— Даже под угрозой смерти мои люди не стали бы рубить деревья, — прошептала Тессия, отвечая на мой незаданный вопрос.

Не говоря больше ни слова, она углубилась в лес, оставив рабочих далеко позади. После этого нам не потребовалось много времени, чтобы обнаружить, что в грубо сколоченных клетках содержались эльфы, как животные, готовые к разделке.

Трудно было поверить, что кто-то может долго выживать в таких ужасных условиях. Почти все эльфы стояли, их тела давили друг на друга. У них было пространство, которого ровно хватало на то, чтобы за раз несколько человек могли лечь в этих тесных клетках. Эльфы выглядели бледными и худыми, их грязная кожа слишком туго обтягивала их лица, придавая им жуткий, скелетообразный вид.

Клетки были сделаны из дерева, но представляли собой лишь грубо сколоченные рамы, соединенные узкими досками. На мгновение я задумалась, почему эльфы не попытались вырваться, но потом поняла, что они, вероятно, настолько устали и ослабели, что у них даже не было сил сломать деревянные планки, не говоря уже о том, чтобы убежать от стражи.

Мой взгляд упал на эльфа, прижатого к стене одной из клеток. Он неестественно ссутулился, глаза его были открытыми и остекленелыми. Я не могла больше смотреть на его тело, оставленное гнить рядом с его собственной семьей.

Животные, сердито подумала я. Мои пальцы дрожали, зудя послать стрелы маны, в охранников прямо здесь и сейчас.

Голос в глубине моего сознания, похожий на голос Артура, сказал мне, что я думаю как ребенок. Это напомнило мне, что мы здесь всего лишь разведчики. Однако, глядя на этих пленников, я сомневалась, что их хватит на долго.

Двое охранников играли в какую-то настольную игру, сидя за импровизированным столом, сделанным из пня. Я закрыла глаза и активировала свою звериную волю, чтобы услышать, что они говорят.

— …устал от вони. Нянчиться с кучкой немытых, полумертвых эльфов — это не то, что я имел в виду, когда они сказали нам, что мы захватим это место, понимаешь?

— И это ты мне говоришь? Еще с этим Билалом, ошивающимся вокруг и все время сверлящим нас взглядом. Он еще хуже, чем Джагретт, а даже она была ужасна. Ты собираешься сделать свой ход или как?

— Я думаю, я думаю. Но да, ты прав. В любом случае, я не понимаю, зачем нам нужен этот чертов гонорар за эту должность. Моя младшая сестра могла бы сама охранять этих эльфов. Это все из-за крови Мильвье, я уверен. Трусы. Как они вообще заработали статус высокородных, я бы…

Но я на мгновение потеряла нить разговора, так как моя голова гудела. Джагретт, где я слышала это имя раньше?

Я повернулся к Тессии, чтобы спросить ее, но она подняла руку.

Не прошло и секунды, как холодок пробежал по моей спине, мои звериные чувства уловили смертельную ауру, которая пахла еще хуже, чем гниющие трупы поблизости.

Из прохода между двумя зданиями вышел человек и направился к стражникам. Он был похож на ходячий скелет. Его лицо было бледным и опухшим, а глаза такими запавшими и темными, что казались пустыми дырами. Плоские зеленоватые волосы, похожие на мертвую морскую траву, прилипли ко лбу и щекам. Он был высоким и неуклюже худым, с острыми паукообразными конечностями, которые подчеркивала его прозрачная черная мантия мага.

На спине у его мантии был вырез, открывающий ряд темных татуировок, выделяющихся на фоне белой плоти. Его позвоночник и ребра были четко очерчены, их серые тени пересекали резко очерченные чернилами линии так, что я находила их грубыми… практически нечеловеческими.

Человек бесшумно обошел клетки, затем внезапно остановился, прямо за пределами вольера с мертвым эльфом, прижатым к прутьям. Он повернулся и посмотрел на одного из охранников, толстогрудого мужчину с черной бородой. Остальные стражники стояли поодаль.

— Что здесь произошло? — спросил бледный человек у старшего охранника. — Ранняя казнь?

— Н-нет, сэр. Они не в добром здравии. Некоторые умерли от… от слабости.

— Разве это не твоя работа — охранять их, солдат? Казни будут довольно неинтересны, если большинство из них уже умерли от их… слабости. — Мужчина, казалось, слегка развеселился, сказав это, но бородатый стражник опустился на одно колено и поклонился.

— Конечно, Билал. Мы позаботимся о том, чтобы остальные выжили и были убиты в надлежащее время.

Бледный человек уставился на затылок стражника. «Просто заставь их дышать еще день или два». — Он отвернулся от стражника, всматриваясь в деревья.

Я застыла. Он никак не мог знать, что мы тут, но все еще…

Действовать должна была Тессия, выпустившая мягкий порыв ветра в древесного грызуна, рядом сидевшего на низко свисающей ветке.

Крошечный зверь маны, удивленный, спрыгнул со своей ветки, привлекая взгляд человека в бледном одеянии туда, куда он убежал.

— Этот проклятый лес, — выругался Билал, качая головой.

Усмехнувшись, он повернулся, чтобы уйти, но вдруг снова остановился. Он помахал бородатому стражнику, а затем, низким и болезненным голосом, сказал: «Выбери одного или двух самых живых эльфов и отправь их в мою обитель, хорошо?»

Стражник побледнел, сморщив нос от отвращения, но быстро заверил приближенного, что сделает это.

Тессия молча схватила меня за руку, привлекая мое внимание, и кивнула в сторону леса. Пора было уходить.

Мы прокрадывались в сторону от деревни, двигаясь глубже под прикрытием густых ветвей, затем развернулись и быстро направились вокруг деревни к месту нашей встречи с Альбольдом и Кертисом.

Когда мы нашли остальных, Альбольд и Кертис обеспокоенно высматривали нас.

Кертис быстро подошел к Тессии. «Вы в порядке? Мы волновались, когда вас не было…»

— Да, — быстро ответила Тессия. — Мы не торопились к клеткам заключенных. — Элли, что ты слышала?

Я пересказала все, что слышала. Остальные молчали, когда я закончила.

Наконец, с каменным, как у статуи, лицом Тессия повернулась и пошла на юг, в лес. «Давай найдем наших спутников. Кертис, ты поведешь нас».

Я взглянула на Кертиса, он улыбнулся и подмигнул мне. «Ты еще не жалеешь, что пошла с нами?»

— Вовсе нет, — сказала я, выдавив улыбку, которая исчезла, как только Кертис повернулся, последовав за Тессией.

Мы шли больше получаса, прежде чем нашли Граудера и Бу. Они лежали рядом на маленьком солнечном пятне в центре поляны. Кейтилин и Землерожденных с ними не было.

Бу вскочил на ноги и неуклюже направился ко мне. Моя «связь» заурчала всей своей грудью и толкнула меня так, что я чуть не упала назад.

Я рассмеялась и обняла руками его шею. «Я тоже рада тебя видеть, Бу».

Граудер, который, должно быть, знал, что Кертис возвращается, только поднял свою огромную голову, слегка покачал ею, так что его золотистая грива развевалась, как пшеница на солнечном поле, и снова задремал.

— Где… — начала я, но была прервана скрежетом камня.

Сразу за тем местом, где все еще бездельничал Граудер, земля сдвинулась, сворачиваясь, открывая земляной туннель. Скарн и Хорнфелс стояли внутри.

— За вами ведь не следили? — проворчал Скарн, глядя мимо нашей группы на деревья.

— Они у нас на хвосте! — ахнул Кертис, широко раскрыв глаза. — Быстро, все внутрь.

Я хихикнула над плохой шуткой красивого принца. Губы Тессии изогнулись в кривой усмешке, а Хорнфелс громко рассмеялся, но Скарн только еще больше нахмурился.

Гном сплюнул на землю. «Тогда внутрь. Мы не смогли найти подходящее укрытие, поэтому сделали его».

Заинтригованная, я последовала за гномами вниз по земляному спуску в пещеру с гладкими стенами, которая была около двадцати футов в длину и ширину и, возможно, восемь футов в высоту. Горстка осветительных артефактов, светящихся камней вроде тех, что мы использовали в подземном городе, была расставлена вокруг комнаты, чтобы обеспечить освещение.

Простой набор стульев и стол были вылеплены из земли в центре комнаты, и семь низких кроватей были придвинуты к стенам. Я плюхнулась на одну из них и удивилась, насколько она была мягкой. Дальний конец маленькой пещеры был оставлен открытым для зверей маны.

— Это довольно неплохо, — отметила я, одобрительно кивая Землерожденным.

Хорнфелс просиял. «Кровати были моей идеей».

Скарн хмыкнул и закатил глаза, когда остальные вошли. Тессия осмотрела пещеру, а Кертис одобрительно присвистнул. Однако Альбольду, казалось, было не по себе.

— Ненавижу быть под землей, — пробормотал он.

Как только все вошли, Скарн использовал ману, чтобы снова закрыть вход, полностью скрыв нас. Бу и Граудер протолкались сквозь толпу и уселись в дальнем конце пещеры. Их присутствие заставляло пространство казаться намного меньше, чем всего несколько минут назад.

— Теперь, когда вы все закончили свой тур по нашей скромной обители, можем ли мы иметь честь узнать, какой новый кусочек ада ждет нас в деревне? — проворчал Скарн, усаживаясь за стол.

Тессия кивнула, садясь за стол. «Почти все как мы и ожидали…»

Кейтилин села напротив нее. «Почти все?»

Кертис и Альбольд обменялись понимающими взглядами, а гномы в замешательстве нахмурили брови.

После того, как все заняли свои места за столом, Тессия рассказала о том, что мы пережили, начиная с эльфийки, которую мы видели, и заканчивая разговором двух охранников и нашей встречей с Билалом.

— Массовая казнь… — сказал Хорнфелс, глубоко вздохнув.

— Вот тебе и наш план возвращения с большими силами, — усмехнулся Скарн.

После минутного напряженного молчания на ноги вскочил Кертис. «Мы не можем оставить этих людей здесь».

Все повернули головы к багряноволосому принцу, в удивлении.

— Как выглядят вражеские силы? — спросила Кейтилин.

Решительный взгляд ее брата дрогнул, когда Альбольд ответил: «Не так уж много магов на их стороне, но…»

— Там есть приближенный, — просто сказала Тессия.

— Ну, вот и все, — пожал плечами Скарн. — Предлагаю нам сразу телепортироваться обратно в убежище, мы… ай! — Скарн сердито посмотрел на брата, который только что топнул ногой под столом.

— Мой брат имеет в виду, — сказал Хорнфелс, выглядя гораздо серьезнее, чем обычно, — что, как бы мы ни хотели помочь этим людям, возможно, нам следует оценить наши способности. Кто-нибудь здесь когда-нибудь сталкивался с приближенным? — Гном провел взглядом по лицам вокруг стола, потом повернулся и посмотрел на меня.

Я покачала головой, как и остальные. Я ожидала, что Тессия начнет спорить, но заговорила Кейтилин.

Повернувшись к нашему лидеру, ледяная ведьма спросила: «Каковы твои шансы против приближенного?»

Тессия на мгновение задумалась, прежде чем ее лазурные глаза снова остановились на Кейтилин. «В худшем — патовая ситуация. В лучшем — победа с минимальным преимуществом.

Скарн одобрительно присвистнул, в то время как остальные обменялись воодушевленными взглядами.

— У нас есть пять магов серебряного ядра, — сказал Кертис с уверенной улыбкой. — Мы можем это сделать!

Кейтилин кивнула, потирая подбородок. «И если бы в убежище было больше магов воды и растений, это очень помогло бы нашим поселениям распространится…»

— Кейтилин, мы спасаем их не для того, чтобы они приносили в наше убежище какую-то пользу, — строго сказала Тессия.

Бледное лицо ледяной ведьмы вспыхнуло красным. «Ты права. Мои извинения».

— Я не буду притворяться такой же сильной, как Артур, когда он победил Джагретт, но мне и не нужно быть такой, — серьезно сказала Тессия. — Я задержу Билала вместе с Альбодом, который будет удержать других стражей, достаточно долго, чтобы остальные из нас смогли захватить заключенных эльфов и отправить их обратно в убежище.

— Если ты в состоянии удержать приближенного в одиночку, почему бы нам не присоединиться к тебе и не прикончить этого ублюдка Билала в первую очередь? — спросил Скарн.

— Потому что это не просто битва один на один, как у Артура с Джагретт, — ответила Кейтилин. — Наш приоритет — вывести всех отсюда в целости и сохранности.

— Кейтилин права. Если мы все бросимся в погоню за приближенным, он может решить причинить вред пленникам. — Губы Тессии изогнулись в озорной улыбке. — Но если обезумевшая и эмоциональная принцесса эльфов штурмует деревню только с ее верным помощником для поддержки, сея хаос…

— Приближенный мигом прибежит. Он может даже не заметить, что его пленники ушли! — закончил Хорнфелс, щелкнув толстыми пальцами. — Мне нравится!

— Мне тоже! — Воскликнула я с вновь обретенной уверенностью.

Багряноволосый принц повернулся к двум эльфам и сказал с усмешкой: «Похоже, вам двоим придется попрактиковаться в актерском мастерстве».